ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛЯ БОЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ВООРУЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ

Локальные войны и вооруженные конфликты последних лет содержат в себе элементы обычных и гибридных войн, антитеррористических и международных операций по восстановлению мира и стабильности, военной интервенции и борьбы правительственных сил с разного рода полупартизанскими и повстанческими или террористическими группировками. Все они отличаются по своей природе, масштабам и интенсивности, но имеют общее измерение и предусматривают решение вопросов военным путем.

Анализируя эти войны и конфликты, эксперты усматривают в них целый ряд характерных особенностей, которые вполне могут быть присущи войнам будущего. Это касается как применения новых видов вооружений, так и обусловленной их появлением на поле боя новой тактики. Далее эти оценки материализуются в реальных программах модернизации и развития вооружений и военной техники (ВВТ).

В основу экспертных оценок и определения  направлений дальнейших изменений и развития в военной технике и тактике ее применения на поле боя положен анализ боевых действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах последних лет. Прежде всего, вооруженной агрессии РФ против Украины, военная фаза которой уже четвертый год продолжается на Донбассе. Обе стороны в основном используют классические образцы ВВТ, причем с августа 2014 г. авиация и высокоточное оружие здесь не применяются. Со стороны Украины это вынужденный шаг, обусловленный  технологическим превосходством агрессора, особенно на начальном этапе войны. В свою очередь, РФ, отрицая свою причастность к этой войне, не может использовать на территории Украины авиацию, высокоточное и стратегическое оружие.

При этом новые образцы ВВТ (танки, реактивная и ствольная артиллерия, БПЛА, системы ПВО, средства РЭБ, средства связи и т.д.) применяются  ограниченно. Существенно выросла роль всех видов разведки. Активно используются БПЛА, причем наряду с разведкой и корректировкой артиллерийского огня отмечены факты их применения для нанесения точечных ударов по стратегически важным объектам (склады боеприпасов ВСУ в Сватово и Балаклее). Широко используется минное оружие, причем не только на суше, но и на море, что вынуждает украинскую сторону адекватно реагировать и искать оптимальные способы решения вопроса.

Новым элементом, влияющим на обстановку, стали операции в киберпространстве. Кроме военных, кибератакам подвергаются объекты критической инфраструктуры Украины, причем это делается одновременно с активизацией военных действий и информационно-психологическими операциями.

Война с т.н. Исламским Государством (ИГ) на территории Сирии и Ирака также ведется с использованием обычных видов вооружения, однако здесь активно используется боевая авиация (США, РФ, Сирия и др.) и корабли ВМС (РФ и США). Последние решают как ударные, так и  оборонительные задачи, а также обеспечивают логистику (для РФ участие ВМФ имеет критическое значение).

Следует подчеркнуть, что важную роль играют разведка и действия сил специального назначения (США, РФ, Сирия, Турция), обеспечивающие эффективность боевых операций. Спецназ действует в интересах наземных сил, решая задачи глубинной разведки, наведения авиации и артиллерии или уничтожения важных целей и объектов в тылу противника.

РФ испытывает в Сирии новые виды ВВТ, высокоточных боеприпасов большой дальности, отрабатывает переброску войск на большие расстояния и логистическое обеспечение боевых действий в удаленных районах. Заодно Москва широко рекламирует образцы своих ВВТ, используемых в этой войне, в расчете на увеличение их экспорта.

В свою очередь, США не спешат снова вводить войска в Ирак и делают ставку на завершение войны руками союзников. Американское участие в войне против ИГ ограничено относительно безопасным применением авиации, разведывательных и ударных БПЛА, крылатых ракет и наземных сил поддержки, не вступающих в боевое соприкосновение с противником (за исключением действий спецназа).

Тем самым, американцы уже ведут против ИГ (и некоторых других противников) дистанционную войну и уже располагают в этом плане определенным практическим опытом. Располагая значительными ресурсами и современными технологиями, США будут и дальше развивать данное направление, добиваясь преимущества над своими будущими потенциальными оппонентами.

