1

УСЛОВИЯ РАБОТЫ ДЛЯ ЛЮБОГО БИЗНЕСА НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ПРОЗРАЧНЫМИ В УКРАИНЕ — ГЕНКОНСТРУКТОР «СТИЛЕТТО УКРАИНА»

Последнее время в Украине опять всерьез заговорили о боеприпасной тематике. Хотя, будучи премьером, Арсений Яценюк еще в 2014 году впервые озвучил планы строительства патронного завода в Украине, и в середине 2017 воз только собираются сдвинуть с места. Что прояснить ситуацию, Редакция Информагентства «Оборонно-промышленный курьер» обратилась к Александру Калачеву, генеральному конструктору компании «Стилетто Украина».

— Александр Иванович, как вы считаете, что должна была бы сделать украинская власть для того, чтобы организовать производство боеприпасов в стране?

— На территории Украины мы достаточно давно занимаемся боеприпасами, начиная с 90-ых годов, и поэтому можем заявить, что риторика сегодняшней власти по сравнению с предыдущей никак не изменилась. О  чем можно говорить, если должностные лица, в частности С. Пашинский (председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны – «ОПК»), и депутатский корпус в лице И. Винника (секретарь Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны  – «ОПК») и Т. Черновол (член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны  – «ОПК») говорят о том, что патронный завод не нужен. Вот была ситуация, когда через специального экспортера – прошла показательная сделка по патронной тематике. А именно, у американской компании ІІТ были закуплены боевые боеприпасы для нужд ВСУ. И с этого момента начались определенные странности. В частности, выяснилось, что были поставлены некачественные патроны и, минуя «входной контроль», т.е. обязательные испытания, они попали на склад боеприпасов Вооруженных сил. При том, что не сертифицированные боеприпасы нельзя не то что поставлять на склад, а даже просто хранить их там. Со склада боеприпасов они сразу же попали в войска, после чего военные вдруг начали бить в набат, поскольку эти патроны не только не соответствовали заявленным требованиям, но они еще и начали портить оружие, То есть, оружие после использования патронов фактически выходило из строя. После ряда рапортов Институту вооружения (ЦНИИ ВВТ ВСУ – «ОПК») была поставлена задача провести ряд испытаний. После чего неожиданно выяснилось, что все бронебойные патроны калибров 7,62 × 54 и 7,62 × 51, которые по документам идут с вольфрамовыми сердечниками, с трудом пробивали броневые листы толщиной до 6 мм. А патрон калибром 12,7 × 99 не пробил даже 12 мм броневой лист, хотя известно, что с пулей Б-32, такой патрон должен пробивать 20-мм броневой лист на дистанции 100 м. К тому же все боеприпасы калибров 7,62×54 покупались за 10 долл. за штуку. При том, что был сделан однозначный вывод: ни один из этих патронов как таковым боевым не является.

— То есть, фактически вы говорите о том, что это была сделка в угоду чьих то конкретных интересов?

— Скорее всего. Хотелось бы отметить, что на все эти боеприпасы не было сертификатов качества, не было сертификатов происхождения товара. Вот еще в чем странность: на упаковке патронов калибров 12,7 мм была отметка ХМ33, а по классификации стран НАТО буква Х говорит о том, что этот патрон на вооружении стран НАТО не стоит и боевым не является.

— Другими словами, пока в Украине не будет собственного производства, мы будем сталкиваться с подобными ситуациями? Так ведь вы ставите вопрос?

— Да, халтура подобного рода будет попадать к нам в страну однозначно. Кстати говоря, все эти патроны были собраны в охотничьей гильзе (о чем была отметка на донной части соответствующей гильзы). Пули все были точеные, за исключением 12,7 мм — там видно, что действительно их делал этот американский производитель. А вот со всеми остальными пулями складывалось впечатление, что они заточены на скорую руку здесь,  поскольку материал был несоответствующий. Одна из общественных организаций написала письмо в Генпрокуратуру, но до сегодняшнего дня никакого ответа. Нет ответа и от Министерства обороны, как молчит и Генпрокуратура. При том, что 50 % контракта этой фирме уже уплачено. Хотя за 25 млн долл. можно было бы создать одну полноценную боеприпасную производственную линию. Вот так!

— В самом деле, для создания производственной линии боеприпасов нужно всего 25 млн долл.?

