1

ЕСТЬ ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПРОБЛЕМ В НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ БАЗЕ, КОТОРЫЕ ЕЩЁ ПРЕДСТОИТ РЕШИТЬ – ВАЛЕРИЙ ШАНДРА

ЧАО «Завод „Кузница на Рыбальском“» (бывшая «Ленинская кузница») – одно из старейших в Украине судостроительных предприятий, сегодня вносящих свой вклад в перевооружение и переоснащение Вооружённых сил. На вопросы агентства «Оборонно-промышленный курьер» согласился ответить председатель правления ЧАО «Завод «Кузня на Рыбальском» Валерий Шандра.

– «Кузница на Рыбальском» занимается производством боеприпасов?

– Да, мы серийно выпускаем отдельные виды боеприпасов – гранаты и снаряды для наших изделий, таких как подствольный гранатомёт, постановщик дымовых завес, 40-мм гранатомёт… По тем изделиям, которые прошли испытания, к ним в данный момент проходят, или уже прошли испытания комплектующие, расходные материалы, и боеприпасы.

Cпособно ли Ваше предприятие полностью закрывать потребности Вооружённых сил по соответствующим типам боеприпасов?

– Да. При условии, конечно, что эта потребность будет заранее озвучена, и будут подписаны необходимые документы, контракты. На данный момент они заключаются в зависимости от потребности Министерства обороны.

– Как бы вы в целом охарактеризовали состояние боеприпасной отрасли в Украине? В свете недавних заявлений о строительстве патронного завода…

– Патронный завод не должен быть самоцелью. С нашим интеллектуальным потенциалом создать подобное производство можно, на мой взгляд, довольно быстро. Необходимо развивать ключевые направления, которые требуют куда больше времени  – пороховое производство, выпуск взрывчатых веществ, взрывателей.

– Есть ли смысл вновь создавать централизованную государственную структуру, или этот рынок должны занять частные производители?

– Украинская боеприпасная отрасль так или иначе будет монопольной. Дело в том, что это очень фондоёмкий бизнес, затраты на создание производства очень велики. И если на рынке будет две компании, они просто уничтожат друг друга конкуренцией. Наш рынок не настолько велик, чтобы позволить сосуществовать нескольким производителям.

– Можно ли утверждать, что сегодня частные и государственные производители оборонно-промышленного комплекса равноправны?

– Скажем так, если, по неофициальным данным, более половины Гособоронзаказа выполнили частные предприятия ОПК, значит существующая система вполне жизнеспособна.

– Как бы вы охарактеризовали роль спецэкспортёров на рынке вооружений?

– Двояко. Крупным компаниям никто не мешает подать заявление, и получить разрешение на самостоятельную внешнеторговую деятельность по своей номенклатуре при той или иной сделке. Но затраты на аппарат, на специальные службы, «первый отдел», службу экспортного контроля для малых и средних производителей при самостоятельном выходе на внешний рынок наверняка превысят сегодняшние расходы на спецэкспортёров. Спецэкспортёры созданы для этой работы, это их бизнес, их задача. Да, по ряду позиций, которые для нас являются ключевыми, мы получаем отдельное разрешение. Но очень многие контракты идут через спецэкспортёров. Там, где их условия нас не устраивали, мы напрямую вышли на Государственную службу экспортного контроля, и под те наши позиции, которые мы производили для Министерства обороны, без каких-либо проблем получили отдельное разрешение на ввоз специальной продукции. Это может сделать любая компания, у которой есть «первый отдел» и служба экспортного контроля. Если компания полагает, что содержать эти службы дорого и неоправданно, поскольку это как правило серьёзные расходы на специалистов, то она обращается к спецэкспортёрам. Каждый выбирает свой путь. Монополии здесь нет.

– Какую основную проблему вы бы выделили для отрасли?

– Недостаток квалифицированных кадров, рабочей силы. В связи с возможностью искать работу за рубежом, где оплата труда несоизмеримо выше, у нас в Украине образовался дефицит квалифицированной рабочей силы – прежде всего, среднего и высшего инженерного состава. Другими причинами сложившейся ситуации является развал системы подготовки кадров, и более общие – отсутствие поддержки банковского сектора, бизнеса как такового…

– Многие предприятия налаживают обучение специалистов у себя на производстве.

– Мы тоже это делаем. Если мы хотим работать на этом рынке, приходится на это идти. Хотя для нас это неоправданные расходы и риски. В идеале в этом процессе должно участвовать государство. Сейчас технологическая база ушла далеко вперёд, нет потребности в неквалифицированных кадрах. Мы берём оператора станка, и у него должно быть высшее образование, он должен отлично разбираться в 3D-программах. И оклад у него соответствующий.

– Как бы прокомментировали действующие нормы прибыли в рамках Гособоронзаказа?

– Это часть огромного количества проблем в нормативно-правовой базе, которые ещё предстоит решить. Сейчас наше предприятие готово работать для Министерства обороны практически на любых условиях – ведь речь идёт о безопасности государства. Даже если речь идёт о, условно говоря, 0.1% прибыли. Сегодня это нужно компенсировать заказами на внешних рынках, и другими продажами с другими нормами прибыли.

– Есть ли смысл создать или воссоздать некий государственный орган управления ОПК?

– Если речь о возрождении Минпромполитики, то его функции сейчас выполняет Министерство экономического развития и торговли. Если же кто-то предлагает некую управляющую структуру в духе СССР, то тогда нужно отказываться от рыночной экономики, и переходить плановой со всеми очевидными последствиями. На мой взгляд, в этих структурах нет необходимости. На мой взгляд, существующая модель работает. Да, она не совершенна. На мой взгляд, стоит убрать некоторые лишние надстройки – например, проверку расчётно-калькуляционных материалов, фактической стоимости и так далее… Но в целом система работоспособна. Созданные объединения частных оборонных предприятий уже сейчас консолидируют проблемы, и доносят их до руководства государства.

ИА «ОПК»

 

Комментарии

-->