«СТИЛЕТТО» МОГЛА БЫ ВЗЯТЬ НА СЕБЯ ОРГАНИЗАЦИЮ В УКРАИНЕ ПРОИЗВОДСТВА ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ ЧАСТИ НОМЕНКЛАТУРЫ БОЕПРИПАСОВ — ГЕНКОНСТРУКТОР «СТИЛЕТТО УКРАИНА»

На вопросы Редакции информационного агентства «Оборонно-промышленный курьер» продолжает отвечать Александр Калачев, генеральный конструктор компании «Стилетто Украина».

— А пороха есть в Украине? Есть мнения, что в Шостке сейчас проблемы с этим. Или же это можно за границей покупать?

— Можно покупать за границей. Шостку мы, откровенно говоря, не рассматривали. Несмотря на то, что у них есть возможности делать пороха соответствующих характеристик. Например, завод «Шмайсер» поставил им задачу сделать порох низкого давления, конкретно под патрон с резиновой пулей. И Шостка с этой задачей справилась, и выдала великолепный порох. Шостка могла бы взять на себя функцию выпуска порохов и капсюлей, но мы рассматривали самый плохой вариант, то есть, такой, что мы завозим из-за границы все: латунь, сталь, порох и капсюли. А вот для этого и нужны оборотные средства в размере двух миллионов долларов. К этому всему еще нужны деньги на строительство самого предприятия.

— Ну, а это ведь можно создать на уже существующем заводе?

— Можно, но мы рассчитывали бизнес план с постройкой завода, как говорится, в чистом поле. Так вот, по нашим подсчетам для того, чтобы запустить эти две линии, нужно где то порядка 70 млн долл., и только тогда это предприятие окажется рентабельным на 30%.  Из них 50 млн долл. нужно потратить на закупку оборудования, два миллиона – оборотные средства и остальные 18 млн долл. – накладные расходы и строительство самого завода. Но эти средства рассчитаны на постройку предприятия конкретно на территории Украины, потому что для постройки такого завода на территории Англии достаточно 50 млн долл. Там не нужно ставить двухконтурное ограждение, обеспечивать караульные помещения, обозначать территорию патронного завода как трехсменный круглосуточный пост, поскольку там абсолютно другой менталитет. Вот с коммерческой точки зрения вырисовывается такая картина.

— Ну, все равно сумма ведь не заоблачная?

— Да, вы правы. И это реальная сумма для строительства подобного предприятия с нуля.

— Но эти деньги должно было выделить украинское государство?

— Нет, это следующий этап – государственный. А сейчас мы говорим о вложениях инвесторов. Понимая, что не всю продукцию этого завода будут покупать для обеспечения потребностей обороны Украины. С учетом этого фактора профиль завода мог бы трансформироваться, с выпуска боевых патронов на спортивные и охотничьи. Причем, сначала получается лицензия на спорт и охоту, а потом уже на боевые виды.

— То есть, проект продуман досконально?

— Да, на эту тему написан основательный бизнес-план, все расчеты проводили  мы, а затем специально нанимались люди, профессионально работающие в этой сфере. «Проконсалтинг» — это украинская компания, которая занимается этими вопросами. Она обеспечила создание бизнес-плана с четким, детальным описанием форм окупаемости капиталовложений при работе завода в одну восьми часовую смену при 22 рабочих днях в месяц. За 10 рабочих месяцев в году завод окупал себя в течение 4,5 лет, с учетом строительства.

— А с какими проблемами вы столкнулись?

— С отсутствием мотивации у инвесторов. Никто не хочет вкладывать деньги. нет  у нас 70 миллионов. Ориентироваться на более экономичную версию нельзя, потому что предприятие попросту будет не рентабельным. А в государственной структуре постановка задач совсем другая. Государственное предприятие создается для того, что бы «закрыть» какую-нибудь проблему независимо от проблемы рентабельности.

— А каково отношение к этому проекту в Украине?

— В Украине когда узнают, сколько нужно денег для удовлетворения патронного дефицита, попросту обращаются к другим предприятиям. Потому что существуют предложения соорудить патронную линию, скажем, за три миллиона долларов. Есть,  насколько нам известно, расчеты под создание производства за пять миллионов, есть за восемь. Но дело в том, что это, на самом деле, не рыночные предложения. Вот мы были в Министерстве экономического развития и торговли, и нам там представили бывшего руководителя патронного завода, предлагающего подобный проект за восемь миллионов долларов. Тогда мы показываем коммерческое предложение с немецкого предприятия, где они только на одну патронную пистолетную линию просят 19 миллионов евро. И это пистолетная линия, в которую входит 22 единицы оборудования…

— Вы  предлагали, чтобы Украинское государство вложило все деньги?

— Конечно.

— Но как тогда бы вы сформировали деловую часть?

— Мы бы сделали, как в Казахстане. Мы ни чем не владеем, мы полостью все  права передали  казахской стороне. У нас даже роялти  там нет. Мы строим под ключ предприятие, передаем покупателю технологии и конструкторскую документацию, а казахи уже сами все будут выпускать.

— А вам это выгодно все равно?

— Безусловно, это тоже выгодно.

— Казахстан на просторах СНГ это единственная страна, которая связана с вами?

— Нет, они не единственные. Сейчас вот просят модернизировать завод в Узбекистане.

— У них был завод?

