ГЕНДИРЕКТОР ЧАО «АВТОКРАЗ» Р.ЧЕРНЯК: «НЕЗДОРОВАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И НЕ ЦИВИЛИЗОВАННОЕ ЛОББИРОВАНИЕ ЧАСТОЕ ЯВЛЕНИЕ В БОРЬБЕ ЗА ГОСОБОРОНЗАКАЗ»

Частное акционерное общество «АвтоКрАЗ» является одним из наиболее крупных отечественных игроков, которые разрабатывают и производят продукцию оборонного и двойного применения. Генеральный директор предприятия Роман Черняк согласился ответить на вопросы экспресс-интервью информагентства «Оборонно-промышленный курьер».

— Роман Евгеньевич, довольны ли вы уровнем государственного оборонного заказа вашему предприятию?

— Как я могу быть им доволен, если он меньше месячного объема выпуска продукции предприятия.

— Сейчас довольно таки много машин предлагают и частные, и государственные предприятия. Наблюдаете ли нездоровую конкуренцию, не очень цивилизованное лоббирование интересов отдельных лиц, компаний?

— Конечно, наблюдаем. Я могу сказать, что у нас нездоровая конкуренция и нецивилизованное лоббирование – это весьма частое явление в борьбе за гособоронзаказ.

— И это касается и чиновников, и политиков?

— Генералы попросту опускают глаза и говорят, что есть такая-то или такая-то команда. Понятное дело, они заботятся о сохранении должностей.

— А на ваш взгляд, что способствует таким явлениям? И что нужно исправить, что бы этого не было?

 Первое  это – нужно иметь четкие принципы закупок вооружений, оборонной продукции.

— По большому счету, системы перевооружения и, соответственно, формирования государственного заказа нет?

— Нет, как нет четкой программы. Мы вот получили чуть больше ста машин, мы их сделали и забыли уже. И что дальше будет? Что будет во втором полугодии или в следующем году, мы не знаем.

— То есть, более ста машин, и это по всем заказчикам на этот год? И никаких ориентиров?!

— Да, по всем заказчикам государственного оборонного заказа.

— А вы наверняка бы могли выполнить госзаказ в три или в четыре раза больше по объему?

— Мы могли бы собирать и поставлять три – четыре тысячи автомобилей в год.

— Как вы считаете, гриф секретности на Госпрограмме развития вооружений и военной техники, и на гособоронзаказе — это мешает делу или нет? Создает условия для того что бы скрыто лоббировать?

— Вы понимаете, с одной стороны, в условиях военного времени нельзя допустить полной открытости. Но я думаю, что на сегодняшний день в таком виде секретность только вредит, потому что за этим грифом прячутся всё: завышенные цены, скрытые посредники и прочие негативные нюансы этого процесса.

— Не назрела ли ситуация для того, чтобы Генеральный Штаб ВСУ как то унифицировал подходы к выпуску техники?

— О, эта ситуация даже перезрела! Технари Генерального Штаба говорят что не завидуют тем, кто придет после них. Эта техника просто остановится через несколько лет. Мы не будем знать, что нам надо. Мы покупаем на каких-то закрытых тендерах. Главный критерий, чтобы оно было дешевое.

А эта ситуация характерна и там, где «АвтоКрАЗ» принимает участие в проектах для поставки колесной базы для какой-то техники?

— Ну, понимаете, я на сегодняшний день тоже не могу на 100 процентов рассказывать об оборонных проектах предприятия, потому что все там засекречено. Там, где мы знаем, там и работаем. Я знаю, что туда заходит и «Татра» и китайцы, и различные посреднические фирмы.

— Реальные примеры есть, когда в пику национальному производителю берут ту же «Татру»?

— Я думаю, что через несколько месяцев вы это все увидите воочию.

— А как вы относитесь к возможности выхода на внешние рынки для всех предприятий всех форм собственности – я имею в виду, конечно, под контролем государства, но без обязательного сопровождения спецэкспортерами? У вас же лицензии  нет, вы обязаны через спецэкспортеров  все делать, если вы выходите на рынок?

— У нас есть постановление Кабинета министров, и у нас есть собственная лицензия на внешнеэкономическую деятельность. Но я считаю, исходя из многолетнего опыта, что самостоятельную лицензию должны иметь только крупные игроки, которые уже себя показали на рынке. Иначе может сложиться такая ситуация, и мы потом ничего не проконтролируем.

-->