ВОЕННОЙ РАЗВЕДКЕ 25. ПОВОД РЕВИЗИИ ЗАДАЧ

Украинская военная разведка 7 сентября отмечает свое 25-летие. Для становления подобной структуры промежуток времени небольшой. И в то же время отрезок, на котором уже отмечены и сумрачные времена, и героические эпизоды.

Созданная на фундаменте советского ГРУ ГШ, Главное управление разведки Министерства обороны Украины (ГУР МОУ) едва ли не с первых дней своего существования отказалось от амбиций советского времени, и в первую очередь, от глобализма и размаха деятельности. Было ли это логично в условиях крайней настороженности наиболее сильных игроков в отношении нового государства с третьим в мире ядерным потенциалом? Так или иначе, но финансирование ГУР МОУ не дотягивало даже до средних региональных амбиций. Однако нынешняя война России против Украины заметно перетасовала карты  намерений, что вынуждает всерьез говорить и о новых задачах военной разведки в условиях «гибридизации» пространства вокруг Украины.

Реальная жизнь разведки любой страны определяется уровнем осознания угроз. С некоторых пор угрозы Украине имеют четкое оформление, с тенденцией к всеобъемлющему охвату, использованию всех способов воздействия и всех возможных методов подрывной войны. В условиях, когда враждебная Россия с президентом-украинофобом во главе не собирается отступать от намерения уничтожить Украину как независимое, суверенное государство, а западный мир вполне устраивает буферная позиция Украины, поиск собственных внутренних резервов и изменение подходов к организации обороны становится единственно действующим предохранителем. И роль разведки тут переоценить вряд ли возможно.

Даже невооруженный взгляд наблюдателя дает основания говорить о векторах развития разведки. И, кстати, для ЦИАКР тема мониторинга деятельности военной разведки не нова. Изданная автором этих строк еще в 2011 году книга «Восточная стратегия», посвященная деятельности теперь уже вражеской военной разведки, ГРУ ГШ РФ, на территории Украины в 2005 – 2010 годах, содержит более чем достаточно свидетельств, что функции и задачи российской военной разведки давно и далеко вышли за скобки получения и анализа информации. Среди прочего, в книге зафиксировано завершение подготовки Кремля к войне против Украины, и роль ГРУ ГШ РФ в этом действе была если не доминирующей, то одной из ключевых. Кремль давно ставит военной разведке задачу тайного воздействия на высшие эшелоны власти других государств, вплоть до изменения структуры власти. Запомним эти слова.

 

«Ты помнишь, как все начиналось…»

«У разведчиков не бывает друзей» — это общий постулат для всех разведок мира. К счастью, им не пренебрегали в ГУР МОУ, когда началось его формирование и развитие. Но вот, что касается амбиций, они были стреножены многими факторами: легкомысленностью и наивностью отечественных политиков, давлением России и, как следствие, уровнем финансирования.

Первый руководитель ГУР МОУ Александр Скипальский, вспоминая о «внутреннем и внешнем противодействи» формированию структуры, говорит следующее: «Россия выказывала гнев и осуществляла серьезное давление, а руководство СБУ видело в ГУР МОУ потенциального конкурента, оттого первые годы украинской военной разведки были годами борьбы за выживание». Парадокс еще и в том, что основную конкуренцию СБУ и ГУР МОУ главная спецслужба усматривала прежде всего в контроле за экспортом оружия – сфере, где присутствие военной разведки представляется аксиомой. В качестве примера генерал Скипальский привел историю с законодательным обеспечением военных разведчиков: даже статус народного депутата Украины у начальника ГУР МОУ не позволил ему продвинуть до принятия парламентом проект Закона Украины «О разведывательных органах Украины». Хотя он сумел внести его на рассмотрение еще в 1995 году, Закон был принят только в 2001 году. По мнению генерала, «когда после «кассетного скандала» многие политики увидели вред от монополии одной спецслужбы».

Впрочем, первый начальник ГУР МОУ, отдавший много лет службе в военной контрразведке, сумел решить основной вопрос – кадровый. Хотя созданная им структура для отбора и подготовки персонала разведки потом еще многие годы шла к своему нынешнему виду — Военно-дипломатической академии имени Евгения Березняка, — уже с середины 90-х годов в ГУР МОУ стали приходить сугубо украинские кадры, отбираемые на учебу из лучших молодых офицеров ВСУ. Забегая вперед, отметим, что лишь годы спустя, ГУР МОУ решил еще более важную кадровую задачу – возможность привлечения на учебу и службу гражданских, включая женщин. Но стратегическая компонента военной разведки стала формироваться с 1992 года, вопреки противодействию Москвы и собственно украинских скептиков, утверждавших, что всю необходимую информацию Киев «будет получать от российского ГРУ».

