ЭСТОНИЯ, ЛАТВИЯ, ЛИТВА И РОССИЙСКАЯ УГРОЗА. Часть 2

Российская военная угроза странам Балтии

 

Группировки ВС России на северном фланге страны – у стран Балтии в бывшем Ленинградском военном округе (ВО) (а также на южном фланге – в бывшем Закавказском ВО) после заключения в 1990 г договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) были сокращены в соответствии с фланговыми ограничениями договора. Данные ограничения в сумме составили по этим двум округам до 1300 танков, 1380 ББМ и 1680 ед., артиллерии (в т.ч. на складах не менее 600 танков, 800 ББМ и 400 ед. артиллерии), то есть, вооружение двух развёрнутых дивизий на каждый округ. Затем после адаптации ДОВСЕ в 1999 г эти ограничения были ослаблены (должно было быть до 1300 танков, 2140 ББМ и 1680 ед., артиллерии уже в боевых частях) [1]. При этом Россия взяла на себя обязательства о сдержанности при размещении сил в Псковской и Калининградской областях (в последней – не более двух мотострелковых бригад с небольшим усилением). В 2007 г Россия установила для себя мораторий на действие ДОВСЕ, а в 2015 г – приостановила своё участие в ДОВСЕ [2]. То есть, численность войск и количество вооружений группировок ВС России около стран Балтии (и вообще, на территории РФ) сейчас не ограничено никакими договорами.  Но в 1990-х и 2000-х годах войска и вооружения ВС России в Калининградской обл. и Ленинградском ВО были серьёзно сокращены.

Калининградский особый район и его стратегическое значение. В сентябре 1994 г в Калининградской обл. был создан Калининградский оборонительный район (КОР), объединивший под единым командованием базировавшиеся там формирования ВС России. В состав КОР вошли: Балтийский флот (БФ), войска и силы Калининградского р-на ПВО, 11-я отд. гв. армия СВ и другие формирования. КОР был самостоятельной военно-административной единицей, не входящей в состав военных округов. В июле 1998 г он был переименован в Калининградский особый район. В октябре 2010 г КОР вошёл в состав Западного ВО в качестве отдельной военно-административной единицы.

Вступление в НАТО Польши (1999 г) и стран Балтии (2004 г) превратило Калининградскую обл. в изолированный от России анклав. То есть, во время войны между Россией и странами НАТО сообщение с областью по суше через территорию Литвы может быть прервано, а в случае размещения в регионе боевых кораблей и самолётов других стран НАТО, оно не сможет осуществляться также по морю и воздуху (т.е. КОР может быть полностью блокирована).

Стратегическая важность КОР велика – там размещены не только основные корабли БФ, но и части электронной разведки, а также ударные средства (в радиусе поражения последних 20 АЭС и 139 химических предприятий Европы). Уже сейчас в КОР находятся 12 ПУ ОТРК «Искандер-М», 51 боевой самолёт (будет до 100), 4 ПУ БРК «Бастион-П» (будет 8-12) и 2 МРК пр.21631 с 16 КР «Калибр-НК». (в 2020 г будет 12 МРК с 96 КР). Хотя официальное назначение КОР – оборона Калининградской области.

Если в 1990 г в Калининградской обл. дислоцировалась 11-я гв. армия (1-я и 40-я танковые дивизии, 1-я и 26-я мотострелковые дивизии, армейский комплект (всего 620 танков, 753 ББМ, 239 ед. артиллерии и 71 ударный вертолёт), а также 149-я артиллерийская дивизия, части 15 воздушной армии и др., то в начале 2016 г береговые и СВ БФ в КОР после всех сокращений имели 336-ю бригаду морской пехоты, 79-ю мотострелковую бригаду и 7-й мотострелковый полк, 152-ю ракетную (с ТРК «Точка-У») и 244-й арт. бригады, 22-й зенитный ракетный полк (всего 31 танк, 355 ББМ и 120 ед. артиллерии). Морская авиация включала 72-ю авиабазу (17 боевых самолётов и 10 ударных вертолётов), войска ПВО – 44-ю дивизию, а на Балтийской ВМБ дислоцировались основные боевые корабли БФ [3].

