НЕОБХОДИМО МЕНЯТЬ СТРУКТУРУ УПРАВЛЕНИЯ ОПК И АЛГОРИТМ ФОРМИРОВАНИЯ ГОЗ С УЧЕТОМ ЧАСТНОГО СЕКТОРА ОБОРОНПРОМА — ДМИТРИЙ ТЫМЧУК

О перспективах и возможностях 2018 года в сфере ОПК, о военном бюджете, приоритетах Гособоронзаказа, направлениях реформирования структуры оборонпрома, натовских стандартах, тонкостях терминологии  и национальных особенностях распределения материальных ресурсов информагентство «Оборонно-промышленный курьер» расспросил члена Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Верховной Рады Украины, народного депутата Украины Дмитрия Тымчука.

ОПК:  Как вы оценивает статью расходов Госбюджета-2018 на оборонные нужды?

Говорить о том, достаточный бюджет или нет, проблематично. С одной стороны, в этом году Украина выделяет беспрецедентное количество средств – 86 млрд. – на сферу обороны и безопасности.  С другой стороны, даже в мирное время ни одно руководство развитого государства, включая США, не считает, что средств на армию выделяется достаточно. А учитывая, что Украина сейчас, по сути, ведет войну, говорить о масштабности нашего оборонного бюджета можно лишь относительно прежних показателей.

Сейчас финансирование сектора безопасности и обороны идет на уровне 5% от ВВП, из которых более 3% предусмотрено на оборонные нужды. При этом воюющие страны в конце ХХ начале ХХ1 века тратили на оборону порядка 25-30% ВВП. Украина себе такое позволить сейчас не может в силу состояния экономики. Сегодня наше государство выделяет на армию даже больше, чем может.  Это факт. Но мы понимаем, что множество дырок придется латать по ходу действия.

ОПК: Драйвером экономики, как показывает международная практика, может стать оборонная промышленность. Для нашей воюющей страны – это достаточно актуальная тема и с точки зрения экономического развития, и с позиции обеспечения армии техникой и вооружением. Почему же до сих пор отечественная «оборонка» даже не рассматривается в подобном контексте?

Если речь идет о создании рабочих мест при развитии ОПК и новых технологиях, то, конечно, можно получить положительную динамику. Но мы имеем огромный провал в «оборонке», так как на протяжении четверти века Украина, по сути, вкладывала в нее, в развитие военных технологий копейки. Соответственно сейчас, чтобы догнать по высокотехнологическому производству развитые страны мира, нам необходимо будет затратить много времени и колоссальные ресурсы, которых у государства на данный момент просто нет. Поэтому надеяться на то, что «оборонка», если в нее вливать, не жалея, все возможные средства, вытянет украинскую экономику, думаю, не стоит.  На то есть объективные причины.

И еще. Воюющая страна, как правило, переводит экономику на военные рельсы – гражданское производство начинает работать в интересах армии. У нас же еще с времен перестройки неправильно использовался термин «конверсия». В изначальной интерпретации (помню ее из предмета «военная экономика»)  эта дефиниция обозначала как раз перевод экономики во время военного положения на военные рельсы. А реконверсия – возвращение ее в мирное состояние, к производству гражданской продукции. Т.е. когда экономика начинает работать на армию, в нее постоянно следует вливать средства.

ОПК: Какие перспективы вырисовываются с обеспечением армии техникой и вооружением в контексте бюджета-2018?

На модернизацию техники и закупку новых образцов ВВТ положено порядка 16 миллиардов гривен, плюс возможны еще дополнительные средства. Это достаточно много, если сравнивать, скажем, структуру бюджета 2016 года и предыдущих лет.  Тогда на содержание армии, грубо говоря, на ее «проедание» шло до 80% всех выделяемых средств. А оставшееся распределялось на боевую подготовку и военную технику. В то время, как нормальный военный бюджет  по международным стандартам выглядит так: 40% — на содержание армии и по 30% — на подготовку и модернизацию\закупку военной техники и вооружений. Исходя из такой структуры бюджета, наш показатель в 16 млрд., конечно, меньше вдвое, но для Украины он существенный. Мы постепенно приходим к цивилизованной структуре расходов и тратим деньги нее просто на содержание вооруженных сил, а и на развитие.

ОПК: Хватит ли денег на новые образцы ВВТ? Увидят ли наши защитники на передовой обещанные «Оплоты»?

Говоря о затратах на закупку и модернизацию техники, можно констатировать несомненный прогресс. И все же Украина, как воюющая страна, тратит незначительные средства на новые образцы ВВТ. По-прежнему в приоритете остается ремонт и модернизация. У нас множество еще советских образцов вооружений, которые нужно и возможно доводить до ума с учетом современных требований ведения войны.

Ранее с широко разрекламированным вариантом модернизованного танка Т-64 («Булат»), после того, как он побывал в боевых условиях, а не на учебном полигоне, возникли проблемы. Военное руководство даже поднимало вопрос о выводе этих танков в резерв.