— Да, тут же вся специфика еще сводится к тому, что завод можно построить относительно легко, а специалистов нет…  Дело в том, что в бывшем СССР подобных специалистов по патронам выпускало только два учебных заведения. Одно находилось в Челябинске, а другое в Ленинграде. А на территории Украины и Казахстана таких специалистов нет и, самое главное, что и брать их неоткуда. На сегодняшний день еще остался какой-то контингент с Луганского  патронного завода. А в Казахстане видимо есть какие-то договоренности, и они найдут деньги с бюджета, отправят персонал учиться в Россию.

— А разве вам не выгодно взять и обучающую программу на себя?

— У нас нет таких площадей, чтобы заниматься обучением. Там же не просто обучение, там нужно, чтобы была соответствующая материальная база.

— А не изучали вы вопрос, как создавалось патронное производство в Азербайджане?

— Конечно, изучали. Они нас приглашали, мы ездили туда, анализировали. Наши коммерсанты их консультировали. Но у них получилось сомнительное качество выпускаемых патронов. У них такая же картина — в Азербайджане нет специалистов. На практике мы сталкивались с таким явлением: допустим, работает патронная линия, и на ней два оператора на патроне, и два оператора на гильзе. И вот они выпустили продукцию, собрали патрон. Стреляют, и все нормально, а на следующий день приходит их смена, — и станок не перестраивался, и материал тот же, и режимы те же, — а пуля не летит.

— Все равно зависит от человека?

— Зависит от того, кто работает, поэтому по нашей технологии мы стараемся этот человеческий  фактор максимально  минимизировать .

— Александр Иванович, вот вы сказали, что у нас непрозрачные условия. Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы пришел инвестор?

— Ну, например, мы сейчас ведем переговоры с канадскими инвесторами, так они наотрез отказываются иметь дело с государственными структурами  Украины. Они не хотят иметь дело с «Укроборонпромом», и со всеми должностными лицами, которые ведут патронную тематику. Они предлагают создать компанию за рубежом, которая будет насыщенна деньгами, и которая зайдет на территорию Украины, здесь будет построен завод, но при этом 50 процентов продукции они забирают. То есть, зарубежная компания здесь строит  завод, использует свой инженерный состав, и часть продукции будет поступать на украинский рынок, а 50 процентов компания будет экспортировать самостоятельно.

— В чем тогда выгода для этой компании?

— Здесь, очевидно, есть какие-то политические составляющие.

— По большому счету, нет доверия к украинской власти?

— Никакого, потому что сформировался неприглядный имидж. О том, что когда даются деньги под оживление экономики, они тут же в наглую разворовываются.

А вам знакома та программа по реанимации боеприпасной отрасли Украины, которую пытается реализовать заместитель гендиректора «Укроборронпрома» Владимир Коробов?

— Да, знакома. Какие-то нереальные планы. Вот стоят люди на должностях, но они не являются бесспорными специалистами в этих областях.

— Хватит ли вообще украинских наработок или надо будет обращаться заграницу?

— Украина не делает оборудование для боеприпасного производства. А для закупок такого оборудования должна быть в полном объеме конструкторская документация — на каждый вид изделий, под который необходимо приобрести это оборудование. Вот у Коробова, скорее всего, эта документация советская. По международной договоренности,  когда развалился Советский Союз, все, что осталось на предприятиях — это собственность предприятий. И у нас есть документация, но она вся на советские патроны, и она никак не усовершенствовалась.

— Есть ли риски, что будут выделены бюджетные деньги, но они пойдут на выпуск старых патронов? И еще, кто-то может под старые боеприпасы продать оборудование? Ведь в Украине Луганский патронный завод, как будто, строился с использованием новых технологий?

— Тогда после войны Советский Союз вывез из Германии значительную часть различного оборудования, и вот под использование этого оборудования и был построен завод. Раньше оно подходило, поскольку не было современных   приводов, все движение деталей осуществлялось гидравликой, а гидравлика делает это медленно. Современный станок делает 240 операций в минуту. Раньше получалось 216 разных типов боеприпасов, поэтому там не было меткости. Оборудование очень сложно настроить так, что бы оно выпускало очень качественные патроны.

— И все-таки какие планы компании «Стилетто» в Украине?

— Задача максимум – это дождаться от государственных структур, чтобы они сказали внятно, — потому что на прошлом заседании замминистра экономического развития и торговли Юрий Бровченко заявил о том, что тендер будет проходить в 2018 году. Ну и параллельно мы будем вести переговоры за рубежом, поскольку работа с нашими инвесторами оказалась бесполезной тратой времени. Наши украинские инвесторы не хотят вкладывать деньги в отечественное патронное производство!

— А план минимум?

— Мы сейчас дорабатываем конструкторскую документацию, проводим ряд испытаний  по патронам, по стволам и по некоторым типам оружия.

— Если вы возьметесь за строительство патронного производства, то это будут  все калибры?

— Начиная от стрелковых и заканчивая боеприпасами калибром до 30 мм включительно.

— В том числе вы можете взять и подствольники?

— О гранатометной части тут сложно говорить, потому что там другая специфика. Мы можем взять весь спектр, но только без снаряжения снарядов с горючими и взрывчатыми веществами. В любом случае, мы настроены на поступательное расширение работ на украинском рынке. Главное, чтобы государство Украина было к этому готово.

Комментарии