Боевые действия в Йемене, которые ведет коалиция арабских стран под неформальным верховенством Саудовской Аравии, представляют собой сочетание классических приемов ведения боя с элементами применения высокоточных боеприпасов, БПЛА, БР, современных средств ПВО-ПРО, действий сил специального назначения и боевых кораблей.

Здесь насыщенным современными ВВТ арабским армиям успешно противостоят полу партизанские соединения йеменских повстанцев, вооружаемые и поддержанные Ираном. По сути, это Иран руками повстанцев ведет прокси-войну против Саудовской Аравии, в т.ч. периодически подвергая ее территорию обстрелам  баллистическими ракетами собственного производства. Последние успешно перехватываются размещенными в этой стране американскими системами ПРО.

Также отмечены факты обстрела крылатыми ракетами кораблей коалиции у берегов Йемена. В этом районе, как минимум, дважды только в 2016 г. были безуспешно обстреляны ракетами корабли США и один раз – корвет ВМС ОАЭ (получил повреждения).

С военной точки зрения дистанционные боевые действия с использованием новейших систем вооружения еще не гарантируют победу в войне даже с менее сильным противником, использующим устаревшие ВВТ, к тому же, использующим тактику, разработанную для местных условий.

Поэтому для окончательной стабилизации обстановки требуется проведение наземной операции с привлечением значительных сил и средств. Именно такой вывод следует на основе анализа операций в  бывшей Югославии, Ираке, Афганистане и в других странах.  А с учетом ограниченности военных возможностей европейских стран, проведение наземной операции требует участия и поддержки США.

Таким образом, наблюдаемая уже сегодня активизация усилий западных союзников по восстановлению их военного потенциала вполне закономерна. А фактор российской угрозы только укрепляет эту тенденцию. Итак, какие качества и возможности сегодня развивают ведущие армии мира в первую очередь?

Прежде всего, нуждается в усилении и реорганизации вся система разведки и обмена разведданными между союзниками и партнерами. Так, вопреки наличию на Западе передовых систем разведки, весной 2014 г Россия сумела аннексировать Крым, использовав фактор внезапности, новую тактику и силы специального назначения.

Крымский опыт указывает и на важность развития соответственно оснащенных и подготовленных к подобным операциям аэромобильных и/или специальных войск, предназначенных для решения таких специфических задач, как захват или вывод из строя важных объектов, таких как узлы коммуникаций, аэродромы, штабы, системы управления и связи и т.д.

Эти войска должны иметь необходимые вооружение и индивидуальную экипировку, а также все необходимое для выполнения таких задач, включая силы огневой поддержки (артиллерия), боевую технику, средства обеспечения (самолеты, вертолеты, БПЛА, тактические транспортные средства, передовые системы передачи информации, связи и управления), а также логистическое обеспечение.

Армейские подразделения не в состоянии заменить силы специального назначения  и, тем более, сравниться в с ними в решении специальных задач. Для решения последних существует специальная тактика действий спецназа, не предусматривающая его участие в классических боевых действиях  с массированным использованием войск.

Основываясь на прогнозных оценках развития ВВТ, последних технологических достижениях, а также  потребностях вооруженных сил, ведущие страны Запада, а также Китай и РФ  сегодня делают ставку на создание новых систем вооружения (в т.ч. основанных на новых физических принципах), позволяющих вести войну дистанционно.

Прежде всего, речь идет о высокоточных боеприпасах, ракетно-артиллерийских системах повышенной дальности действия, беспилотных системах воздушного, наземного и морского базирования, баллистических и крылатых ракетах нового поколения, средствах осуществления кибератак.

Наряду с этим совершенствуются существующие образцы ВВТ. Правда, процесс идет достаточно медленно, особенно в части бронетехники в силу невысокого спроса в войсках и причин политико-экономического порядка. Но промышленность нуждается в новых заказах, особенно фирмы, производящие узкий сегмент вооружений (например: германская KMW, французская Nexter и другие.).

Одной из новинок в данной области в последние годы считается  российский танк Т-14 «Армата», прототип которого, не принятый пока на вооружение, используется в РФ для пропагандистских целей. Правда, несмотря на громкие заявления Кремля, главные усилия ВПК РФ направлены на менее затратную широкую модернизацию ВВТ предыдущего поколения.

