ВОЕННАЯ СИЛА ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВНЫМ ИНСТРУМЕНТОМ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ – АНАЛИЗ ЭКСПЕРТОВ

Военная сила является основным инструментом внешней политики России, руководство которой видит свое военное и экономическое отставание  от НАТО. В то же время,  как отмечается в принятой 31 декабря 2015 года Стратегии Национальной безопасности РФ, ключевым приоритетом Федерации остается восстановление своего статуса одной из ведущих держав мира. Там же США и их союзники, как главное препятствие на пути достижения этой цели, официально названы врагами РФ.

Об этом пишут военные эксперты Игорь Сутягин (Россия)  и Джастин Бронк (Великобритания). Издание «Новые сухопутные войска России: возможности, ограничения и последствия для международной безопасности» появилось в сентябре 2017 г. в Великобритании, а о высоком уровне исследования свидетельствует также его выход в престижной серии Whitehall Papers.

Одним из важнейших средств достижения указанной цели Кремль видит усиление своего военного потенциала, включая реформирование Сухопутных Сил. С 2008 года он реализует долговременную и масштабную программу военных реформ, как с точки зрения оснащения войск новыми видами вооружения и военной техники, так и структурной реорганизации их в соответствии с новыми требованиями и потребностями  Федерации.

Важной составляющей реформы является создание логистики, максимально приближенной к потребностям гибкой структуры размещения войск, что демонстрируется как в Украине, так и в Сирии. Резко сокращено (со 140 до 13) число арсеналов и складов боеприпасов. Хранение снарядов и ракет повсеместно переводится в закрытые складские помещения. Правда, в силу кризиса российской экономики из 580 запланированных складов к 2016 г были готовы лишь 126, однако работы в этом направлении продолжаются.

Согласно заявлению начальника Генерального Штаба ВС РФ Валерия Герасимова, сделанному им в сентябре 2016 года, число БТГ будет постоянно увеличиваться, с 65 (сентябрь 2016 года) до 115 в 2017 и 125 в 2018 гг. А численность ВДВ до конца 2017 года планировалось даже удвоить, с 36 тыс. до 72 тыс. солдат и офицеров.

Отмечается развитие в составе Сухопутных Сил ВС РФ сил постоянной готовности на основе концепции батальонно-тактических групп (БТГ). Указанные БТГ, укомплектованные профессионалами, имеются в каждой мобильной бригаде, включая спецназ и морскую пехоту. Эти силы  постоянно находятся в состоянии повышенной (от 2-х до 24 часов) готовности. Наличие БТГ означает возможность быстрой переброски до 47 тыс. боеготовых солдат и офицеров сил постоянной готовности в любую точку страны. Теоретически транспортная авиация РФ в состоянии перебросить по воздуху за один раз до 20-25 тыс. солдат и офицеров с легким вооружением к местам нахождения баз (БХИРВТ) вблизи зоны боевых действий.

Кроме того, сохраняются хронические проблемы с обеспечением частей и подразделений современными видами ВВТ, их комплектованием,  мотивацией  личного состава и проблемами морального порядка. И в условиях принятого политического решения о восстановления  в составе Сухопутных Сил  упраздненного ранее дивизионного звена эти проблемы будут только усугубляться.

Наряду с этим, все больше сказывается эффективность воздействия на российскую экономику западных санкций (до 826 образцов российских ВВТ зависят от поставок из  стран НАТО и ЕС) и сложная экономическая ситуация в России. Все это отрицательно сказывается на усилиях Кремля по проведению амбициозной масштабной реформы ВС РФ в целом.

По большинству позиций плановые сроки производства новых видов оружия сорваны, а их число существенно сокращается. Так, например, из заявленных 2300 новых танков Т-14 «Армата» к 2020 году, в силу экономических причин в оборонном заказе оставлены всего 70, причем поставка их переносится на 2025 год. По другим направлениям ситуация аналогична.

(с полной версией анализа сухопутной компоненты ВС РФ можно ознакомиться в бюллетене ЦИАКР №18, который выйдет 29 сентября 2017 года)

Комментарии