Ленинградская группировка Западного ВО (т.е. войска и силы, сосредоточенные у стран Балтии). В начале 2016 г СВ в бывшем Ленинградском ВО были представлены 6-й общевойсковой армией (25-я и 138-я мотострелковые бригады, 26-я ракетная (ОТРК «Искандер-М»), 9-я артиллерийская, 5-ю зенитная ракетная бригады и др.), ВДВ – 76-й десантно-штурмовой дивизией, ВКС – частями 6-й армии ВВС и ПВО (105-й смешанной авиадивизии, 332-го и 549-го полков армейской авиации (АА), 15-й бригады и 378-й базы АА, 2-й и 32-й дивизий ПВО). На Ленинградской военно-морской базе дислоцировались подлодки и остальные корабли БФ [3].

После оккупации и аннексии Крыма, а также агрессии ВС России на Донбассе, осуществлённых в 2014 г под предлогом «защиты русского меньшинства», страны Балтии, имеющие значительные доли русского населения (25% в Эстонии, 27% в Латвии, 5,8% в Литве), стали опасаться за свою безопасность, и начали срочно усиливать свои минимальные ВС. Другие страны НАТО демонстративно подкрепили эти усилия и развернули многонациональные батальонные группы СВ в Эстонии, Латвии, Литве (и в Польше, куда к тому же была передислоцирована и бригадная группа США), а также увеличили свой воздушный патруль над странами Балтии с 4 до 8 истребителей [5].

Попытаемся выяснить, действительно ли руководство России намерено захватить страны Балтии. На этот счёт есть разные мнения. После захвата Россией Крыма и части Донбасса, в странах Балтии, а также их союзников по НАТО и ЕС вспомнили действия РФ в Приднестровье, Грузии и, наконец, обнаружили нарастающие попытки России контролировать бывшие советские республики, или даже захватить их территории (пока – частично). Вспомнили и слова Путина насчёт того, что распад СССР – это крупнейшая геополитическая катастрофа XX-го века. И у них возник естественный вопрос – не пытается ли руководство России ликвидировать последствия этой «катастрофы», то есть воссоздать СССР в прежних границах, пользуясь военной слабостью бывших советских республик?

В последнее время в западных СМИ активно обсуждается возможность столкновения НАТО и России в регионе Балтии. Сообщалось, что впервые после распада СССР МО США обновляет свои планы на случай непредвиденных обстоятельств. Многие военные аналитики США обеспокоены тем, что страны Балтии могут стать следующими целями российской военной агрессии. В частности, они опасаются,  что Россия способна нанести удар быстрее, чем НАТО отреагирует [6].

Как пишет Д. Хендрикс, отставной капитан ВМС США, – «Путин разыгрывает шахматную партию с НАТО, и его следующий шаг – захват Прибалтийских государств. «Российское вторжение» в Прибалтику – лишь вопрос времени. Очевидно, что Путин стремится «воссоздать империю буферных государств, в тщетной попытке удовлетворить паранойю своей страны в отношении иностранных захватчиков». Москва уже «развязала борьбу» с Западом в электронном и экономическом пространстве. Неизвестно, будет ли она использовать схожую тактику при прямом столкновении с НАТО, или нападёт, прикрываясь учениями. В любом случае, когда Путин сделает свой ход, членам НАТО ответить будет непросто.

Когда Россия нападёт на страны Балтии, США понадобится срочно перебросить бронетехнику в Европу через Польшу, чтобы не допустить быстрого поражения НАТО. И тут они столкнуться с проблемой. В случае конфликта с Россией, НАТО должно обеспечить себе беспрепятственный доступ к крупным польским портам. Добиться этого можно лишь при условии, что НАТО сможет нейтрализовать оборону Калининграда.