В то же время, ряд государств, таких как Турция, Китай, Япония и  Южная Корея принимают на вооружение новые образцы бронетехники на замену устаревших образцов. Правда, здесь процесс замены техники идет не так быстро, как, например, в авиации, войсках ПВО-ПРО или в ВМС. Так, ВС Южной Кореи получили небольшую партию новых танков К2, а Японии – всего 20 машин типа  T-10.

Подход США заключается в намерении снизить расходы на содержание обычных ВВТ за счет модернизации и увеличения масштабов унификации основных боевых платформ. Так, модернизируются тактические ракеты, системы РСЗО, танки М-1 «Абрамс» получат новые программируемые боеприпасы, дополнительные средства бронезащиты и т.п.

В то же время, Франция и Великобритания сокращают тяжелую бронетехнику в пользу средних и легких платформ, а Германия активно восстанавливает свой танковый парк. Правда, новый франко-немецкий танк следует ожидать не ранее 2030 г.

Современная бронетехника, танки и БМП, представляют собой весьма эффективное и дорогостоящее вооружение, к тому же, подверженное риску  уничтожения противником. Поэтому активно развиваются различные средства защиты бронетехники. Одновременно с этим, несмотря на наличие широкого спектра  противотанковых систем, продолжается их совершенствование и создание  еще более эффективных и относительно дешевых аналогов.

Большинство экспертов считает, что танки по-прежнему останутся важным элементом взаимосвязанной и взаимообусловленной системы    современного поля боя.  Поэтому, неосторожный отказ от них в будущих программах развития ВВТ без учета  этого концептуального фактора чреват не только возможным экономическим проигрышем, но даже и  поражением тактико-технического порядка.

Артиллерия также уверенно сохраняет свои позиции на поле боя. Использование высокоточных боеприпасов позволяет существенно (до 30%) увеличить дальность боя орудий, а также добиться 50-кратного снижения расхода боеприпасов для поражения назначенных целей. Так,  всего 16  высокоточных 155-мм артиллерийских снарядов APR 155 соответствует использованию 800 обычных снарядов того же калибра.

К тому же, применение высокоточных артиллерийских (и минометных) боеприпасов с лазерным самонаведением сокращает время решения огневой задачи в 10-15 раз (!), повышая эффективность систем в боевых условиях, их живучесть и мобильность. Соответственно, упрощается логистика, что компенсирует более высокую стоимость высокоточных боеприпасов.

ВС США планируют принять на вооружение электромагнитные артиллерийские боеприпасы некинетического (неразрушающего) действия,  воздействующие на противника мощным электромагнитным импульсом. Эффектом этого может быть вывод из строя электронных систем, объектов критической инфраструктуры и систем связи.

Для этого предполагается использовать обычные артиллерийские снаряды, генерирующие в полете низкочастотные сигналы, выводящие в пределах траектории полета из строя цели. При этом в силу ограниченности района влияния по месту и времени они не будут влиять на работу собственных электронных средств. Секретные разработки в этой области проводятся также в странах Европы, РФ, Китае, Японии, Южной Корее и других.

В США, РФ, КНР, Индии и ряде других стран, наряду с развитием высокоточных боеприпасов  (в т.ч. с повышенной дальностью действия),  активно развиваются принципиально новые виды высокоэнергетического оружия (электромагнитные лазеры и электромагнитные или электротермические орудия), гиперзвуковые системы,  боевые роботы, боевые корабли и летательные аппараты нового поколения с высокими ТТХ.

В то же время, производство, а затем и поддержание в боеготовом состоянии большого числа систем вооружения также означает значительные расходы. Существует понимание того, что наряду с разработкой и принятием на вооружение новых видов ВВТ (с меньшими эксплуатационными расходами) следует разработать  и другие варианты снижения эксплуатационных расходов, позволяющие сохранять возможности вооружений  на существующем уровне или даже повышать их.

