ГОСПРОГРАММА ВООРУЖЕНИЙ РОССИИ НА 2018-2025 ГОДЫ: ФАКТЫ И ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ

В настоящее время в России разрабатывается госпрограмма вооружений на 2018-2025 годы (ГПВ-2025). Текущая программа ГПВ-2020, принятая на 2011-2020 годы, оценивалась в 19,6 трлн. руб. в части министерства обороны (МО) и пока продолжает выполняться, а её неизрасходованные средства перейдут в ГПВ-2025.

Российские госпрограммы вооружений расписываются на 10 лет, и уточняются каждые 5 лет. Но очередная программа (ГПВ-2025) не была принята в 2016 г, потому что финансово-экономический блок правительства России не смог представить достоверный прогноз на период до 2025 г. Госпрограмма вооружений всегда имела экономический прогноз на 10 лет вперед. В нем указаны, например, значения дефляторов (индексов для измерения уровня цен на определенные товары за определенный период) – а это важнейшие показатели при определении цен на продукцию военного назначения. Исходя из этих индексов МО и ОПК рассчитывают количество вооружений, объем затрат на НИОКР и другие исследования. Ни разу еще финансово-экономический блок не предвидел реальные показатели экономического развития, а в ситуации 2014-2015 годов он вообще отказался делать прогноз. Поэтому президент принял решение: сдвинуть начало следующей программы на 2018 г, а пока продолжать выполнять то, что было прописано в действующей ГПВ-2020.

При первоначальном составлении ГПВ-2025 запросы МО на её финансирование достигали 55 трлн. руб. Затем в 2014 г МО представило отчёт, в котором говорилось, что за счет унификации ему удалось снизить сумму финансирования программы до 30 трлн. руб. В феврале 2015 г военно-промышленная комиссия заявила в ответ, что объём финансирования должен быть 70% от финансирования ГПВ-2020 (14 трлн. руб.) А в сентябре 2016 г на совещании по вопросу обеспечения ГПВ-2025 МО запросило уже 22 трлн. руб., тогда как Минфин заявил, что может выделить 12 трлн. руб. На этом совещании финансисты утверждали, что в существующих экономических реалиях бюджет не выдержит столь большой нагрузки, и рост оборонных расходов негативно скажется на реализации социальных программ. Представители МО же говорили, что если к 2020 г доля современного вооружения ВС не достигнет 70% (что предусмотрено указами президента), то существует риск потерять набранный темп перевооружения и скатиться в деградацию. Тем временем в 2016 г доля современных вооружений в частях постоянной готовности была доведена до 58%, а в 2017 г этот показатель планировалось увеличить до 62%. В итоге компромисс был найден и общая сумма согласована на уровне 17 трлн. руб. Дискуссии по параметрам программы еще продолжаются, но они ведутся вокруг распределения средств по видам ВС и характеру работ.

Единственная часть программы, по которой не было дебатов, – это переоснащение стратегических ядерных сил. Основные образцы ракетных комплексов, за исключением тяжелого «Сармата», уже разработаны, ведется создание аэробаллистического гиперзвукового боевого оснащения. Но здесь важную роль играет ожидаемое в 2021 г истечение действия договора СНВ-III.

Что стоит за этим компромиссом, как скажется урезание ГПВ-2025 относительно запроса МО на обороноспособности России? Сообщалось, что решено отказаться от полномасштабных работ по таким затратным проектам, как новые корабли с  атомной энергоустановкой (авианосец и эсминец), новый стратегический бомбардировщик ПАК ДА и перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата ПАК ДП [1]. При этом в ГПВ-2025 должен быть учтён боевой опыт, полученный в ходе операции в Сирии, необходимость укрепления арктических территорий и границ на западе и юго-западе, которые потребовали уточнения подходов по переоснащению войск [2].

Понятно, что подробности ГПВ-2025 засекречены. Но если проанализировать выступления и интервью высших должностных лиц России, причастных к этой программе (В. Путин, С. Шойгу, Д. Рогозин, Ю. Борисов и др.), деятелей ОПК (А. Рахманов), а также российских военных экспертов и обозревателей (В. Мураховский, К. Макиенко, А. Никольский, А. Ситников, А. Полунин И. Сафронов, К. Богданов, И. Нечаев и др.), то уже сейчас можно сделать предварительные выводы.

В мае 2017 г президент В. Путин обсудил с руководством МО и директорами из ОПК перспективы развития вооруженных сил (ВС) и ОПК при формировании ГПВ-2025. Приоритеты совещаний определяло МО и они отражали наиболее злободневные вопросы новой ГПВ-2025. Так, в этот раз вообще не было обсуждения перевооружения ПВО, а ВКС, ВМФ и РВСН объединили в одно совещание, поскольку вопросы сухопутных, воздушно-десантных и космических войск особенно актуальны. Конфликты последнего времени показали необходимость приоритетного перевооружения СВ и ВДВ, несущих наибольшую нагрузку, поэтому совещание в первый день было посвящено им [2].