Все же, если быть откровенным до конца, не будет преувеличением, что украинская военная разведка развилась скорее благодаря энтузиастам, а поддержка на высоком политическом уровне – увы, лишь эпизоды. Как кажется, один из таких – внимание к военной разведке со стороны тогдашнего секретаря Совбеза Владимира Горбулина, который при помощи вернувшегося из США Игоря Смешко сформировал в стране разведывательное сообществе, построенное по американской модели. Впрочем, очень скоро на идее был поставлен жирный крест…

 

«Создается впечатленье, что куклы пляшут сами по себе…»

Вопрос успешной деятельности разведывательных органов – это почти всегда вопрос восприятия личности их руководителей первым лицом государства. Сам успех деятельности военной разведки можно оценить разве что по принятым военно-политическим руководством (ВПР) страны решениям, а вот отсутствие решений всегда вешают на разведку в виде ярлыка, возвещающего провал. Классика жанра в Украине имела место.

Люди с «острова», как принято называть представителей ГУР МОУ честно признают, что вопрос начала российской войны и подготовки к ней – темное пятно в жизни ведомства. Не было на восточном направлении агентурных центров, как практически не было вовремя сформировано и самой агентуры. Но разве ГУР МОУ образца 2008-2010 гг. и конца 2013 года – одно и то же?! К примеру, автору достоверно известно, что о подготовке Россией аннексии Крыма непосредственно ГУР МОУ предупреждал ВПР еще в 2008 году. А в сентябре 2009 года, после того, как депутаты нижней палаты Госдумы РФ утвердили законопроект об использовании вооруженных сил за границей, включая «защиты граждан», военная разведка доложила главе государства о завершении Россией цикла подготовки к войне с Украиной. Ну и что?! Увы, в это время президент Ющенко был занят разборками с премьером Тимошенко. Да, срочно был издан указ о проверке боеготовности ВСУ, а украинская интеллигенция синхронно призвала США, Великобританию, Францию и Китай немедленно собрать международную конференцию для обеспечения реальных гарантий Украине… Но дальше – хуже. Став в 2010 году главой СБУ, Валерий Хорошковский вообще свернул работу по российскому направлению, а подписанием соглашения о возвращении сотрудников ФСБ в Крым фактически легализовал их подрывную работу и подготовку оккупации полуострова. Думаете, командиры на «острове» могли бы вести деятельность, не синхронизированную со взглядами хозяев на Банковой и Владимирской?!

Но даже в таких условиях «островитяне» порой демонстрировали незыблемую приверженность принципам. Самый громкий случай – самостоятельное оставление спецназом ГУР МОУ здания администрации Президента Украины в тяжелейший момент Революции Достоинства (кстати, насколько известно автору, без согласования с командиром отряда). Многие считают, что именно этот эпизод привел в итоге к решению Януковича спасаться бегством, ведь он рассматривал спецназ ГРУ в качестве своей личной охраны…

 

«Перекресток семи дорог»

Военные любят фразу  «Война все спишет». В нашем случае война просто все обнулила…

Надо отдать должное, ГУР МОУ начал работу в непростых условиях – формально не было законодательного обеспечения деятельности резидентур на оккупированной, но все-таки своей территории. Забегая вперед, скажем, что поправки к имеющемуся закону не приняты и поныне, хотя разведчики пошли обходным путем – подготовкой более основательно проекта Закона – «О разведывательной деятельности». Тем не менее, работа на востоке была развернута в кратчайшие сроки – ныне там действуют мощные агентурные узлы, а в самом учреждении на улице Электриков трудно отыскать офицера, не участвовавшего в боевых действиях по нейтрализации российского агрессора.

ГУР МОУ стала первой в стране структурой, предоставившей, а затем и опубликовавшей информацию не только о силах и средствах России на оккупированных территориях Украины, но и обширные данные о личном составе ВС РФ, введенных в Украину, включая личности командиров и особенности их биографий. Последнее имело весьма негативный резонанс в самой России, поскольку на деле выяснилось, что мало кто заинтересован стать публичным «героем» российско-украинской войны. В настоящее время военная разведка благодаря налаженной работе агентуры, использованию радиотехнических средств и снимков космических средств разведки предоставляет системную информацию о силах и средствах РФ в так называемой оперативной полосе от 30 км (приграничная зона) до 500 км (зона стратегического компонента).