Снижению эксплуатационных расходов будут способствовать также автоматизация, роботизация и внедрение (пока в отдельных направлениях) элементов искусственного интеллекта. Особый интерес представляет комплексное использование БПЛА и роботов, действующих и взаимодействующих на границе  двух сред, воздушной и морской, позволяя получить им качественно новые боевые возможности.

Новейшие корабли или самолеты проектируются  с обеспечением высокого уровня автоматизации их эксплуатации. Это позволяет уменьшить численность экипажа и снизить расходы по ряду позиций (работа, подготовка, проживание, питание, обслуживание  и т.п.). Процесс собственно самой автоматизации развивается в направлении безэкипажного контроля  над работой соответствующих систем и устройств, где роль человеческого фактора ограничивается только принятием окончательного решения.

Это также относится к системам управления, где машина выдает все необходимые данные и варианты решений, а человек делает окончательный выбор. Следующим шагом будет массовое оснащение вооруженных сил целыми семействами роботов. В настоящее время это реализуется в логистических службах, позволяя снизить занятость личного состава в логистике (на одного военного боевого состава сегодня приходится 6-8 человек обслуживающего персонала).

Активно испытываются роботы в разведывательном и боевом вариантах (например, MQ-9 Reaper, взаимодействовавший с новейшим истребителем F-35A на учениях Red Flag 17-1, а также российский аналог «Вихрь»).

Очередные этапы изменений предусматривают предоставление роботам автономии (пока в ограниченном объеме). Со временем они должны будут самостоятельно адаптироваться к изменениям на поле боя, роль человека  ограничится по-прежнему принятием окончательного решения. Такая задача, например, решается в рамках программы создания автономных роев. Целью последней является повышение боевых возможностей и снижение эксплуатационных расходов путем создания разнородных групп и отрядов БПЛА.

Также развиваются такие программы, как футуристическая концепция «подпитки» малых беспилотников, предназначенных для выполнения конкретных боевых задач или роботов, оснащение которых и способ передвижения самостоятельно приспосабливаются к реакции на конкретную угрозу.

Автоматизация процесса эксплуатации также позволит уменьшить расходы и упорядочить весь цикл. Новые системы вооружения будут иметь  еще более продвинутые системы самодиагностики и саморегенерации. Роль человека ограничится  контролем и принятием решений.

Для обеспечения устойчивости систем вооружения различным формам угроз в виде РЭБ или кибератак им придается большая самостоятельность действий  с одновременной минимализацией зависимости от систем ISR, сетевых линий связи или систем глобального позиционирования (главным образом, GPS).

Разрабатываемая в США новая стратегическая концепция воздушно-морского сражения (air-sea battle concept) базируется на быстром завоевании инициативы путем завоевания преимущества в сферах C4ISR и наведения собственных систем. Ответом на вторжение будет эффективная оборона и быстрая реакция.

При этом пусковые установки  и прочее ударное вооружение агрессора будут уничтожаться практически в том же реальном отрезке времени, когда он вынудит обороняющуюся сторону применить силу. И пока одни системы будут отражать воздушное, ракетное или иное нападение, другие будут выводить из строя ударные силы противника  и даже наносить контрудары.

В свете изложенного, одним из приоритетов развития ВВС США является производство нового стратегического бомбардировщика малой заметности B-21 Raider, способного атаковать цели в любом регионе планеты, действуя с территории США. Самолет будет вооружен новой стратегической крылатой ракетой, в обеспечении беспилотных авиационных комплексов.

Несколько слов о динамичном развитии программ, связанных с обеспечением сетецентричности. В тесной связи с упомянутыми  выше боевыми системами это делает реальным и быстрым освещение обстановки на поле боя в любом измерении и, главное, позволит обеспечить упреждение намерений потенциального противника или по крайней мере максимальное осложнение его действий  и сохранение преимущества на тактическом или оперативно-тактическом уровне.

Все сказанное позволяет сделать следующие выводы: существующие сегодня виды обычных вооружений (танки, БМП, БТР, ствольная артиллерия, индивидуальное стрелковое вооружение и т.п.) по-прежнему остаются важными элементами оснащения современных армий. В то же время, их роль уже иная, чем это было всего полтора десятка лет назад. Они имеют большое значение в локальных конфликтах или конфликтах малой интенсивности, в то же время, в условиях глобального конфликта это вооружение будет относиться к третьей или даже четвертой категории.