 

17 мая обсуждались перспективы сил общего назначения (сухопутных и воздушно-десантных войск). Этим силам в ГПВ-2025 будет уделено повышенное внимание: на их перевооружение могут пустить до 25% (св. 4,2 трлн. руб.) от заложенных в ГПВ средств В действующей программе (ГПВ-2020) закупка вооружений для СВ и ВДВ приоритетом не была, и на их перевооружение отводилось лишь 13,3% её средств.

В. Путин заявил, что к концу 2017 г доля современных вооружений в СВ должна составить 42%, а в ВДВ – 58%. «Важно не только продолжать наращивать данный показатель, но и придать системе вооружения сил общего назначения новое качество», – подчеркнул президент. По его словам, при реализации задуманных планов будет сформирован научно-технический задел для разработки принципиально новых видов оружия.

В действующей ГПВ-2020, объем которой в части МО составил до 19,6 трлн. руб., наибольшие расходы были связаны с приобретением авиатехники (до 4,5 трлн. руб.), перевооружением ВМФ (4,7 трлн. руб.) и закупками средств воздушно-космической обороны (ВКО, 3,4 трлн. руб.) Остальные средства планировалось направить на модернизацию стратегических ядерных сил (СЯС, до 2 трлн. руб.) и проведение НИОКР. На перевооружение СВ и ВДВ в сумме оставалось лишь 2,6 трлн. руб. Считалось, что этого хватит для закупок БТР-82А, БМП-3 и БМД-4М, ОТРК «Искандер-М», бронемашин LMV-65 «Рысь», «Тигр» и «Волк», стрелкового оружия и средств связи, а также модернизации танков семейства Т-72.

В 2015 г произошла корректировка ГПВ-2020: часть средств была перераспределена в пользу сил общего назначения. Это было связано с обстановкой на юго-востоке Украины и боями между формированиями самопровозглашенных ДНР и ЛНР с ВС Украины. На границу МО перебросило соединения постоянной готовности, сформировало 5 дивизий и 4 бригады, что потребовало серьезных средств. Тогда стало понятно, что роль в военных конфликтах, отводимая СВ и ВДВ, не соответствует средствам, заложенным на их перевооружение. Многие российские военные эксперты считают, что в действующей ГПВ-2020 изначально был сильный перекос в сторону ВМФ.

Сообщалось, что в ГПВ-2025 на силы общего назначения будет выделено до 25% всех средств, что позволит исправить перекос ГПВ-2020. Прогнозируемые первоочередные закупки включают:

  • модернизированные танки Т-90АМ, Т-80БВМ и Т-72Б3М, а также новые Т-14 «Армата» (первая партия из 32 Т-14 испытывается, серийное производство намечено с 2020 г);
  • ББМ «Курганец-25» и «Бумеранг» (оба с 2021 г, по другим данным с 2025 г);
  • модернизированные БМП-2М «Бережок», БМП-3М и БТР-82М;
  • ББМ по ОКР «Рыцарь» для Арктики;
  • самоходные гаубицы 2С35 «Коалиция-СВ (до 2020 г), РСЗО «Торнадо-Г/С» и «Ураган-1М», ОТРК «Искандер-М», ПТРК «Хризантема-С» и «Корнет-Д1»;
  • ЗРС С-300В4, ЗРК «Бук-М3» и «Тор-М2», арктических «Тор-М2ДТ», модернизированных ЗПРК «Тунгуска»;
  • робототехнические комплексы;
  • БМД-4М и БТР-МДМ «Ракушка» для ВДВ;
  • самоходные противотанковые пушки 2С25М «Спрут-СДМ1» для ВДВ;
  • комплекты боевой экипировки «Ратник» для ВДВ [3].

 

Комплексы разведки, управления и связи уже серийно поставляются в войска, их использование в межвидовых группировках отрабатывается на полигонах, а техника прошла полевые испытания в Сирии [4].

 

18 мая В. Путин провел совещание, посвященное перспективам развития ВКС, ВМФ и РСВН. Эти направления являлись ключевыми в ГПВ-2020, и такими же останутся в ГПВ-2025. Но ряд проектов для ВМФ (новый авианосец и эсминец с атомной энергоустановкой) будет перенесен в будущую ГПВ-2030.

Говоря о действующей ГПВ-2020, президент отметил, что доля современных образцов вооружений ВКС доведена до 66%, а к концу этого года составит 68%. Он подчеркнул, что за 2016 г ВМФ пополнился 24 новыми кораблями и судами обеспечения (в том числе фрегатами и подлодками с крылатыми ракетами «Калибр»), а РВСН переходят на комплексы МБР «Ярс» мобильного и шахтного базирования.

В ГПВ-2020 эти направления являлись ключевыми. Всего на ВКС, ВМФ и РВСН в ней выделялось 57% от 19,6 трлн. руб., намеченных на перевооружение. Для ВКС планировалась закупка свыше 600 самолетов и 1100 вертолетов, для ВМФ – около 100 кораблей (в т.ч. 20 подлодок, 35 корветов и 15 фрегатов, а также 8 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПК СН) типа «Борей»). В интересах РВСН ведется поставка комплексов МБР «Ярс», жидкостных баллистических ракет подлодок (БРПЛ) «Синева» и «Лайнер», твердотопливных БРПЛ «Булава». Разрабатывались и новые комплексы: наземные жидкостные МБР «Сармат» (на замену устаревающих МБР УР-100Н УТТХ и «Воевода»), твердотопливные МБР «Рубеж», а также боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) «Баргузин».