Долгое время Альянс «тратил недостаточно» на оборону. Ряд стран отказались от некоторых вооружений ВС (танков или подлодок), а у ряда больше нет производственных мощностей для выпуска современного вооружения. Вдобавок США вывели из Европы «жизненно важные» бронетанковые соединения. В результате «после вторжения Путина в Прибалтику» США придётся перевозить технику и войска через Атлантический океан. Польша стала бы идеальным местом для развёртывания сил с учётом наличия порта в Гданьске и близости к «прибалтийскому фронту». Но есть одна проблема – при текущей ситуации соединения СВ США не смогут добраться до Польши. После распада СССР Россия сохранила «рудиментарный  бастион» –  Калининградскую область, отрезанную от РФ землями Польши и Литвы. В этом «бастионе» находятся «системы ограничения доступа и манёвра», включающие ЗРС С-400 и ОТРК «Искандер-М» (а также ракетные корабли и катера, БРК «Бастион-П» и боевые самолёты БФ – прим. автора). При совместном применении эти системы способны вывести из строя транспортные средства НАТО, что лишает Альянс возможности продвинуться в Балтийском море дальше Копенгагена. В результате американцы будут вынуждены высаживаться во Франции или Бельгии, и продвижение войск растянется на недели, что позволит ВС России закрепиться и изменить границы в регионе. «Если НАТО и США собираются отразить это вторжение, они должны разработать план, чтобы ликвидировать угрозу из Калининградской области, – пишет Хендрикс.

Сохранение доступа к основным портам Прибалтики и Польши должно стать главной задачей НАТО в случае войны с Россией. Следовательно, при ударе по Калининградской группировке Альянсу нужно превосходство в огневой мощи: надо массово применить по ней крылатые ракеты, что вынудит ВС России расходовать зенитные ракеты быстрее, чем они могут восполнить запасы, – добавляет он. Чтобы добиться этого, автор предлагает странам НАТО использовать ракеты с небольших быстроходных кораблей и дизельных подлодок, действующих на мелководье, а также  ударные самолёты 5-го поколения, которые недосягаемы для С-400 и могут без помех действовать над Калининградской областью.

«Если Калининградскую группировку удастся нейтрализовать, то союзные войска смогут начать быстрое перемещение войск с вооружением и грузов в порт Гданьска, который является ключевым фактором для успеха НАТО», уверен Хендрикс. По его словам, в Гданьске находится «современный порт», который позволит кораблям США быстро разгрузиться и уплыть до того, как Калининградская группировка сможет пополнить боезапасы. Кроме того, Гданьск находится около стран Балтии, что позволит СВ США быстро начать решать свои задачи.

«Когда российские войска придут в страны Балтии – союзникам будет необходимо быстро ответить, чтобы не дать им закрепить свои победы и поставить нас перед фактом. В Северной Европе Калининград и Гданьск – два ферзя на шахматной доске. НАТО должно быть готовым защищать своего ферзя и устранить русского ферзя», – заключил Хендрикс [7].

И хотя руководство России официально отрицает наличие планов захвата стран Балтии, но после оккупации в 2014 г Крыма и части Донбасса в НАТО ему мало кто верит. Российские военные эксперты (например, В. Мураховский и Р. Пухов [8]), естественно, пытаются доказывать то же самое – с аналогичным результатом (и по той же причине).

Но некоторые западные аналитики, в т.ч. Р. Персон, преподаватель Военной академии США, отрицают возможность агрессии Росси против стран Балтии. Персон приводят в подтверждение следующие причины:

  • Путин не может ничего поделать с тем, что в состав НАТО и ЕС входят страны Балтии, ведьнападение на последних России стало бы гарантией катастрофической войны между РФ и НАТО. Основной причиной того, что Россия спровоцировала конфликты в Грузии в 2008 г и в Украине в 2014 г, – желание сделать невозможным для этих стран членство в НАТО. Ведь Альянс не принял бы в свой состав новых членов с территориальными спорами.
  • Россия никогда не получит права голоса в балтийской политике, так как слишком силен исторический антагонизм между Москвой и странами региона. Россия воспринимается, ими как чуждый империалист, и ей никогда не позволят вмешиваться во внутреннюю политику стран Балтии.
  • Страны Балтии не имеют для России такого же символического значения, как Украина и Крым. Украина имеет особое значение для России, а страны Балтии – нет. Территориальная эволюция России и Балтийского региона показывает, что хотя страны Балтии стали частью Российской империи в период разделов Польши в XVIII веке, цари относились к ним достаточно либерально, что способствовало сохранению сильной национальной идентичности, противостоящей господству России. Присоединение этих стран к СССР в 1940 г было воспринято как оккупация, которой сопротивлялись 51 год, так что даже Горбачев не включил бывшие прибалтийские республики в свой план сохранения остатков СССР.
  • Доступу России в Калининград пока ничто не угрожает. Никто не предпринимал серьезных попыток заблокировать России доступ в Калининград, хотя власти Литвы признают, что теоретически у них есть эта возможность. Однако если они выполнят угрозу перерезать пути, ведущие в Калининград, это почти наверняка спровоцирует Россию на военный ответ. Опасная эскалация с потенциально ядерными последствиями будет гарантирована – ни одна страна даже не попытается так поступить.
  • Балтийские русские – это не крымские, донбасские или российские русские.Существует мнение, что  русские меньшинства в странах Балтии могут стать для Кремля сочувственной целевой аудиторией, которую можно использовать как повод для гибридного вторжения, как в случае с Крымом и Донбассом. Но Персон считает это невозможным и утверждает, что многие этнические русские получают гражданство стран Балтии и довольны преимуществами жизни в ЕС.
  • Российская гибридная атака недолго оставалась бы тайной.Даже если  Путин решит проигнорировать эти причины,  гибридная стратегия в итоге потребует применения российских войск. У мира появятся четкие свидетельства того, что эти войска имеют отношение к ВС России, – то есть к военной агрессии против стран НАТО. Войну же с НАТО Путин не может себе позволить. Персон отметил, что если Путин является таким умелым стратегом, как о нем говорят, он поймет, какой невероятной будет цена провоцирования войны с НАТО. Исходя из перечисленного, Персон полагает, что Россия не решится сделает страны Балтии следующей целью своей военной агрессии. Однако маловероятно не значит невозможно. История знает еще не такие сюрпризы, – подытоживает Персон [6].

Согласно же докладу Генерального директората Европарламента по внешней политике, Россия использует Калининградскую область для запугивания стран Балтии. ЕС и НАТО столкнулись с ростом сложности и неопределённости на своих восточных границах из-за действий России в регионе Балтийского моря, направленных на перестройку там европейских порядков безопасности. Кремль милитаризует Калининградскую область для демонстрации своих силовых возможностей странам НАТО и ЕС. В документе указано, что перспектива полномасштабной войны в регионе маловероятна, но не исключена нежелательная и неконтролируемая эскалация конфликта. Россия испытывает способность НАТО ответить на её действия.

Калининградская область является особой угрозой для стран Балтии. В обозримом будущем она не перестанет быть крепостью, используемой Россией против этих стран в качестве инструмента давления или запугивания. В частности, это подтверждает размещение ОТРК «Искандер-М» в Калининградской области, угрожающее безопасности стран Балтии.

Милитаризация Калининградской области говорит о желании Кремля вывести кризис в отношениях с ЕС в военную область, в которой, несмотря на существующие риски, Москва чувствует себя комфортно и имеет ряд оперативных и политических преимуществ перед странами ЕС [9].

Россия сейчас имеет в Калининградской обл. и бывшем Ленинградском ВО значительно более мощные, чем у стран Балтии, группировки Западного ВО, которые в последние годы стали усиливаться качественно. Состав и вооружение российских группировок ВС Западного ВО, непосредственно противостоящих странам Балтии, а также возможного их усиления приведены в ПРИЛОЖЕНИИ.

Усиление состава и вооружения Калининградской и Ленинградской группировок ВС России в последние годы и в перспективе приведено ниже.