Успешность применения обычных вооружений в значительной мере будет предопределяться степенью их взаимодействия и взаимосвязи на поле боя, эффективность применения оружия первой и второй категории (высокоточные системы повышенной дальности, ПВО-ПРО, C-RAM, боевых роботов, систем вооружения нового поколения  и тесно связанных с ними воздушных и морских носителей).

Потенциально возможное массированное применение различных систем ракетного оружия, кораблей и самолетов РФ или Китаем (в качестве потенциальных агрессоров), равно, как и Ираном, Северной Кореей в сочетании с ростом технологического уровня их вооружения или даже использованием ядерного оружия, вынуждает США и их союзников искать новые  эффективные ответные решения для противостояния этому.

К числу последних относятся системы вооружения нового поколения, боевые роботы, создаваемые, несмотря на сокращение средств, полная автоматизация процессов поиска любых данных и принятия решений, а также ответных действий в отношении реальной угрозы. Автоматизации подлежат и сами боевые системы, причем тенденция указывает на то, что будущее принадлежит полностью автономным системам.

Естественно, спрос определяет предложения, в зависимости от предполагаемого будущего театра военных действий и потребностей отдельных армий.  Но уже сегодня основные игроки международного рынка вооружений имеют в своем активе целый ряд передовых разработок, которые подтверждают сказанное выше и способны оказать решающее влияние на дальнейшую эволюцию поля боя.

Начало формы

Конец формы

Развитие квантовой связи, где сегодня лидирует Китай, дает совершенно новые возможности для влияния на современное поле боя. Благодаря особенностям квантового сигнала система считается полностью защищенной от перехвата или взлома. Соответственно, радиоперехват каналов связи в качестве средства разведки в случае широкого внедрения квантовых систем потеряет свое значение.

Другим фактором, способным оказать революционное влияние на эволюцию поля боя и сход военных конфликтов, может стать существенное расширение разведывательных возможностей боевых подразделений за счет использования напрямую разведывательных микро-спутников. В отличие от традиционных средств космической разведки, последние будут предоставлять информацию о конкретном объекте противника в реальном масштабе на уровне батальонного и ротного звена и ниже.

В 2017 г. США уже вывели на околоземную орбиту первый разведывательный микро-спутник и  в настоящее время проводят широкую программу экспериментов с ним, изучая потенциальные возможности использования в интересах армейских подразделений. После отработки необходимых практических мероприятий планируется перейти к массовому выводу в космос  дешевых микро-спутников.

Крупнейшие страны мира также активно работают над созданием гиперзвуковых систем доставки. Так, Китай в апреле с.г. осуществил уже 7-е успешное испытание гиперзвуковой боевой части DF-ZF (американское кодовое обозначение WU-14), предназначенной для оснащения БР среднего и большого радиуса действия.

Китай создает гиперзвуковые системы для преодоления ПРО США и поражения движущихся морских целей, таких как авианосцы. Важно отметить, что маневрирующая после входа в атмосферу гиперзвуковая БЧ способна развивать скорость свыше 10М, что значительно осложняет ее обнаружение и перехват средствами ПРО США.

Также в апреле с.г. подобные испытания провела РФ, где работают над созданием новой гиперзвуковой противокорабельной крылатой ракеты «Циркон». Ее экспериментальный образец во время одного из успешных испытаний достиг скорости порядка 8М. Ракету планируется принять на вооружение в 2025 г для оснащения перспективных атомных подводных лодок 5-го поколения.

Активно работает над созданием гиперзвуковой беспилотной космической платформы также Индия (как самостоятельно, так и совместно с РФ), успешно испытавшая несколько прототипов в 2016 – 17 гг. Основной ее целью является создание космического самолета многоразового использования для доставки на орбиту полезных грузов.