Сейчас в РВСН современные ракетные комплексы мобильного и шахтного базирования уже составляют 62%, а к концу 2017 г их доля должна увеличится до 72%. В новой ГПВ-2025 стратегическим ядерным силам (комплексы МБР, РПК СН с БРПЛ и тяжёлые бомбардировщики с крылатыми ракетами) будет уделено наибольшее внимание. Предполагается, что в 2018-2025 года на вооружение будут приняты на комплексы МБР «Рубеж» и «Сармат», а к 2019 г будет определён облик БЖРК «Баргузина». Новая ГПВ-2020 должна также включать в себя работы по созданию единого радиолокационного поля системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и группировки спутников «Тундра» обнаружения пуска ракет и управления.

Для ВКС по ГПВ-2025 прогнозируются закупки:

  • стратегических бомбардировщиков Ту-160М2 (серия с 2021 г, по другим данным с 2025 г, 30-50 ед.);
  • фронтовых бомбардировщиков Су-34, многоцелевых истребителей Су-30СМ и Су-35С (в меньших количествах, чем в ГПВ-2020);
  • 37 многоцелевых истребителей МиГ-35 (серия с 2018 г);
  • малых партий перспективного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА, установочная партия с 2019 г, серия с 2025 г);
  • ударных вертолётов Ка-52 и Ми-28Н/НМ, многоцелевых Ми-8АМТШ и Ми-8МТВ-5 (в меньших количествах, чем в ГПВ-2020);
  • 33+ транспортных самолётов Ил-76ДМ-90А и Ил-112В;
  • ЗРС С-400 и ЗРПК «Панцирь-С», арктических ЗРК «Панцирь-СА»;
  • ЗРС С-350 (предположительно);
  • 5 комплектов ЗРС С-500 (с 2025 г).

Также будут вестись НИР по перспективному авиационному комплексу дальней авиации (ПАК ДА) и НИОКР по новому скоростному вертолёту.

Доля современных образцов ВМФ сейчас составляет 47% и до конца года должна возрасти до 55%. На перевооружении ВМФ в ГПВ-2025 намечено сэкономить (будет опущено всего 2,6 трлн. руб., при 4,7 трлн. руб. в ГПВ-2020). Это объясняется переносом строительства нового авианосца и эсминца с ядерной энергоустановкой после 2025 г. Прогнозируются закупки:

  • 5 РПКСН пр. 955А (с 2018 по 2021 гг.), БРПЛ «Лайнер» и «Булава»;
  • 6 многоцелевых атомных подлодок (АПЛ) пр. 885М (2019-2023 гг.);
  • 6 дизель-электрических подлодок (ДЭПЛ) пр. 636.3 (2019-2022 гг.);
  • 4-х ДЭПЛ пр. 677 (20-х в 2019-2021 гг. и 2-х с анаэробными ЭУ в 2025 г);
  • 9-12 фрегатов (6 пр. 22350 с 2017 г и 3-6 пр. 11356);
  • 19 корветов (8 пр. 20380 с 2017 г, 1 пр. 20385 с 2017 г, 10 пр. 20386 с 2021 г);
  • 6 патрульных корветов пр. 22160 (2018-2020 гг.);
  • 2-х патрульных ледоколов пр. 23550 (после 2020 г);
  • 25 малых ракетных кораблей (МРК) (7 пр. 21631 в 2017-2020 гг. и 18 пр. 22800 в 2017-2022 гг.);
  • 2-х больших десантных кораблей (БДК) пр. 11711 (в 2017 г и 2018 г);
  • 2-х универсальных десантных кораблей (УДК) типа «Прибой» или «Лавина» (в 2024 г и 2026 г);
  • 10 тральщиков пр.12700 (2017-2020 гг.), всего намечено 40;
  • 4-х ледоколов: 3 атомных пр. 22220 и дизельный пр. 21180 (2017-2020 гг.);
  • судов обеспечения, связи, опытовых и научно-исследовательских [5].

Также намечено провести ремонт и модернизацию 4-х крейсеров: ТАВКР пр. 1143.5 «Адмирал Кузнецов» (ремонт в 2018-2020 гг.),  2  ТАРКР пр. 1144 («Адмирал Нахимов» по 2018 г, «Пётр Великий» в 2019-2022 гг.), РКР пр.1164 «Москва» с 2018 г, и 4-х подлодок (АПРК пр.949А до 2025 г для ТФ).

Планируется вести НИОКР по многоцелевым атомным и дизельным подлодкам (типа «Хаски» и «Калина»), авианосцу типа «Шторм», эсминцу типа «Лидер» и модернизированному фрегату пр. 22350М, а также подводным роботизированным комплексам для охраны морских районов континентального шельфа в Арктике [2].