Усиление Калининградской группировки БФ

В апреле 2016 г в Калининградской обл. был сформирован 11-й армейский корпус в составе 79-й мотострелковой бригады и 7-го мотострелкового полка (последний был реорганизован в бригаду), 152-й ракетной бригады (в 2017 г перевооружена на ОТРК «Искандер-М»), 244-го арт. бригады и 22-го зенитного ракетного полка. В 2017 г 25-й береговой ракетный полк был преобразован в бригаду и дополнительно получил 4 ПУ БРК «Бастион-П».

Затем 72-я авиабаза получила 14 новых истребителей (6 Су-30СМ и 8 Су-30М2), 13 модернизированных истребителей Су-27СМ3, 44-я дивизия ПВО – 16 ПУ ЗРС С-400 и 6 ЗРПК «Панцирь-С», её ЗРС С-300В были модернизированы до уровня С-300В4, а в корабельный состав ВМБ Балтийск вошли 2 новых МРК пр.21631 с 16 крылатыми ракетами «Калибр-НК».

МО России приняло решение в кратчайшие сроки вдвое увеличить мощь морской авиации БФ в Калининградской обл. Для этого там будут сформированы два новых авиаполка. Один из них – 4-й гв. отд. морской штурмовой авиаполк образован на основе отд. морской штурмовой эскадрильи (имеет 6 Су-30СМ, 11 Су-24М и Су-24МР) 72-й гв. авиабазы БФ в Черняховске. Второй полк – 689 гв. истребительный авиаполк (аэродром Чкаловск под Калининградом) будет оснащён Су-27СМ/СМ3, а затем туда добавят 12 Су-35С.

Кроме того, на аэродром у пос. Донское, на котором сейчас базируется 125-я отд. вертолетная эскадрилья (14 Ка-27ПЛ/ПС) БФ, будут срочно переброшены ударные вертолеты Ми-28Н и Ка-52.

До 2020 г планируется дислоцировать на ВМБ Балтийск уже 12 МРК (5 пр.21631 и 7 пр.22800), несущих 96 КР «Калибр-НК». Также в 25-ю береговую ракетную бригаду намечено добавить 4-8 ПУ БРК «Бастион-П» [3].

Усиление Ленинградской группировки БФ

Основу группировки составляет 6-я общевойсковая армия ЗВО (штаб в Санкт-Петербурге), которая дислоцируется рядом с Эстонией и Латвией. Состав армии с начала 2016 г изменился мало. Зато ВКС ЗВО были серьёзно усилены качественно. Они получили 81 новый многоцелевой самолёт (23 бомбардировщика Су-34, 18 истребителей Су-35С, 12 Су-30СМ, 24 МиГ-29СМТ, 4 МиГ-29УБМ) и 19 модернизированных истребителей МиГ-31БМ. На базе 4-й отд. разведывательной эскадрильи планируется развернуть смешанный авиаполк. Армейская авиация ЗВО получила 44 новых ударных вертолёта (15 Ми-28Н14 Ми-35М, 15 Ка-52), а во 2-ю дивизию ПВО поступили 32 ПУ новых ЗРС С-400 и 6 ЗРПК «Панцирь-С» [4]. А в 2018 г планируется поставить в ВВС ЗВО до 40 боевых самолётов Су-34, Су-30СМ, Су-35С, МиГ-31БМ и св. 10 вертолётов Ми-8АМТШ и Ка-27М [10].

Анализ текущего усиления этих группировок показывает, что оно имеет, в основном, качественный характер, и касается перевооружения на новые носители c высокоточными ракетами: в СВ – на ОТРК «Искандер-М», в ВМФ – на корабли с КР «Калибр-НК» и на БРК «Бастион-П», в ВКС – на новые боевые самолёты Су-34, Су-30СМ, Су-35С, модернизированные МиГ-31БМ, ударные вертолёты Ми-28Н, Ми-35М и Ка-52, ЗРС С-400, ЗРПК «Панцирь-С» и др. То есть – на системы евростратегического неядерного сдерживания (а в реальности – устрашения) и системы ПВО. Сухопутные и береговые войска мало увеличивались количественно, а совершенствование их преимущественно было связано с улучшением организации и управления (например, создание 11-го армейского корпуса из наличных СВ КОР и реорганизация 7-го мотострелкового полка в бригаду). Поскольку же сухопутные войска группировок РФ у стран Балтии почти не увеличивались, то нападение России маловероятно (если судить по этому признаку). Однако, может быть, существующие группировки войск РФ у стран Балтии и войска для их быстрого усиления из других регионов имеют достаточные боевые возможности, чтобы и так захватить эти страны?

