ИГОРЬ КРОЛ: «САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ВЫХОД НА ВНЕШНИЕ РЫНКИ ПОЗВОЛИЛ БЫ ЧАСТНЫМ КОМПАНИЯМ ДЕШЕВЛЕ ПРОДАВАТЬ СВОЮ ПРОДУКЦИЮ МОУ»

О проблемах отечественных частных компаний, которые работают на оборонпром, о специфике ценообразования на их продукцию, о взаимодействии с основным заказчиком в лице Минобороны Украины и о перспективах ведения самостоятельной внешнеэкономической деятельности информационное агентство «Оборонно-промышленный курьер» беседует с президентом львовской компании ООО «МАРКЕТ-МАТС», специализирующейся на авиационных тренажерах,  Игорем  Кролом.

Вопрос: В условиях российской военной агрессии на востоке Украины наша армия нуждается в новых видах вооружений и военной техники. Как на практике обеспечивается эта потребность вооруженных сил? Ощущаете ли вы заинтересованность в вашей продукции со стороны МОУ как основного заказчика ВВТ?

— Планы по ВВТ принимаются, но не выполняются. Все упирается в финансирование. Министерству обороны проще приобрести что-то за рубежом, чем разрабатывать и вкладываться в отечественные ноу-хау.

Любая разработка достаточно затратная вещь. Все ОКРы требуют финансирования. Поэтому легче купить готовую продукцию. Но вопрос в другом – кто и что продает?

Приобрести эффективное изделие не просто. Никто не будет продавать нам лучшее. Обычно реализуют уже ранее б\у, а не авангардную продукцию. В то время как у нас есть новейшие разработки, которыми могут похвастаться далеко не все развитые страны. Однако поставить их тут на вооружение сложно. Ведь за эту разработку надо платить.

И далеко не факт, что твоя разработка и изделие, в которое ты вложил собственные ресурсы и средства, будет принята на вооружение.

Так что для претворения в жизнь своей разработки лучше иметь внешний заказ. Используя поставки за рубеж, за счет поступивших средств можно потом изделие уже дешевле продавать своему МОУ…

Вопрос: Получается, что внутренняя ценовая политика, которую проводит основной заказчик, тормозит развитие частного сектора ОПК?

— По большому счету, продажа продукции заказчику в лице Минобороны –  минимальное обеспечение прогресса для предприятия. Это всего лишь 1% «покупной» прибыли и 15% — за разработки.  Заработанное на таких заказах тут же растворяется в издержках на организацию производства. Ценообразование нужно пересматривать однозначно.

И еще. Я считаю, если бы у предприятий была возможность прямых закупок\поставок на внешнем рынке, без потерь, которые идут на всех посредников, это бы ускорило внедрение разработок и производства изделий внутри Украины.

Вопрос: Прямой выход на внешние рынки частных производителей военной продукции способствовал бы их развитию?

— Безусловно. Но сегодня сложно получить лицензию на прямые поставки. Наша судьба по-прежнему в руках спецэкспортеров. Вот ходим-просим у них – не забудьте о нас! Вопрошаем:  А вы подали заявку? А подписали контракт?

Эта неопределенность и волокита отбрасывает производителя назад. Да и зарубежные покупатели тоже утомлены действующей системой. И порой не хотят ввязываться в эти лабиринты согласований через посредников. Ведь для них такой процесс тоже сопряжен с  потерей времени и лишними затратами.

А частные предприятия заинтересованы в движении и в финансовых оборотах.

Нужно чтобы в том же Укроборонпроме было множество профильных направлений, которые могли бы качественно представлять наши интересы на внешнем рынке. Например, в сфере авиационных тренажеров, которыми занимается МАРКЕТ-МАТС, этот профессионализм слабо выражен, мягко говоря. Поэтому и интерес к нашим учебным изделиям у потенциальных зарубежных заказчиков меньше.

Вопрос: Госгарантии могут выступать мотиватором для отечественных разработчиков и производителей ВВТ частного сектора «оборонки»?

— Понятие «государственных гарантий» красиво звучало долгое время, но не вступило в силу. Несомненно, было бы радостно осознавать, что твои «усилия» попадут в государственный оборонзаказ. Однако пока таких гарантий государство нам, увы, не дает.

Вопрос: Процесс взаимодействия заказчика и исполнителя в рамках гособоронзаказа имеет ряд, скажем так, особенностей. Например, несвоевременные выплаты. Как вы решаете данную проблему?