 

19 мая В. Путин провел совещание, посвященное рассмотрению военных НИОКР и вопросов военной космической программы (в ВС за нее отвечают ВКС, в составе которых находятся космические войска).

Актуальность космических проблем вызвана неудачами последнего времени: они выразились во временном прекращении запусков ракет-носителей «Протон» из-за выявленного дефекта двигателей, а также в том, что производство спутников в наибольшей степени пострадало от западных санкций из-за использования импортных электронных комплектующих. Кроме того, в условиях сокращения гражданской части космической программы для планирования работы «Роскосмоса» требуется понимание планов МО, к тому же у «Роскосмоса» с Минфином остаются разногласия по размеру финансирования программы строительства и поддержания космодромов.

В части военных НИОКР Путин отметил: «Предлагаю сосредоточиться на вопросах создания перспективного технического задела на основе прорывных технологий…. Конечно, мы обсудим и ход выполнения важнейших научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ».

Российские военные эксперты считают, что доля финансирования НИОКР в ГПВ-2025 вырастет в сравнении с действующей ГПВ-2020. Для создания новых поколений вооружений нужны научно-технические заделы, которые к настоящему моменту в значительной степени исчерпаны. Доля НИОКР вырастет за счет сокращения закупок вооружений, которых уже приобретено достаточно.

Исчерпание научно-технического задела для создания нового поколения вооружений делает ненужными сами ОКР по созданию их образцов для дальнейшего серийного производства. Для восполнения научно-технического задела скорее нужны работы, которые можно было назвать более близкими к фундаментальным исследованиям. Поэтому нынешняя система управления НИОКР оборонного назначения требует адаптации к сложившейся ситуации.

Инструменты для проведения таких исследований есть – например, Фонд перспективных исследований, но расходы по его программам почти на два порядка ниже, чем по НИОКР военного назначения, и составляют миллиарды, а не сотни миллиардов рублей в год. Встает вопрос, действительно ли в создавшейся ситуации необходимы дорогостоящие НИОКР по воспроизводству созданных еще в советское время платформ вооружений, пусть и оснащенных новыми системами, или хотя бы часть этих средств действительно лучше потратить на разработку новых технологий? При этом разработка новых платформ, которая давно вошла в решающую стадию и близка к началу серийного производства, в любом случае будет продолжена и завершена (речь идет и о новом истребителе 5-го поколения Т-50, и о новом поколении бронетехники, ЗРК и фрегатах пр. 22350) [6].

В ГПВ-2025 особое внимание будет уделено инновационным направлениям развития ВВТ, основанным на достижениях 6-го технологического уклада. В первую очередь это относится к развитию и началу серийных поставок в войска гиперзвуковых средств.

На основе достижений в области материалов, микро- и оптоэлектроники, технологий искусственного интеллекта планируется разработка и оснащение войск российскими разведывательно-ударными комплексами с БЛА, а также многофункциональными боевыми робототехническими комплексами. Большое внимание будет уделено созданию оружия на новых физических принципах.

При планировании ГПВ-2025 приоритетами стали также развитие сил ядерного сдерживания, средств воздушно-космической обороны, систем связи, разведки и управления, РЭБ, комплексов БЛА, роботизированных ударных комплексов, транспортной авиации, высокоточного оружия и средств борьбы с ним, системы индивидуальной защиты военнослужащих [7].

 

31 мая проект ГПВ-2025 был передан в военно-промышленную комиссию, а в декабре 2017 г намечено её утверждение президентом (сначала планировалось утвердить её в сентябре).

Некоторые эксперты сразу же заявили о том, что в ГПВ-2025 по сравнению с ГПВ-2020 произошло снижение финансирования с 19,6 трлн. руб.  до 17 трлн. руб. (на 13,3%). Но в реальности никакого снижения расходов не произошло, поскольку  ГПВ-2020  была рассчитана на 10 лет (1,96 трлн. руб. в год), а ГПВ-2025 – на 8 лет (2,125 трлн. руб. в год). Налицо даже небольшое увеличение ежегодных расходов (на 1%), однако, учитывая инфляцию, можно считать, что ежегодные расходы по ГПВ-2025 относительно ГПВ-2020 мало изменились.

Задания ГПВ-2020 и прогноз их выполнения приведен в таблице.

