УКРАИНЕ СЕГОДНЯ НУЖНА АРМИЯ СМЕШАННОГО ТИПА — ЭКС-НАЧАЛЬНИК АЭРОМОБИЛЬНЫХ ВОЙСК

Дискуссии о путях развития Вооружённых сил Украины активизировались с началом войны на востоке страны, и продолжаются сегодня. Одним из наиболее активно дебатируемых вопросов является способ комплектования армии. В интервью агентству «Оборонно-промышленный курьер» поделился своим мнением по данной проблеме бывший (1998-2005) начальник Аэромобильных войск ВС Украины, полковник Иван Якубец.

– Нужна ли Украине профессиональная армия?

– Это серьёзный и глубокий военно-социальный вопрос, который часто задают и простой, односложный ответ на него могут дать только дилетанты. Мне довелось занимался комплектованием подразделений вооружённых сил во времена Советского Союза, поэтому я хорошо изучил преимущества и недостатки срочной и сверхсрочной (контрактной) службы. Имею опыт системы комплектования и подготовки подразделений одно призывного состава – такой ротой я командовал четыре года, и, кстати говоря, эта система очень хорошо может сочетаться с современной контрактной. Также мне хорошо известны системы смешанного комплектования, и переход ВС Украины на «чисто» контрактную систему комплектования. Поскольку именно десантники первыми в ВС Украины провели «пилотный проект» по 100% комплектованию подразделений на контрактной основе (г. Житомир, 13-й отдельный аэромобильный батальон 95-й отдельной десантно-штурмовой бригады). Поэтому я хорошо знаком со всеми плюсами и минусами профессионального комплектования армии на практике в современных социально-экономических условиях. В дальнейшем, в ходе работы в аппарате СНБО Украины в качестве государственного эксперта по вопросам анализа деятельности ВС Украины и других воинских формирований государства, мне было поручено вести анализ комплектования ВСУ контрактниками, для информирования Секретаря СНБО Украины по вопросу перевода ВСУ на контрактную основу. Поэтому информации и знаний позитива и негатива данной системы комплектования в современной Украине накопилось много.

До сегодняшнего дня мне не приходилось встречать серьёзного масштабного исследования и оценки проблемы такого комплектования, которая стоит перед ВС Украины (даже от представителей ГШ ВСУ) и др. воинских формирований государства в целом. Говоря о дилетантизме в комментировании вопроса комплектования армии, я имел в виду нежелание большинства экспертов глубоко вникать в эту проблему.

Советская армия по своему составу являлась армией смешанного типа. Все офицерские, старшинские (прапорщики), должности, сверхсрочники, определяющие боеготовность специалисты де-факто были контрактными. Таких в ВС СССР насчитывалось около 40%. Остальное заполняли призывники. Они, в основном, занимали не высококвалифицированные должности, которые не требовали долгой подготовки (более 3-6 месяцев). Таким образом, в советских Вооружённых силах решали очень важную государственную проблему – делали содержание армии недорогим. Когда кто-то поднимает вопрос о полностью профессиональной армии, он должен чётко понимать – такую армию в состоянии содержать только богатые государства мира. Если же экономика государства не в состоянии всесторонне содержать необходимую по численности контрактную армию, которая требует не только «приличной зарплаты», квартирного обеспечения для  контрактников (как солдат, так и офицеров в равной степени), но и закупки серийного или нового вооружение и техники, обеспечения войск реальной боевой подготовкой, а также системного финансирования других, не менее важных и дорогостоящих аспектов жизнедеятельности ВС (например — социального пакета), то о какой 100% контрактной армии может идти речь? В такой стране армия всегда будет не укомплектована, а значит и небоеспособна. Яркий пример – февраль-ноябрь 2014 года в Украине.