— Законным способом. Сейчас мы находимся в судах с МОУ за невыплату общих сумм. Это обычный для нас процесс. Вот только выиграли суд по недоплате в рамках выполнения ГОЗ за предыдущий год.

Вопрос: Это у вас не первый судебный процесс по данной теме?

— Не первый. Были судебные процессы и раньше. Во времена Януковича тоже судились. И тоже выиграли. Но при этом и пострадали. Так как любая судебная тяжба затягивает время получения средств. Мы же делаем изделия сами, за свой счет, а потом ждем, когда нам заплатят за него. Но почему-то не хотят платить как при старой власти, так и при нынешней… Так или иначе все равно проплаты пойдут, но сколько времени, сил и средств мы теряем!

Вопрос: Но, несмотря на это, участие в ГОЗ является единственной возможностью для отечественных производителей обеспечивать нашу армию своей продукцией?

— В принципе, да. И наша компания свои обязательства в рамках гособоронзаказа на этот год уже выполнила.  Вот недавно поставили в Чугуев тренажер к самолету Л-39.  Если в гособоронзаказ-2017 внесут изменения, то мы сможем поставить еще. В том числе и симулятор к МиГ-29.

Потребность известна, а возможности закупок не мы определяем. Изменения в оборонзаказ могут вноситься в зависимости от того, какие финансовые активы высвободились. Если нам скажут «надо еще», мы готовы удовлетворить потребность МОУ в авиатренажерах.

Как говорится, цыплят по осени считают. Заканчивается бюджетный год. Уже можно подводить определенные итоги. И выражать надежды, что наши изделия нужны ВСУ и на них будут выделяться соответствующие средства. Еще раз повторю: нет денег, нет заказа. И наоборот. И неизвестно, кто больше страдает: поставщики или армия.

Вопрос: Какова польза тренажеров для армии?

— Тренажеры дают значительную экономию сил, средств, горючего и времени в процессе  подготовки личного состава. При этом исключаются риски, сопряженные с человеческим фактором.

Например, в Харьковском национальном университете Воздушных сил курсанты выстраиваются в очередь, чтобы попрактиковаться на наших симуляторах. У такого обучения большие возможности и спектр моделирования и отработки разных ситуаций, которые могут возникнуть в небе.

И еще хочу добавить – достаточно не более двух лет для того, чтобы тренажер себя окупил. Мы поставляем наши изделия уже десять лет. И первые партии, думаю, уже давно себя окупили.

Вопрос: Приоритетной темой вашей компании сегодня является вертолетный тренажер к Ми-24?

— Все наши изделия сейчас серийные и поставленные. А вот по «двадцать четверке» работа еще предстоит большая. Это не был заказ. Тренажер разрабатывали по своей инициативе и за свои средства. А сейчас предстоит пройти определенные этапы, прежде чем  поставить это изделие на вооружение. И мы данные обязательные юридические процедуры обязательно пройдем.

Вопрос: Уже через пару лет украинские производители ВВТ должны будут перейти на стандарты НАТО? Ваша компания готова?

— Мы делаем тренажеры к пост советским самолетам. Но стандарты используем. Натовские стандарты – перспектива ближайшего будущего. И их внедрения уже сейчас для нас не проблема.

Вопрос: Ощутили ли вы на своей работе временное отсутствие профильного замминистра обороны Игоря Павловского, которого задержало НАБУ по подозрению в участии в коррупционных схемах при закупке топлива для армии?

— Очень ощутили! Он подписывает все основные документы и ведет вопросы, связанные с вооружением и военной техникой. Автограф на документах его. Павловского «изъяли» из процесса и та графа была чистой. Естественно все процессы, связанные с коммуникацией МОУ как заказчика с исполнителями замедлились.

При генерале Павловском профильное ведомство всегда реагировало на наши запросы в рамках своей компетенции и взаимодействовало с разработчиками и производителями ВВТ. Не всегда была поддержка это да, но реакция была всегда. И это нормальный процесс. Мы сотрудничаем, спорим, иногда конфликтуем по  делу ради того, чтобы получить правильный результат.  А в период отсутствия  профильного замминистра  возникла пауза… Надеюсь, она закончилась. Насколько мне известно, Игорь Валентинович уже приступил к своим обязанностям.

ИА «ОПК»

Комментарии