Опыт программы будет использован для создания в Индии перспективной гиперзвуковой крылатой ракеты, оснащенной принципиально новым двигателем типа scramjet.  Также Индия (совместно с РФ) разрабатывает гиперзвуковую КР Brahmos-II, способную развивать скорость М7.

Соответствующие разработки ведут также Европейское Космическое Агентство и США (совместно с Австралией), которые успешно испытали прототип образца на австралийском полигоне в июле с.г..

По оценкам экспертов, на сегодня в мире в принципе не существует средств противодействия гиперзвуковым ракетам. Считается, что подобные системы, возможно, будут созданы в будущем на основе энергетического оружия.

Китай также активно занимается разработкой ударных экранопланов, прежде всего, предназначенных в беспилотном режиме поражать американские авианосцы на большом удалении от берега. В отличие от крылатых ракет, небольшой экраноплан, приближающийся к цели на высоте несколько десятков сантиметров, практически невидим для корабельных РЛС.

В РФ начато проведение войсковых испытаний очередных образцов лазерного оружия. Там также ведутся работы по созданию таких видов оружия, как лазерное, акустическое, голографическое и кинетическое. По некоторым данным, они могут быть включены в разрабатываемую государственную программу развития ВС РФ  2018-2025 гг.

Работы над созданием лазерного оружия активно ведутся и в США, причем одна из разработанных систем уже принята на вооружение.

В США развернуты работы по созданию очередного поколения ракет-перехватчиков — Multi-Object Kill Vehicle (MOKV), с задачей гарантированного перехвата всех видов существующих перспективных баллистических ракет, в т.ч.  иранских, северокорейских, китайских и российских МБР Р-36М с 10 боеголовками. Технология предусматривает  перехват БР за пределами земной атмосферы, поражая одиночные и многозарядные БЧ с возможностью селекции целей.

В США также успешно прошла испытания миниатюрная кинетическая ракета-перехватчик (Miniature Hit-to-Kill, MHTK), созданная кампанией Lockheed Martin. Ракета предназначена для уничтожения атакующих ракет, артиллерийских снарядов и минометных мин (RAM) исключительно за сет кинетической энергии на дистанциях, превышающих возможности всех существующих и перспективных систем.

Актуальной остается проблема обнаружения и борьбы с БПЛА. Американский концерн Northrop Grumman разработал собственную систему обнаружения и уничтожения БПЛА с использованием в т.ч. обычных смартфонов и устройств для постановки помех импровизированным взрывным устройствам.

Новинкой является использование специальной аппликации MAUI (Mobile Application for UAS Identification) для мобильных телефонов с операционной системой Android для обнаружения дронов.

В России продолжается создание тяжелого ПБЛА «Альтаир» со стартовой массой свыше 7000 кг (включая полезную загрузку в 2000 кг) по заявке МО РФ «Альтус-М» (проектант — ОКБ им. М.П. Симонова, г.Казань). К настоящему времени изготовлены два прототипа, которые проходят летные испытания. Аппарат может непрерывно  находиться в воздухе 48 часов и преодолевать расстояния до 10000 км.

Еще одной новинкой можно считать разработку российской компанией Neurobotics интерфейса для  мысленного управления объектами. Система успешно испытана на малом БПЛА и считается очень перспективной.

Наконец, все ведущие страны мира активно работают над созданием средств маскировки войск и военной техники, в т.ч. за счет нанесения специальных поглощающих покрытий, маскировочной многофункциональной окраски и т.п. Сообщалось о создании концерном Ростех (РФ) специального радиопоглощающего покрытия, которое после нанесения на военную технику делает ее невидимой для средств электронной разведки и высокоточных боеприпасов противника в диапазонах 0,5 — 50 гГц.

В РФ начали поставлять подразделениям спецназа партии новых камуфляжных паст семейства «Туман-Р», предназначенных для защиты личного состава от обнаружения тепловизионной техникой в условиях плохой видимости и в темное время суток. Эффектом нанесения пасты на одежду или открытые части тела является 95% снижение тепловой сигнатуры человека, и таким образом, скрывает его от обнаружения тепловизионной аппаратурой.