Таблица

Вооружение По ГПВ-2020 В 2020 г (прогноз) % выполнения
СВ      
Танков 2300 Т-14 150 Т-14, модернизация 1300 Т-72Б3 и  300 Т-80БВМ 70
Бригадных комплектов ОТРК Искандер 10 10 100
Бригадных комплектов ЗРС С-300В4 9 4 44
ВМФ      
РПКСН пр.955 и 955А 8 7 88
МАПЛ пр.885 и 885М 8 4 50
ДЭПЛ пр.636.3 12 10 83
Фрегатов пр. 11356 и 22350 15 6 40
Корветов пр. 20380 и 20385 35 11 31
ВКС      
Самолётов 600 500 83
Вертолётов 1100 900 82
 Комплектов дивизионов ЗРС С-500 10
Комплектов дивизионов ЗРС С-400 56 56 100
Комплектов дивизионов ЗРС С-350 38 ??? ??
РВСН      
МБР Ярс, 270-280 До 170 63-61

 

Анализ заданий ГПВ-2020 и прогноза их выполнения по ряду важнейших типов вооружений показал:

  • Полностью план будет выполнен лишь по ОТРК «Искандер» и ЗРС С-400.
  • На 80-90% – по РПКСН пр.955 и 955А (на 88%), ДЭПЛ пр. 636.3, самолётам и вертолётам (на 82-83%).
  • На 60-76% – по танкам (76%, но лишь по количеству, а вместо выпуска новых Т-14 в основном будут модернизированы старые Т-72/80), МБР «Ярс» (на 61-63%).
  • На 50% и ниже – по многоцелевым АПЛ пр.885 и 885М (на 50%), ЗРС С-300В4 (на 44%), фрегатам пр. 11356 и 22350 (на 40%), корветам пр. 20380 и 20385 (на 31%) и, вероятно, ЗРС С-350.

С одной стороны эти данные отражают текущие приоритеты программы, а с другой стороны – недостаточные производственные возможности ОПК. Из этих данных видно, что по выпуску большинства важнейших типов вооружений ГПВ-2020 не будет выполнена.

 

Проблемные вопросы в ГПВ-2025 во многом перешли из ГПВ-2020.

В части СВ необходимо отметить, что к 2025 г Т-14 не станет основным танком российских войск, хотя согласно ГПВ-2020 планировалось уже по 2020 г произвести 2300 ед. В 2016 г был анонсирован заказ на закупку до 2018 г 100 машин семейства «Армата», и далее они будут, видимо, закупаться по 20-30 ед. в год (по 2025 г в СВ всего может быть 240-310 ед.). Самым многочисленным танком СВ останется модернизированный Т-72Б3.

Также ряд экспертов предполагает, что перспективные ББМ (гусеничные «Курганец-25» и  колёсные «Бумеранг») вряд ли будут введены в строй в 2019 и даже в 2021 г. В частности, до сих пор неясно, какой боевой модуль («Бумеранг-БМ» с 30-мм пушкой или «Байкал» с 57-мм) выберут для БМП Т-15, Б-11 и К-17, и какой двигатель (ЯМЗ-780 или 2В-06) выберут для ББМ «Курганец-25». Также СВ не устраивает высокий профиль этих машин. Есть много технических проблем, которые еще предстоит решить разработчикам. Это потребует времени – к примеру, известно, что доводка БМП-3 велась десятилетиями. В качестве временной меры, МО вероятно закупит БТР-82А, БМП-2М «Бережок» (модернизированные) и БМП-3, а также произведет ремонт и модернизацию имеющего парка бронетехники.

В артиллерийские формирования СВ будут поставляться самоходные гаубицы 2С35 «Коалиция-СВ, РСЗО «Торнадо-Г/С» и «Ураган-1М», ОТРК «Искандер-М», ПТРК «Хризантема-С» и «Корнет-Д1», но основное внимание будет уделено формированиям ПВО СВ, которые продолжат получать отработанные ЗРК «Тор-М2» и «Бук-М3», ЗРС С-300В4 [4, 8].

Для ВДВ будут поставляться уже отработанные БМД-4М и БТР-МДМ «Ракушка», СПТП 2С25М «Спрут-СДМ1».

Непростая ситуация сложилась с амбициозным проектом Единой системы управления в тактическом звене (ЕСУ ТЗ) – АСУ войсками на уровнях от бригады и ниже. Её стоимость 300 млрд. руб. По ГПВ-2020 серийные комплекты системы до 2021 г должны были получить 40 бригад, но уже сейчас ясно, что этого не произойдёт. Сейчас обкатка ЕСУ ТЗ в Таманской дивизии продолжается, и её командование указывает на то, что система в текущем виде их не устроит, и ее можно использовать лишь как базу для создания новой АСУ войсками. Тем не менее, комплексы разведки, управления и связи (КРУС) серийно поставляются в войска, их использование в межвидовых группировках отрабатывается на полигонах, а техника прошла полевые испытания в Сирии [4].

В части ВКС в ГПВ-2020 есть ряд проблем, в т.ч. срыв сроков модернизации бомбардировщиков дальней авиации (в 2016 г было поставлено 4 самолёта Ту-95МСМ и Ту-160М1 вместо 9) и снижение производства самолетов Ил-76МД-90А (план их выпуска в 2017 г был скорректирован с 6 ед. до 3) [2].