БАЛАНСЫ СИЛ СТОРОН. Для оценки возможности обороны стран Балтии от российской агрессии целесообразно составить балансы сил сторон. Они будут достаточно условны, и должны зависеть от сценария гипотетической войны, т.е. её территориального охвата и вовлечения стран, уровня и интенсивности, в т.ч.:

  • от применения сторонами только СВ, или также ВКС и ВМФ (ВВС и ВМС);
  • от вовлечения в войну формирований ВС России вне региона;
  • от использования территории Беларуси для прохода войск РФ, или от вовлечения в войну на стороне России формирований ВС Беларуси;
  • от вовлечения в войну на стороне стран Балтии ВС членов НАТО.

Мы считаем возможность такой войны маловероятной, и составленные балансы сил сторон подтвердят это или опровергнут.

Прогноз хода такого конфликта в данной статье сделать невозможно из-за большого числа действующих факторов (в т.ч. неизвестных) – он потребует компьютерного моделирования в профильном НИИ МО. Поэтому будет дана лишь его приблизительная оценка путём сравнения военных возможностей сторон.

Будут сравниваться группировки из воинских соединений, хотя в реальности война велась бы боевыми тактическими группами (батальонными, бригадными, дивизионными).

Поводом к вторжению войск России могут стать, например, подавление беспорядков среди русского населения стран Балтии, инспирированных СВР России, или подрыв диверсантами ГРУ (якобы «литовскими фашистами») российского поезда с грузами для Калининградской обл. на территории Литвы.

Сразу надо отметить, что «крымский и донбасский» сценарии не будут рассматриваться. В странах Балтии к ним готовы, и знают, как действовать.

Беларусь 22 декабря 2017 г дала согласие предоставить ряд военных объектов в интересах региональной группировки войск, а фактически для использования Россией с целью агрессии. Но по сценариям ВС Беларуси (4 механизированные бригады и др. формирования) в войне участвовать не будут.

Можно предположить, что обе стороны будут стремиться к наименьшему уровню и интенсивности конфликта (по крайней мере, сначала).

Сценарии конфликта изначально зависят от военного потенциала группировок России в регионе и возможности их усиления, а также от того, какие территории и страны Балтии планирует захватить российское руководство: «коридор» в Калининградскую обл. на территории Литвы; всю Литву; Литву и Латвию; Литву, Латвию и Эстонию. Отсюда теоретически возможны 4 сценария.

Сценарий 1 – это попытка СВ России внезапными встречными ударами Калининградской и Ленинградской группировок Западного ВО пробить «коридор» из России в Калининградскую обл. по южной части литовской территории. Калининградская группировка должна наступать на юго-восток из Гусева, а Ленинградская – на северо-запад из Гродно, через территорию союзной Беларуси. Так достигается сосредоточение максимального количества региональных войск РФ мирного времени против небольших СВ Литвы, растянутых на два противоположных направления, и наименьший уровень конфликта. Удар через Польшу на «коридор Сувалки» в этом сценарии исключён, а ВВС и ВМС сторон не используются. Но, если руководство России планирует иметь железнодорожное сообщение с Калининградской областью, ВС РФ придётся захватить участок железной дороги Марцинконис–Лянтварис–Каунас–Кибартай или Кена–Вильнюс–Каунас–Кибартай (25-30% территории Литвы).

Сценарий 2 – это попытка ВС России захватить всю Литву, сценарий 3 –  Литву и Латвию, сценарий 4 – Литву, Латвию и Эстонию.

Сравнение ВС стран Балтии и противостоящих им группировок ВС РФ в сценариях 1-4 приведено в табл.1 и 2 [3-5, 11-14].