Польская кампания Grupa Lubawa разработала систему многоспектрального модульного бронирования IMMA (Integrated Multispectral Modular Armour), состоящую из съемных сменных модулей, приспособленных к защите конкретного типа техники. Последние имеют два слоя — баллистический и маскировочный, что обеспечивает защиту за счет повышения скрытности и поражения машины противником, наличие композитной брони повышает уровень баллистической защиты. Маскировочные панели также на 85% уменьшают величину теплового поля и снижают величину радиолокационного поля.

Большие изменения претерпевает и военно-морское измерение поля боя, включая борьбу с минной опасностью, которая выходит на первый план, в т.ч. в акватории Азовского моря. В этом плане представляют интерес следующие разработки ведущих мировых производителей специальной и морской техники.

Так, французскими компаниями Airbus Helicopters и DCNS в рамках программы SDAM (Systeme de Drones Aériens de la Marine), по заказу ВМФ Франции совместно разрабатывается проект будущего морского БПЛА – беспилотного вертолета VSR 700. Для повышения эффективности он будет интегрирован с корабельными системами управления боевыми действиями (АСУБД).

Во Франции в рамках программы ESPADON созданы два беспилотных автономных подводных аппарата, которые могут дистанционно применяться с борта также дистанционно управляемой надводной платформы. Это часть более масштабной французской программы создания противоминных систем нового поколения SLAMF (Système de Lutte Anti-Mines Futur). Благодаря новым аппаратам, противоминные операции могут проводиться в полном объеме без привлечения специализированных  кораблей.

Французская промышленная группа ECA разработала систему связи DRONECOM, связывающую надводные и подводные дистанционно управляемые беспилотные аппараты между собой и корабельными или береговыми пунктами управления. Таким образом, значительно возрастают возможности использования беспилотных систем за пределами радиогоризонта и акустической дальности.

Для расширения горизонта радио- и акустической святи ECA предлагает использовать БПЛА-ретранслятор вертикального старта собственной конструкции  IT180, оснащенный средствами быстрой связи с подводными аппаратами. БПЛА транслирует полученные данные на пункт управления (берег или корабль) в реальном времени с возможностью срочной интерпретации и при необходимости, коррекции текущей задачи для подводного дрона, например, для изменения его позиции или передачи команды на уничтожение уже найденных мин и т.д.

БПЛА оснащен компактной ГАС святи, работающей на высоких акустических частотах. Ее антенна опускается в воду и таким образом создает сеть взаимодействия с одним или несколькими подводными аппаратами (трансмиссия акустических данных).

А зарегистрированная в США фирма InnoCorp разработала проект беспилотника SubMurres, способного действовать как под водой, так и в воздухе. Аппарат может запускаться с любой платформы, а также с берега и соответственно, возвращаться туда после выполнения задачи.

Американский концерн Northrop Grumman разработал по заказу ВМФ США лазерную вертолетную систему обнаружения морских мин всех существующих типов AN/AES-1 ALMDS (Airborne Laser Mine Detection System). Это первая в своем роде противоминная система, позволяющая быстро проводить минную разведку морских акваторий и фарватеров.

Концерн Lockheed Martin разработал беспилотный комплекс оригинальной конструкции, представляющий собой автономный подводный аппарат Marlin MK2 AUV, в котором базируется малый БПЛА UAV Vector Hawk. На практике была подтверждена возможность взаимодействия дистанционно управляемых роботов и дронов в трех средах: на воде, под водой и в воздухе, а также решение ими разных автономных задач (минирование или разминирование, доставка полезных грузив, разведка и т.п.).

ВС Украины, ведущие сегодня справедливую войну против российского агрессора, также нуждаются в оснащении качественно новыми видами ВВТ, которые обеспечат им преимущество на поле боя. Хотелось бы верить, что у военно-политического руководства страны есть понимание важности такого шага. Во всяком случае, Президент Украины Петр Порошенко, выступая на Майдане Независимости 24 августа, не случайно заметил, что следующим шагом должно стать «осовременивание» нашей Армии…

Владимир Заблоцкий,

аналитик информационно-консалтинговой компании Defense Express

Комментарии