По деньгам модернизировать Т-64, безусловно, намного дешевле, чем закупать тот же «Оплот»: где-то один к пяти. Но речь идет не об экономии средств, а об эффективности техники в реальных военных условиях. Исходя из этого, Львовский бронетанковый завод занимается проектом модернизации танка Т-72. Там были проблемы с финансированием, но предприятие все-таки сумело выйти на приемлемые показатели по модернизации. И оно учитывает пожелание военнослужащих на передовой. А «Булат» создавался еще до войны, и тогда не было возможности обкатать его в реальных условиях боя…

ОПК: Перманентная беда нашего военного ведомства, которое выступает основным заказчиком ВВТ, в том, что оно не в состоянии освоить все средства, выделяемые из бюджета. И по факту к концу года на счетах остаются огромные не реализованные на нужды армии средства. Кто виноват и как с этим бороться?

Да, это так. В конце 2017-го ситуация повторилась. Это извечная проблема Министерства обороны, которое постоянно говорит о недостатке финансирования, а по факту не может освоить то, что выделяется. По ряду направлений объясняют ситуацию тем, что деньги на счета поступают к концу года и их просто не успевают реализовать. Данную отговорку руководство МОУ распространяет на всю проблему. Но это далеко не всегда соответствует действительности. Скажем, по жилью для военнослужащих реально деньги пришли слишком поздно, чтобы успеть к новому году их вложить в строительство или покупку квартир.

А вот, например, в рамках гособоронзаказа средства начинают поступать уже с весны. Несмотря на это, к лету прошлого года было реализовано лишь 5% ГОЗ. На парламентском Комитете по вопросам нацбезопасности и обороны мы рассматривали данную проблему, вызывали представителей МОУ, Укроборонпрома, директоров предприятий ОПК… В результате каждый кивает друг на друга. Я думаю, без персональной ответственности эту проблему не решить. У нас никогда не находят виноватых. И это повторяется из года в год. Такое можно было стерпеть в мирное время, но в условиях войны это недопустимо! Ведь от проволочек, бюрократии, срыва ГОЗ фронт во время не получает технику и вооружение.

Мы продолжаем мониторить ситуацию с Гособоронзаказом и по необходимости принимаем меры. Но, понимаем, с начала года этот вопрос не будет еще актуальным, поскольку деньги на ГОЗ пойдут где-то к весне. Но это уже проблема не военных, а других государственных структур – Казначейства и т.д.

ОПК: Каково практическое воплощение, пожалуй, самого громкого тендера минувшего года по обеспечению ВСУ средствами связи?

До сих пор у нас не было таких крупных закупок для ВСУ за рубежом. Сейчас же начинается выполнения беспрецедентного для украинской армии контракта по закупке средств связи, право на  который таки доказала турецкая компания Aseslan.

Подход, выбранный при заключении подобных контрактов, даже на уровне предварительных переговоров, был правильный. Украина заявляла о том, что готова закупать большие партии необходимого оборудования при условии передачи технологий и создания производства у нас.

Однако сейчас возникает вопрос по поводу организации того самого производства. Например, я не понимаю, кто, какое министерство или ведомство будет этим заниматься… Мало кто захочет ввязываться в данный колоссальный проект, поскольку огромная ответственность ляжет на руководство такого министерства. Поэтому есть опасения, что мы закупим средства связи, а их производство в Украине так и не наладим. И это будет весьма некрасивая ситуация, которая не украсит имидж нашего государства.

ОПК: О реформировании структуры отечественного оборонпрома и системы управление им говорят давно. Похоже, уже назрела революционная ситуация, когда верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому… Следует ли ожидать реальных, а не декларативных трансформаций в секторе ОПК?

Еще задолго до войны назрела необходимость создания нормальной, понятной структуры украинского оборонно-промышленного комплекса. При Януковиче этот вопрос решили кардинально «под себя» – был создан ГК «Укроборонпром». Его задача тогда сводилась к установке контроля над всеми финансовыми потоками в сфере «оборонки».

Сегодня госконцерн (не буду сейчас говорить о периодически возникающих скандалах) в целом выполняет свои задачи. Но сама существующая структура оборонпрома не соответствует реалиям. Хотя бы по той причине, что с 2014-го в сферу ОПК активно включились частные компании, выпускающие военную продукцию и изделия двойного назначения, которые раньше у нас не производились. А они в структуре «оборонки» вообще никак не предусмотрены, хотя имеют значительный потенциал для развития отечественного ОПК.

Частные производители проявляют сами инициативу: пытаются заинтересовать Минобороны, выходят на тендеры, участвуют в закупках и т.д. Но эта деятельность не структуризирована. К примеру, те же частные компании не допускаются  к формированию Гособоронзаказа.