ГПВ-2020 решала две задачи: поставить современные серийные самолёты (до 600 ед.) и вертолёты (до 1100 ед.), а также создать принципиально новые самолёты и вертолёты. С первой задачей (по количеству) ОПК почти справляется, но за счёт большого числа типов авиатехники. В результате в ВКС поставляется 9 типов новых и модернизированных боевых самолётов: 3 типа ударных (бомбардировщики Су-24М2 и Су-34, штурмовики Су-25СМ/СМ3) и 6 типов истребителей (тяжёлые Су-27СМ/СМ3, Су-30М2, Су-30СМ, Су-35С, МиГ-31БМ, лёгкие МиГ-29СМТ + 37 ещё не поступивших МиГ-35, которые из ГПВ-2020 перейдут в ГПВ-2025). Впрочем, Су-35С нуждается ещё в доработке по результатам сирийского опыта (самолёт засасывал камни с ВПП, были проблемы с фонарём, экранами, программным обеспечением, системами нанесения удара по наземным целям, отсутствовали контейнеры с прицельными системами). Сейчас в ВКС проходят опытную эксплуатацию и войсковые испытания более 50 Су-35С. Принятие их на вооружение ожидается в конце 2017 г.

Также в ВКС поступают 3 типа ударных вертолетов (Ми-35М, Ми-28Н и Ка-52), 2 типа многоцелевых (Ми-8АМТШ и Ми-8МТВ-5) и 2 типа учебных («Ансат» и Ка-226). Проблему унификации типов самолётов и вертолётов не удастся решить и в рамках ГПВ-2025. По вертолетам ещё не решена проблема производства двигателей, хотя на поставках в ВКС это пока не отразилось. Было развернуто производство ЗРПК «Панцирь-С» и ЗРС С-400 (правда, пока не подтвердилось поступление в комплект С-400 ЗУР 40Н6 с дальностью стрельбы 400 км). Также будут загружены и мощности по производству авиационных боеприпасов, причем удвоится выпуск высокоточных ракет и бомб.

Однако разработка новой авиатехники и зенитных ракетных систем ВКС задерживается. По планам ГПВ-2020 истребитель ПАК ФА и ЗРС ПВО/ПРО С-500 уже должны поступить на вооружение. Согласно ГПВ-2020 10 д-нов С-500 в 2015-2020 годы должны были поступить в войска. Создание ПАК ФА и С-500  задержалось, и их серийная закупка перенесена на ГПВ-2025. Также в сообщениях по ГПВ-2025 нет данных о ЗРК С-350, который разрабатывался с 2007 г и планировался к принятию на вооружение в 2012 г, потом в 2015 г и 2019 г. По ГПВ-2020 намечалось закупить 38 д-нов ЗРК С-350, но ясно, что это не будет выполнено из-за задержки разработки и нехватки производственных мощностей.

Проект бомбардировщика ПАК ДА также серьёзно задерживается. Намечалось принять его на вооружение в 2025 г, затем в 2028-2029 г. Это связано с активизацией работ по налаживанию производства после 2023 г 30-50 самолетов Ту-160М2. Проект скоростного вертолета актуален, но НИР с использованием летающей лаборатории на базе Ми-24 показали, что имеющийся научно-технический задел решить поставленную задачу не позволяет. Однако НИР в этом направлении будут продолжены, и развитие нужных технологий станет важной частью фундаментального раздела ГПВ-2025 [4, 8].

 

Проблемы ВМФ включают затягивание сроков постройки и ввода в строй кораблей и судов. Например, головной фрегат пр. 22350 «Адмирал Горшков» был заложен в 2006 г, а в июне 2017 г ещё не принят ВМФ из-за недоработок. Срок его сдачи переносился трижды, а к 2020 г по ГПВ-2020 уже должны быть введены в строй 8 таких фрегатов. Их намечалось строить массово (24-30 ед.), чтобы заместить вывод кораблей советской постройки (эсминцев пр. 956, БПК 1155 и 1135). Переброска ресурсов на строительство авианосца типа «Шторм» и эсминцы типа «Лидер» очень негативно отразилась бы на составе ВМФ, в результате он останется с недостроенными и недовведенными кораблями. Пересмотр взглядов на строительство флота подтверждается сокращением его доли финансирования с 4,7 трлн. руб. в ГПВ-2020 до 2,6 трлн. руб. в ГПВ-2025. Поэтому в ГПВ-2025 не будет заложено строительство авианосца типа «Шторм» и эсминца типа «Лидер», зато прогнозируется массовый ввод уже освоенных фрегатов, корветов, МРК, тральщиков и др.

Ещё не решены 3 серьёзные проблемы с вооружением кораблей ВМФ:

  1. Боеспособность ЗРС «Полимент-Редут» и создание интегрированной системы управления ПВО для фрегатов пр. 22350.
  2. Характеристики РЛС «Фуркэ-2» корветов пр. 20380, из-за которой пока не удается добиться полноценной боеготовности ЗРК «Редут» на уже сданных 4-х кораблях.
  3. Серьезное отставание ВМФ в противоминной борьбе. Единственным новым типом является базовый тральщик пр. 12700, но возможности его противоминного комплекса недостаточны. Пока построен 1 корабль, до 2020 г намечено 10, а в перспективе – до 40.