Спецназ ГУР МОУ – отдельная страница, полная иллюстраций. Пока вспомним лишь то, что именно «островской» отряд спецназа был первым подразделением, ступившим на бетонку Донецкого аэропорта. Вообще же на счету этого, без преувеличения, легендарного подразделения десятки успешных операций, о деталях которых широкой общественности станет известно точно не в ближайшее время.

Но задачей статьи является вовсе не перечисление подвигов и достижений. Скорее, наоборот. Хочется обратить внимание на очевидные сигналы времени. А именно, истерия Москвы по поводу 26-й годовщины независимости и масштабная информационная война являются напоминанием, что развернутая Кремлем война на истощение будет продолжаться еще очень долго. Россия не только не свернула планы масштабного военного вторжения, но активно формирует повод для «развития военного успеха» и продвижения вглубь страны. Иначе на границе с Украиной с 2016 года не создавались бы новая общевойсковая армия и четыре мотострелковые дивизии. Уровень новых вооружений и военной техники в них доведен (по заверениям самих российских военных) до 58%, а в 2017 году этот показатель планируется увеличить до 62%. По-прежнему актуален сухопутный коридор в Крым, некоторые эксперты в качестве мишеней называют не только Мариуполь, но и Харьков. Акцентируя внимание на возможный рывок, без проведения дополнительной мобилизационной работы. Поводом для реализации сценария могут быть результаты подрывной войны внутри Украины, включая силовые акты и откровенный терроризм. Россия развернула работу «пятой колонны» по максимуму, причем перепрошивание сознания самих россиян достигло невиданных масштабов и темпов – войне с Украиной в РФ уже, пожалуй, не удивится никто. Кремль готовит демонтаж Украины как государства политическим, военным или смешанным путем. Истощенному и обозленному Путину нужны внешние победы. На фоне обострения риторики Москвы с ключевыми западными столицами соблазн использовать Украину как полигон для выяснения отношений весьма велик. Эти планы Москва может реализовать, а может не реализовать, и очень многое зависит от усилий самого Киева.

Многое можно говорить о том, что представляется важным, но не самым главным. Например, о развитии в ГУР МОУ такого весомого компонента как космическая разведка. Несмотря на то, что Украина является космической державой, она до сих пор не имеет своих собственных средств космической разведки и вынуждена покупать спутниковые снимки, или получать их по договоренности об обмене информацией. А ведь эти снимки наряду с трофеями могут стать в международных судах доказательствами лживости  Кремля – относительно пребывания на территории Украины российских военных и техники.

Безусловной задачей политиков и дипломатов является достижение высокого уровня информационного обмена со странами-членами НАТО, при котором Украина получала бы всю имеющуюся в альянсе картинку, а не ее незначительную часть. Взамен альянс получил бы более четкое представление о характере и масштабах, а также методах подрывной работы современной России.

Кстати, из семи оформленных Генштабом ВСУ направлений развития базовых военных технологий пятое – «развитие технологий разведки» прямо касается ГУР МОУ. А все остальные косвенно тоже в сфере компетенции военной разведки: «современные технологии защиты», «технологии поражения», «киберзащита и кибервоздействие», «восстановление вооружений и военной техники», «живучесть личного состава». И когда генерал Виктор Муженко говорит о том, что «эпоха массовых армий завершилась», то это одновременно означает и усиление каждой единицы армии, каждого военного специалиста. И усиление потенциала военной разведки.

Но наряду с задачами получения информации, по глубокому убеждению автора, должны стать задачи влияния и информационно-психологические операции. Это то, чего всегда боялись и не понимали отечественные генералы и политики. Это стратегический и филигранный уровень работы разведки, и он требует не только высокопрофессиональных кадров и куда большего финансирования, но и прежде всего амбиций ВПР. Участки «фронта» в Европе, на Американском континенте и в самой России не менее важны, чем в Донецкой и Луганской областях. Работа по воздействию на лидеров мнений Западного мира, от политиков и экспертов до журналистов и людей шоу-бизнеса – это, среди прочего, изменение сознания в отношении Украины, убеждение в том, что Украина для Запада – актив. И что у нас война, а не «украинский кризис» или «гражданский конфликт», как до сих вещают в той же штаб-квартире ОБСЕ. Именно в результате такой работы можно получить новые эффекты от военной помощи и передачи технологий для новых производств до поступательного формирования антипутинской коалиции.

Кстати, сами военные разведчики ратуют за то, чтобы Главное управление разведки Минобороны Украины нашло весомую нишу в системе военного управления государства. Зависит это от восприятия роли ведомства и его деятельности теми, кто ныне у штурвала государства.

 

Валентин Бадрак,

директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения

-->