— Да-да, всего-навсего 25 млн долл. Это стоимость одной боеприпасной линии. Но тут, конечно же, возникает вопрос средств, требуемых непосредственно на строительство, на покупку соответствующей земли и тому подобное.

— А вот  на заводе «Артем» или на «Кузнице на Рыбальском» можно было бы сделать подобный завод?

— Тут я затрудняюсь ответить. На «Артеме» наверняка нет, потому что это черта города, а в черте города подобные заводы находиться не могут. Но главный вопрос заключается в том, какой объем боеприпасов требуется. На устных встречах была заявлена цифра в 4 млрд. патронов в год. А сейчас мы можем провести небольшую калькуляцию, чтобы высчитать, какая должна быть месячная норма по пороху. Разделив 4 млрд на 12 месяцев, мы получаем 333 млн патронов в месяц. Масса пороховой навески в патроне составляет в среднем 3 гр. Умножив 333 млн патронов на 3 грамма пороховой навески, мы  получаем цифру в 999 тонн пороха. А если еще добавить требования, по которым этот порох должен храниться, то тогда потребуются площади размером в 10 % городских…

— Вы не считаете, что это просто традиция украинской власти, когда заявки одни, а на деле количество выходит абсолютно другое? Мы помним 90-е годы, когда Украина делала заявку на приобретение более 70 самолетов АН-70, а сделали только 1. То же самое сейчас по беспилотникам: говорят, будто намерены закупить несколько сотен, но на самом деле закупаются лишь единицы…

— Тут, скорее всего, причины несколько иные. У военных есть свои исследовательские институты, в Генеральном штабе и Минобороны. Они, конечно же, в состоянии просчитать точно, какое количество патронов необходимо для потребностей ВСУ. Но проблема состоит в том, что считают они по характеристикам советских боеприпасов.

— А если украинская власть соглашается, то компания «Стилетто» сможет обеспечивать приход технологий на территорию нашей страны? И, кстати, сами технологии принадлежат какому производителю?

— Технологии английские, а оборудование канадское. Ну, а мы, между тем, подходим к самому важному вопросу. Здесь картина вот какая. Мы уже со многими инвесторами говорили на эту тему и получили такой ответ. Инвесторы наотрез отказались вкладывать сюда деньги на территории Украины. А основная причина – это политическая обстановка.

— Вы имеете в виду войну?

— Нет, не войну. Я говорю о политической обстановке. То есть, условия работы для любого бизнеса не являются прозрачными в Украине, и этот момент очень серьезно отпугивает инвесторов.

— Приходилось слышать еще и то, что инвестор не придет в том числе и потому, что в Украине монополизирована система оружейной торговли. И если, условно говоря, западный инвестор вкладывает в патронное производство средства, он понимает, что Украина может не закупить в таких огромных объемах, которые обеспечат рентабельность предприятия. Эти вопросы вы поднимали на переговорах?

— Ну, конечно. Мы рассматривали вопрос строительства в двух направлениях. Первое направление – коммерческое. Что это такое? В любом предприятии люди собираются лишь с одной целью – совместными усилиями заработать прибыль. Больше никаких целей они не предусматривают. А теперь, в зависимости от спроса на рынке, предприятие и выбирает специализацию —  будет оно выпускать патроны или унитазы. У нас был создан бизнес план, после которого стало понятно, что для создания рентабельного предприятия необходимо запустить как минимум две патронные линии. Это составляет 50 миллионов долларов. Сюда же нужно добавить два миллиона долларов оборотных средств, то есть, на закупку сырья, материалов, пороха и так далее.

Продолжение интервью можно прочитать в ближайшее время 

Comments 1

  1. Во многом можно согласиться с А. Калачевым. Правда, в выражении «политическая обстановка» нужно понимать не столько лоббирование определенными политическими и правительственными чиновниками своих интересов и предприятий, как невыносимую коррупцию этих самых сил. Это известно уже во всем мире. Но есть и еще одна составляющая, которую редко озвучивают, но с которой приходится сталкиваться — стороны поставщиков(инвесторов) сдерживает в продвижении и нежелание портить сложившиеся деловые отношения с РФ. В дополнение можно сказать, что в Украине невозможно еще долго будет строить предприятия полностью ориентированные на потребности силовых структур, должен быть параллельный поток гражданских изделий. Но это долгий разговор

Комментарии