 

Эксперты также сомневаются, что 2 универсальных десантных корабля типа «Прибой» (или «Лавина» – даже тип ещё не известен!) будут построены уже в 2022 и 2026 годах, поскольку опыта строительства подобных кораблей ОПК России не имеет [9]. А строительство модульных АПЛ типа «Хаски» с гиперзвуковыми ПКР «Циркон», атомных авианосцев типа «Шторм» и эсминцев типа «Лидер» перенесут в ГПВ-2030.

У ВМФ больше всего проблем и, видимо, не случайно в ГПВ-2025 перед ними стоят не самые амбициозные и дорогостоящие задачи [2]. Скромная доля ВМФ в ГПВ-2025 вызвана тем, что еще не освоены новые судостроительные технологии. Строить авианосцы типа «Шторм» и атомные эсминцы типа «Лидер» по  старым технологиям долго и дорого. Только с вводом в строй новейшего комплекса СК «Звезда» на Дальнем Востоке появится возможность заказывать корабли большого водоизмещения и по приемлемой цене [4, 8].

Проблемы есть и с производством вооружений для стратегических ядерных сил (СЯС) ещё по ГПВ-2020. В 2016 г доля оснащения РВСН современными комплексами МБР г составила 56% (по плану – 62%), и в СЯС было поставлено не 50 МБР и БРПЛ, как планировалось, а 41. В 2014 г было выпущено 35 МБР «Ярс» в 2016 г – 23, в 2017 г намечено поставить 20, что говорит о ежегодном снижении выпуска МБР «Ярс». Также в 2016 г Московский институт теплотехники не выполнил план поставок мобильных ПУ ПГРК «Ярс».

При выполнении ГПВ-2025 важной задачей станет выдерживание сроков создания новой тяжелой шахтной МБР «Сармат» (пока налицо отставание) [2].

 Проблема исчерпания «научно-технических заделов» для ОКР по производству вооружений станет особенностью следующей ГПВ-2025. К началу 1990-х годов и позже ОПК накопил большой запас научно-технических решений и возможностей, которых и реализовал, в основном, под большой бюджет ГПВ-2020.

ОПК устроил бы очередной валовой заказ на уже освоенную серию, но ВС дали понять, что их интересует один из двух вариантов: либо принципиально новые образцы с качественно иными характеристиками, либо дешевая модернизация уже имеющейся техники.

Основная потребность в вооружениях уже закрыта, или закроется к началу 2020-х годов при завершении ГПВ-2020. При этом ВС утверждают, что по ряду направлений их устроили бы не самые высокотехнологичные вооружения, а построенные на уже имеющихся технологиях массовые и дешевые. Например, ВМФ предлагал построить ему крупную серию многоцелевых атомных подлодок типа пр. 671РТМ(К) на современном технологическом уровне, но ОПК пока обещает подлодку типа «Хаски», которую еще только предстоит разрабатывать.

В этих условиях в ГПВ-2025 предполагается переориентироваться на крупное финансирование оборонных НИР, в рамках которых должен быть создан новый задел для последующих ОКР по созданию ВВТ. Результатом станут новые технологии, решения и материалы, которые можно будет использовать с середины 2020-х годов при разработке вооружений следующего поколения.

Параллельно с этим будет продолжаться финансирование производственно-технологического переоснащения ОПК. ГПВ-2025 будет сопровождать  федеральная программа развития ОПК, наподобие программы, действовавшей вместе с ГПВ-2020 (на последнюю выделялось 3 трлн. руб.) Производственные мощности, создаваемые по этой программе, будут иметь задания по параллельному наращиванию выпуска высокотехнологической гражданской продукции. Его долю в 2025 г намечено довести до 30% (а в 2030 г – 50%), поскольку МО не сможет полностью обеспечить ОПК военными заказами.

 

Заключение. В настоящее время в России разрабатывается госпрограмма вооружений на 2018-2025 годы (ГПВ-2025), оцениваемая в части МО в 17 трлн. руб. На текущую ГПВ-2020 выделялось в 19,6 трлн. руб., то есть ежегодные расходы изменились мало. В ГПВ-2025 по сравнению с ГПВ-2020 намечено увеличить расходы на СВ/ВДВ и на НИР по перспективным ВВТ, пропорционально уменьшить – на ВМФ, что отражает текущие приоритеты ВС. Но вооружений будет закуплено меньше.

На СВ и ВДВ будет выделено до 25% средств, что позволит получить модернизированные танки Т-90АМ, Т-80БВМ, Т-72Б3М, БМП-2М «Бережок», БМП-3М, БТР-82М; новые танки Т-14 «Армата» (240-310 ед.), ББМ «Курганец-25», «Бумеранг» и арктические «Рыцарь»; СГ «Коалиция-СВ», РСЗО «Торнадо-Г/С» и «Ураган-1М»; ОТРК «Искандер-М»; ПТРК «Хризантема-С» и «Корнет-Д1»; ЗРС С-300В4, ЗРК «Бук-М3», «Тор-М2» и арктические «Тор-М2ДТ»; робототехнические комплексы; БМД-4М и БТР-МДМ «Ракушка», СПТП «Спрут-СДМ1»; экипировку «Ратник».