Контрактная армия – дорогая армия. Даже ФРГ, одна из наиболее экономически развитых стран мира, смогла позволить себе перевести бундесвер на 100% контрактную основу только в 2011 году. Возникает вопрос – за какие деньги теоретически могла бы содержать контрактную армию Украина со своим «тощим» бюджетом? Политикам следует признать очевидный факт – наш государственный бюджет в ближайшие 15 лет не потянет необходимую по численности контрактную армию, прежде всего экономически. Ведь вопрос не столько о процентном составе контрактников в ВСУ, сколько в их общей численности. Вспомните, какую «небольшую, но высокопрофессиональную и боеспособную контрактную армию» создавали «главковерхи» Ющенко и Янукович для защиты нашего государства. Эти авантюристы стремились к армии численностью в 80 000 человек. И в 2013 году довели её до численности в 168 000, из которых  43 000 были рабочие и служащие, а остальные – все 125 000 (!) контрактники. И чем закончилось это «военное строительство» в 2014 году? Оказалась, что армия контрактная есть, а воевать-то некому. На 1 марта 2014 года только 79, 80, 95 и 25 десантные бригады ВДВ Украины смогли выйти на выполнение задач по стабилизации обстановки и прикрытия госграницы на востоке – это немногим более 4000 чел. А где были остальные не мало не много – 121 000 контрактников. Почему они от рядового до генерала, с имевшимся у них оружием в руках не стали на защиту Родины против «зеленых человечков»? Ведь в феврале – июне 2014 года на Донбассе не было (кроме Крыма) российских войск и массированных артиллерийских обстрелов со стороны РФ. Сегодня Генеральный Штаб ВСУ заявляет, что в запасе 120 тысяч резервистов, которые встанут на защиту и отобьют нападение врага. А почему тогда те 121000 контрактников этого не сделали? Ведь они же были вооружены и высоко подготовлены, как и требовалось от контрактников. И это было действительно так. Так в чём же дело?

Во-первых, есть объективная причина – они «не нюхали пороху» и потому считать их готовыми к войне уже нельзя. Но на преодоление такого недостатка достаточно одного месяца. А вот на преодоление второй (а по сути дела первой) главной причины нужны годы, а иногда и десятилетия системного военного строительства, в том числе и в правильном (реалистичном, а не популистском) принципе комплектования армии. Следует понимать, что Армия сильна не столько наличием и численностью профессионалов контрактников, сколько реальной численностью боевых элементов (батальонов, дивизионов, эскадрилий, бригад, дивизий, корпусов) способных приступить к выполнению боевых задач немедленно. И таких у нас оказалось на февраль 2014 года (несмотря на их крайне низкую укомплектованность) только четыре десантные бригады. Остальные же 121 000 «высокопрофессиональных контрактников» были по сути дела «пожирателями» государственного бюджета, которые обозначали свою сущность и «замыливали» глаза государственно-политическому руководству, что они готовы стать на защиту Украины, хотя последних это вполне устраивало. Да, впоследствии, они стали той базой, на основе которой сегодня пытаются «привести в чувство» ВС Украины те же политики, и, что важно для понимания сути национального генералитета, те же военные руководители, которые довели свои виды и роды войск ВСУ до состояния полной потери боеспособности, в том числе и учреждением аномальной для бедной страны системы комплектования войск. Так что валить всю вину на «путинского министра обороны Лебедева» не следует. В назидание потомкам, что архиважно для будущих носителей «грязных штанов», серьёзно спросить с тех генералов, которые, рукоплеща от восторга, осознанно проводили в жизнь авантюрные решения по уничтожению своих же видов и родов войск.

Итак, в 2014 году мы имели полностью контрактную армию профессионалов, а была ли эта армия боеспособной, сумела ли адекватно ответить на проявление небольшой локальной агрессии? Ответ известен. И теперь политики обязаны дать ответ на вопрос – что нужно сделать, чтобы это больше не повторилось, в том числе и с проблемным вопросом комплектования.

Таким образом, начинать необходимо с вопроса о численности Вооружённых сил, которая должна быть адекватна геополитической обстановке вокруг нашего государства. Приходилось слышать мнение, что для Украины достаточно армии численностью в 150 000. Но если реально оценивать политическую обстановку, и силы вероятного противника, то это численность армии на одну операцию, которая длится от 10 до 15 суток. То есть такой армии хватит на две недели боевых действий, да и то на одном оперативном направлении (это по фронту до 100-120 км) и не для всего спектра задач обороны государства (например — территориальной обороны, важнейшего аспекта для защиты экономики и населения воюющей страны). А у нас протяжённость сухопутной границы с РФ составляет 1974 км. Какими силами и средствами будут прикрыты другие опасные направления? Поэтому сегодня для нас контрактная армия – это армия мирного времени. Она может выполнять определённые задачи в относительно мирной обстановке – например, в условиях локального конфликта (к разряду таких можно отнести и зону АТО). Но если мы говорим об армии, способной сдержать масштабное (всестороннее) вторжение российских войск, необходима численность как минимум в 400 тыс. человек. Разделите эту цифру на протяжённость границы, и вы получите около 202 человек на километр фронта. Это много!? Нет, мало! Это один батальон на 2 километра, с эшелонированной обороной глубиной в 3 км. Да, разумеется, силы и средства должны концентрироваться на наиболее угрожающих направлениях, а не распыляться по всей линии госграницы. Но даже в таком случае этого мало по той простой причине, что из этой численности 400 000 надо вычесть численность ВМС (будут заняты обороной приморских направлений), минус численность Воздушных Сил и большого количества частей Центрального подчинения (для всестороннего обеспечения ВСУ), большой минус – это служащие (гражданские лица) ВСУ, которые воевать не пойдут. Таким образом, речь ведётся об участии в боевых действиях на суше, при такой численности, не более 200 тысячной армии. И плотность войск на 1 км также будет в два раза ниже.

