ГИБРИДНАЯ ВОЙНА ГЕРАСИМОВА – ОЦЕНКИ ЗАПАДНОГО ЭКСПЕРТА

Отрывок из исследования «Сухопутная война в Украине. Современное Поле Боя Европы» от мая 2019 года, Мартин Субе под руководством Директора Постоянного Секретариата, FINABEL

Генерал Валерий Герасимов – начальник Генерального штаба ВС Вооруженных сил Российской Фе­дерации и автор концепта «гибридной войны». Концепт Герасимова базируется на убеждении, что современные конфликты значительно отличаются от конфликтов времён Холодной или Второй Мировой войн. Современные конфликты отличаются «не оглашёнными войнами, комбинирую­щие военные и невоенные действия, гибридными операциями, а также меньшими точными группированиями» («Зелёные человечки»: учебник современной россий­ской гибридной войны, Украина, 2013-2014). Герасимов исследовал американский и западноевропейский опыт недавних войн – война в Персидском Заливе, война в Ираке, война в Ливии. Он заметил, что политическая, культурная, экономическая и иные невоен­ные факторы играют решающую роль в исходе операции. В своём отчете «Основные тенденции развития форм и способов применения ВС» 2013 года генерал Герасимов высказал убеждение в том, что линия между войной и миром была размыта. Его мнение насчёт границ между войной и миром поддерживаются приме­рами цветных революций и Арабской Весны. Демократические протесты современной эры конфликтов не ориентированы на начало войны, но зача­стую приводят к внешним вмешатель­ствам, гражданским войнам, или гуманитарному кризису. По словам Герасимова, такие события являются типичными примерами современной эры конфликтов. В современной войне глав­ным  фокусом должны быть разведка и до­быча информации.  Операции не имеют значимых отличий, включая стратегиче­ские и тактические уровни, а также акты нападения и защиты. Цели достигаются путём управляемой бесконтактной войны. Модель современной российской войны Герасимова разработана под названием «Роль невоенных средств в разрешении межгосударственных конфликтов». Модель гибридной войны Герасимова состоит из шести этапов. Каждый этап включает, как и невоенные меры, так и нарастающее военное вмешательство по мере эскалации конфликта.

Этапы гибридной войны Герасимова:

  1. Скрытое начало: это начальная фаза гибридной войны, в течение которой настоящему режиму формируется оппозиция, коалиция, а также профсоюзы. Обычной для начальной фазы является прямая, понятная и устойчивая военная кампания, имеющая цель подготовить обстановку под дальнейшие российские действия с использованием стратегического сдерживания. Потенциал военного вмеша­тельства возрастает.
  2. Эскалация: во втором этапе, политических и военных лидеров в регионах осведомляют о развиваю­щемся конфликте. Россия оказывает политическое, дипломатическое или экономическое давление на режим или неполитические субъекты.
  3. Начало конфликта: третий этап начина­ется с более враждебных действий сил-оппонентов – демонстраций, протестов, диверсий, саботажей, убийств, вмеша­тельств военизированных группировок и т.д… На этой стадии Россия начинает стратегический запуск её сил в регионы конфликта в случае наличия стратегического интереса или интереса национальной безопасности.
  4. Кризис: Россия начинает военные операции, которым аккомпанирует сильная дипломатическая и экономиче­ская поддержка, вместе с постоянным потоком информации, имеющим цель изменить публичное мнение в сторону российской интервенции.
  5. Резолюция: этот этап сфокусирован на поиске лучших путей разрешения конфликта. Ключевым аспектом является смена лидера в регионе или области конфликта (смена режима). Цель – перезагрузить политическую, военную, экономическую и социальную ситуацию в регионе и возвратить мир и порядок.
  6. Возвращение мира: финальный этап Доктрины Герасимова может быть растянут. Россия делает попытки умень­шить напряжение, проводит миротворческие операции. Этот этап включает требуемые для урегулирова­ния постконфликтной ситуации поли­тические и дипломатические меры, в которых указаны изначальные причины конфликта («Зелёные человечки»: учебник Современной Российской Гибридной Войны, Украина 2013-2014).

Важной частью гибридной войны является быстрое уничтожение, приостановка или взятие под контроль коммуникаций, инфраструктур, эконо­мических и политических институций, а также прерывание командования врага с помощью специальных сил в военной сфере или киберпространстве. Россия изобрела и протестировала новую форму гибридной войны во время конфликта в Грузии в 2008 году, а также во время кибервойны в Эстонии в 2007 году. Чтобы достичь своих целей, Россия создала территориально-объединённые молодежные и медиа группы с целью распространения её точек зрения, а так же, чтобы мобилизовать этнические российские меньшинства в соседних государствах с помощью обращения к их языку, наследству, и их чувству маргинализации или утеснения страной проживания. Этого можно достичь с помощью создания образа «России-Матушки» как их защитницы. Убеждение безысходности в военном и политическом лидерстве создается рос­сиянами в выбранных государствах, после которого люди теряют уверенность в их лидерах.