Для ВКС прогнозируются закупки тяжёлых бомбардировщиков Ту-160М2 (30-50 ед.); фронтовых бомбардировщиков Су-34, многоцелевых истребителей Су-30СМ, Су-35С и 37 МиГ-35; многофункциональных истребителей ПАК ФА (малых партий); ударных вертолётов Ка-52 и Ми-28Н/НМ, многоцелевых вертолётов Ми-8АМТШ, транспортных самолётов Ил-76ДМ-90А и Ил-112В (33+); ЗРС С-400 и ЗРПК «Панцирь-С», арктических ЗРК «Панцирь-СА»; ЗРС С-350 (предположительно); ЗРС С-500 (5 комплектов). Также будут вестись НИР по перспективному тяжёлому бомбардировщику ПАК ДА и НИОКР по новому скоростному вертолёту.

Для ВМФ прогнозируются закупки 5 РПКСН пр. 955А; 6 многоцелевых АПЛ пр. 885М; 10 ДЭПЛ (6 пр. 636.3 и 4 пр. 677);  9-12 фрегатов (6 пр. 22350 и 3-6 пр. 11356); 19 корветов (8 пр. 20380, 1 пр. 20385, 10 пр. 20386); 6 патрульных корветов пр. 22160; 2-х патрульных ледоколов пр. 23550; 25 МРК (7 пр. 21631 и 18 пр. 22800); 2-х БДК пр. 11711 и 2-х УДК типа «Прибой» или «Лавина»; 10 тральщиков пр.12700; 4-х ледоколов (3 атомных пр. 22220 и дизельный пр. 21180). Также намечено провести модернизацию 4-х крейсеров (1 ТАВКР пр. 1143.5,  2  ТАРКР пр. 1144, 1 РКР пр.1164) и 4-х ракетных АПЛ пр.949А. Планируются НИОКР по многоцелевым АПЛ «Хаски» и ДЭПЛ «Калина», авианосцу типа «Шторм», эсминцу типа «Лидер» и модернизированному фрегату пр. 22350М, а также подводным роботизированным комплексам.

Для РВСН прогнозируются закупки комплексов МБР «Ярс» и «Ярс-М», новых тяжёлых МБР «Сармат», ПГРК «Рубеж» и БЖРК «Баргузин».

Анализ заданий ГПВ-2020 и прогноза их выполнения показал, что на 100% план будет выполнен лишь по ОТРК «Искандер» и ЗРС С-400, на 80-90% – по РПКСН пр.955 и 955А, ДЭПЛ пр. 636.3, самолётам и вертолётам, на 60-76% – по танкам (но вместо выпуска Т-14 будут модернизированы Т-72/80) и МБР «Ярс», на  50% и ниже – по многоцелевым АПЛ пр.885 и 885М, ЗРС С-300В4, фрегатам пр. 11356 и 22350, корветам пр. 20380/20385, и, вероятно, ЗРС С-350.

Можно уверенно прогнозировать, что и новая ГПВ-2025 не будет выполнена полностью, как не будет выполнена в полном объёме и действующая ГПВ-2020 (и как были провалены три предыдущие программы – ГПВ-2005, ГПВ-2010 и ГПВ-2015). Однако надо отметить, что с каждой новой программой степень их выполнения увеличивался. Поэтому необходимо постоянно отслеживать реализацию этих программ и динамику перевооружения ВС России для того, чтобы противостоящие ей страны могла принять своевременные контрмеры.

ЛИТЕРАТУРА

 1.        Полунин А. Путин выбрал между пушками и маслом // http://svpressa.ru/war21/article/172535/?rss=1

2.        Никольский А. У новой госпрограммы вооружений будут новые приоритеты // https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/05/19/690524-novoi-gosprogrammi

3.        Сафронов И. Джорджевич А. Десант и пехоту сделают финансово устойчивыми // https://www.kommersant.ru/doc/3299342

4.        Богданов К. Последний отсчёт // https://lenta.ru/articles/2017/05/25/gpv/  

5.        Сафронов И. Джорджевич А. Ядерной триаде описали перспективы // https://www.kommersant.ru/doc/3299987

6.        Никольский А. Финансирование оборонных научно-исследовательских работ увеличится // https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/05/22/690776-oboronnih-nauchno-issledovatelskih

  1. Нечаев И. Минобороны РФ будет развивать группировку войск в Крыму в рамках ГПВ до 2025 года // https://defence.ru/article/minoboroni-rf-budet-razvivat-gruppirovku-voisk-v-krimu-v-ramkakh-gpv-do-2025-goda/
  2. Ситников А. Перевооружение 2018−2025: без «Арматы» и «Курганца» // http://svpressa.ru/war21/article/172628/?cba=1

9.        Скоморохов Р. Первый российский вертолётоносец появится к 2022 году… «Мистралей» не хватило? // https://topwar.ru/117037-pervyy-rossiyskiy-vertoletonosec-poyavitsya-k-2022-godu-mistraley-ne-hvatilo.html

Юрий Бараш,

 член Экспертного Совета ЦИАКР

Комментарии