А что это значит? МОУ заявляет, что ему нужно то-то и то-то. Укроборонпром говорит, что из заявленного может сделать. И на основании этого «спросопредложения» формируется ГОЗ, под который выделяется госфинансирование. А частные предприятия к данному процессу определения планов на год не допускаются.

Хотелось бы, в первую очередь, поменять алгоритм формирования ГОЗ. Частные предприятия, как и государственные, которые представляет Укроборонпром, должны иметь право голоса заявлять заказчику в лице МОУ о своих возможностях производства ВВТ в количествах и сроках. А военное ведомства из полного ассортимента (и государственных, и частных предприятий) должно выбирать, что ему необходимо.

Сегодня, увы, военные чиновники на Воздухофлотском (на Воздухофлотском проспекте в Киеве находится Министерство обороны Украины – «ОПК») часто сидят и высасывают из пальца, что нужно армии. А потом оборонпром ставят перед фактом, что это надо сделать…

ОПК: И что же, на Ваш взгляд, необходимо предпринять?

Во-первых, менять подходы к Гособоронзаказу. Чтобы все производители ВВТ, не смотря на форму собственности, участвовали в его формировании.

Во-вторых, необходимо менять саму структуру «оборонки». Чтобы Укроборонпром выступал не просто в роли структуры, объединяющей госпредприятия, (это, кстати, может быть и не госконцерн, а, скажем, бюро по вооружениям, как в ряде европейских стран), а был координатором государственного и частного сектора ОПК.

ОПК: В создании такой структуры заинтересованы, в первую очередь, сами производители. Эту тему постоянно «держит на плаву» Лига оборонных предприятий Украины, которая объединяет частные компании. Три года идет российско-украинская война, а у нас до сих пор нет ни профильного вице-премьера, ни госструктуры, которая бы выполняла функции координации и формирования политики ОПК. Почему?

В «оборонке» крутятся очень большие деньги. И долгое время государственные чиновники поддерживали монополию в этом секторе, так как делиться этими финансовыми потоками никто не хотел. Но сегодня само руководство Укроборонпрома понимает, что дальше так жить нельзя. Оно само заявляет о готовности реформирования. Например, предлагает создавать те же кластеры с привлечением частных производителей. Вполне здравый подход, я считаю.

Кстати, есть уже законопроекты по данной теме, разработанные Лигой оборонных предприятий Украины. И они готовы их представить.

ОПК: Пора всем садится за стол переговоров?

На декларативном уровне такие мероприятия уже были В том году проводились круглые столы, кстати по инициативе «частников», на которых собирались производители оборонпрома, Укроборонпром, Минобороны. Но, как я заметил, МОУ пытается дистанцироваться от этого процесса…  Тем не имение после деклараций о намерениях, следует уже экспертам садиться и нарабатывать законодательные нормы, которые в последствие станут законом, регулирующим все взаимоотношения в оборонно-промышленном комплексе Украины.

ОПК: В 2020 году Украина в сфере производства ВВТ должна перейти на стандарты НАТО. Готовы ли мы к этому?

Если говорить о вооружении, то в странах НАТО не является приоритетом, например, переход сразу на калибры натовские и т.д. Хотя в Украине уже идет речь об этом, по крайней мере, в производстве артиллерийских систем и боеприпасов.

Но возникает вопрос субординации. У нас нет органа, который бы выдавал сертификаты, подтверждающие, что образец техники или вооружения соответствует стандартам НАТО.

Я знаю, что НПО «Практика» — производитель БПМ «Козак» самостоятельно сертифицировало свое изделия, обращаясь к услугам соответствующей лаборатории одной из скандинавских стран. И такая услуга стоит очень дорого, насколько мне известно.

В контексте перехода вооружений на стандарты НАТО нам срочно необходимо решать вопрос, связанный с созданием такой структуры. Иначе рискуем попасть в нехорошую ситуацию: с наступлением времени «Ч» можно будет покупать лишь сертифицированное по стандартам НАТО вооружение и технику. И это касается внутреннего рынка. А поскольку в Украине лишь несколько производителей ВВТ имеют такие сертификаты и то на отдельные образцы, то получится, что закупать военную технику нам придется в странах, где придерживаются этих стандартов.  Это касается «оборонки».

Хотя больших успехов не наблюдается и в переходе на J-структуру по стандартам НАТО в органах управления. Этот процесс начинался еще при министре Гриценко в 2004-2005 гг. Но тогда он был саботирован и полностью сорван. Сейчас органы военного управления частично переведены на J-структуру.  Она весьма проста и лаконична. У нас же в иерархии от Генштаба вниз — очень много дублирующих звеньев с непонятными функциями. А чем запутаннее система, тем больше возможности коррупции. К тому же в ней оправдано существуют разного рода должности, в том числе и в генеральских чинах. Отсюда и саботаж.

Пожелаю удачи господину Полтараку и господину Муженко  довести до стандартов НАТО военное управление, несмотря на сопротивление таким изменениям изнутри.

Беседовала Ольга Ваулина.

ИА «ОПК»