Сможет ли Украина содержать контрактную армию в 400 000 человек? Нет, не сможет. Вывод очевиден – нам нужна армия смешанного типа, в которой будет не менее, но и не более 60% контрактников. А остальные – «срочники», без которых не будет необходимого подготовленного резерва. Пока упомянутые 450000 человек держат оборону в первые недели, за это время должны быть сформированы ещё 450000, и поставлены, образно говоря,во вторую линию обороны. Откуда их брать? Из резерва, а резерв нужно готовить и не на университетских кафедрах. Потому от грамотно организованного резерва зависит обороноспособность страны. Именно мощный резерв является сдерживающим фактором от вторжения противника.

Потенциально, никакой контрактник никогда не заменит десять призывников. Уровень подготовки контрактника лишь в 2-3 раза превосходит соответствующий уровень солдата срочной службы до шести месяцев службы, а через год они уже равны. Но что здесь важно – мы создаём подготовленный резерв в запасе. Который будет основным  источником быстрого увеличения армии в особый период. В нашем случае, по опыту событий на Донбассе, именно запасники стали основой защиты государства. Да утерявшие некоторые навыки и знания, но быстро их восстановившие, они успешно выполняют боевые задачи. Сила армии Украины, бедной страны, именно в количестве и качестве подготовленного, организованного резерва.

– На ваш взгляд, сегодняшний курс на укомплектование подразделений в зоне АТО ошибочен?

Сегодняшней контрактной армии будет достаточно для выполнения задач в рамках нынешней АТО. Но почему не призываются десятки тысяч молодых людей для создания резерва? Не стоит повторять ошибку СССР, и призывать их в 18 лет. Призывной возраст нужно установить с 21 года и призывать на 1,5 года, потому что года недостаточно. А что касается нынешней армии, воюющей на Донбассе – как только война завершиться, и части вернуться в места постоянной дислокации, уровень зарплаты резко упадёт, не будет фронтовых надбавок, и эта контрактная армия в течении двух лет разбежится. И даже при относительно неплохой оплате, контрактниками в основном будут заполнены разного рода «интеллектуальные» должности, в то время как основа армии – это стрелки, гранатомётчики, наводчики. Но это непопулярные специальности, на которые сложно будет найти желающих. А ведь это именно те, кто ведет бой, уничтожая врага. Руками и жизнями именно этих людей, которые на войне заняты самой грязной, тяжёлой работой, и добывают победу политики и генералы.

Подводя итог, в вопросе с комплектованием армии нужно определиться – мы желаем создать обороноспособные вооружённые силы, или продолжаем популизм в духе прежних лет о контрактной армии, которая Украине не по карману. На мой взгляд, армия смешанного типа – это перспектива Украины на ближайшие как минимум лет 30. Я не вижу перспектив появления огромных бюджетных финансов, необходимых для полного перехода на контракт и поддержания боеготовой армии. Более того, деньги, которые выделяются сейчас, недостаточны даже для сегодняшней армии. Эти средства, безусловно, не малые, фактически проедаются, т.к. они вкладываются в армию вчерашнего дня, чтобы придать ей хоть какую-то боеспособность. Это расплата за хроническое недофинансирование 25 прошлых лет. Но потенциала развития нет. Будущее армии – космические войска, ракетные войска, ударная авиация – не развиваются. И если вовремя не осознать и скорректировать ошибочность нынешнего курса, нашу армию ждёт очередной 2014 год. И последнее ВСУ не должны стать объектом обогащения для ВПК, для этого нужен серьёзный государственный контроль. Странно как-то. Третий год воюющая страна, а в правительстве нет вице-премьера, возглавляющего военную промышленность и обеспечивающего всем необходимым армию. Министр обороны один эту задачу не выполнит.

ИА «ОПК»

Комментарии