По словам Василия Копытко, профессора Отдела оперативного искусства Академии Генерального Штаба, Доктрина Герасимова является последним Российским операционным концептом, который эволюционировал в течение пяти отдельных периодов, начиная с 1920 (Сельхорст, 2016).

Тактика гибридной войны использова­лась во время аннексии Крыма, а затем для захвата государственных зданий, отделений полиции, и территории непризнанных республик ДНР и ЛНР. Офицерам полиции и местным властям либо давали взятки и заставляли кооперировать с российскими мятежниками, либо заставляли уйти со своих постов. Разгневанные местные толпы, которые часто вели российские оперативники, так же заставляли украинских военных сдаваться. Типич­ной тактикой гибридной войны является использование марионеточных сил – милиции, других групп из России или других государств. Военизированные группировки заявляли, что они приехали в Украину с целью бороться за идеологические цели, но вскоре эти группы признали, что они были проплачены, вооружены и засланы Россией. После начала Антитеррористической операции на Донбассе множество других украинских сил были окружены местными людьми и сдались российскому cпецназу. С самого начала конфликта о присутствии специальных Российских группировок и десанта докладывалось множество раз («Зелёные человечки»: учебник Современной Российской Гибридной Войны, Украина 2013-2014).

Существуют разные подразделения cпецназа, и они считаются «чем-то средним между рейнджерами армии США и британскими SAS. У них множе­ство применений. Они могут воевать, а также у них есть подготовка к ведению разведки. Они могут устраивать мятежи и контролировать их. Торговать контрабандным оружием. Вести пар­тизанскую войну» (Смит, 2018, стр. 9, онлайн). Их вовлечение в Крым и Во­сточную Украину было полусекретной миссией, в рамках которой использовались маски и форма без какой-либо идентификации во время работы на виду («Зелёные человечки»: учебник Современной Российской Гибридной Войны, Украина 2013-2014). Силы cпецназа могут быть заброшены в тыл и участвовать в наблюдательных и разведывательных миссиях, а также они могут быть использованы для очистки пути менее подвижным силам (а также повстанцам или военизированным группировкам). Во время миссий спецназ полагается на скорость, хитрость и фактор неожиданности. Шесть разных бригад спецназа были замешаны в Украинском конфликте с самого начала войны (Смит, 2018).

Силы спецназа участвовали во многих миссиях гибридной войны на Донбассе, начиная с оккупации зданий и заканчивая саботажем, участием в прямых военных столкновениях. Первый офицер ГРУ (Главное Разведывательное Управление Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации) был арестован в Украине в марте 2014 года, после чего им был признан факт службы в ГРУ  (Буккфоль, 2016).

Во время протестов в Донбасском регионе пророссийские толпы несколько раз окружали армию Украины, после чего спецназ атаковал и обезоруживал украинских военных. Во многих случаях украинские военные отказывались стрелять в присутствии гражданских и соглашались с требованиями к отступлению или сдаче. Российский спецназ и другие российские оперативники участвовали во многих операциях в 2014 году, которые были сфокусированы в основном на окружении и захвате государственных зданий, полицейских отделений, позиций украинских военных или зданий СМИ («Зелёные человечки»: учебник современной российской гибридной войны, Украина 2013-2014).

Примером саботажа российских специальных сил может быть подрыв вагонов с авиационным топливом на железнодорожной станции «Основа» в сентябре 2014 года. Во время операции был убит мнимый офицер ГРУ. Группы российского спецназа часто оперировали в тылу Украины, кооперируясь с другими повстанцами. Они могли атаковать украинские конвои и закладывать мины на территории Украины с целью навредить свободному передвижению украинской армии (Буккфоль, 2016).

Концепт Гибридной Войны Герасимова проявляет радикально новую перспективу ведения войны в наше время. Его доктрина построена на фактах, полученных из опыта последних мировых военных конфликтов, например в Ираке или Грузии, где асимметрическая война и размывание грани между войной и миром были обязательны. Доктрина Герасимова – это способ ведения войны, который использует эти факты в свою пользу. Сейчас роль большого числа наземных сил в такой войне менее важна, чем раньше, к тому же наземные войска предстоят всё новые и новые испытания на пути в будущее.

Говоря о составляющей наземных войск, используемых в гибридных войнах, наиболее важными являются такие силы как спецназ, которые могут произво­дить секретные, быстрые и решительные операции. Другие важные изменения в ходе войны приносят солдаты-марио­нетки, волонтёры и военизированные группировки, которые официально никому не подчиняются.

 

Перевод Дениса Петренко,

специально для «ОПК»