Таблица 1

Сценарий 1 1 2 2
Показатель ВС Литвы

+ ВС НАТО (Н)

Группировки ВС РФ в регионе ВС Литвы

++ ВС НАТО

Группировки ВС РФ в регионе +
СВ, тыс. чел. 11,05 29,83 11,05 43,61
Терр. войска, тыс. чел. 4,85 4,85
СВ НАТО 1,02 4,52
Боевые соединения 2 бр (план 3) 1 див и 5 бр 3 бр 2 див и 8 бр
Формир. СВ НАТО 1 б-н  1 бр и 1 б-н
Танки 13 174-195 100 215-236
ББМ 294 (план 382) 1120 635 (план 723) 1888
БМП 40 (план 128) 421 БМП/БМД 184 (план 272) 700 БМП/БМД
БТР 254 699 451 1188
ОТРК 24 24
Артсистемы 173 (план 190) 422 203+ (план 220) 636
Самоходные гаубицы 12 (план 29) 162 30 (план 47) 216
Гаубицы/пушки 72 30 72 54
Миномёты 89+ 144 101+ 256
РСЗО 86 110
ПТ средства 118 204 118 258
Безоткатные орудия 100 39 (пушки) 100 54 (пушки)
ПТРК 18 165 18 204
Зенитные средства 28 346 28 514
Боевые самолёты 8 Н 211 351 Н 211
Ударные самолёты 40 (+51) 146 Н (+92) 40 (+51)
Истребители 8 Н 161 (-51) 185 Н (-92) 161 (-51)
Разведчики 10 20 Н 10
Транспортные самолёты 5 18 5 + 106 Н 18
Ударные вертолёты 81 94 Н 81
Вертолёты 6 94 и 14 ПЛ 6 + 535 Н

и 42 ПЛ

94 и 14 ПЛ
ПУ ЗРС и ЗРПК ПВО План 4 222 План 4 222
Подлодки 2 9 Н 2
Эсминец 1 1
СКР 2 15 Н 2
Корветы 4 6 Н 4
МРК 6-16 (2-12 с КР Калибр) 6-16 (2-12 с КР Калибр)
Ракетные катера 7 7
МПК 6 6
Патрульные катера 4 4
Тральщики 4 16 4+ 59 Н 16
Десантные корабли 6 7 Н 6
Десантные катера 7 7

Таблица 2

Сценарий 3 3 4 4
Показатель ВС Литвы и Латвии +++

ВС НАТО

Группировки ВС РФ в регионе ++ ВС стран Балтии ++++

ВС НАТО

Группировки ВС РФ в регионе +++
СВ, тыс. чел. 12,3 65 18 77
Терр. Войска, тыс. чел. 13,3 29,1
СВ НАТО 9,66 35
Боевые бригады СВ 4 бр 4 див и 10 бр 6 бр 5 див и 11 бр
Формир. СВ НАТО 2 бр и 2 б-на 2 див, 3 бр,

3 б-на

 
Танки 160-165 Н 475-517 653-663 745-787
ББМ 770 (план 916) 2782 2920 (план 3086) 3160
БМП 254 (план 342) 1401 БМП/БМД 1268 (план 1376) 1779 БМП/БМД
БТР 516 (план 574) 1381 1652 (план 1710) 1381
ОТРК 24 24
Артсистемы  334 (план 351) 910 987 (план 1016) 1088
Самоходные гаубицы 77 (план 94) 324 207 (план 236) 432
Гаубицы/пушки 75 84 162 84
Миномёты 182+ 374 570+ 426
РСЗО 128 48 146
ПТ средства 130+ 311 380+ 311
Безоткатные орудия 100+ 60 (пушки) 260+ 60 (пушки)
ПТРК 30+ 251 120+ 251
Зенитные средства 73-79 725 100-106 804
Боевые самолёты 473 Н 298 680 Н 350
Ударные самолёты 146 Н (+214) 99 (+71) 215 Н (+352) 139 (+71)
Истребители 307 Н (-214) 189 (-71) 445 Н (-352) 189 (-71)
Разведчики 20 Н 10 20 Н 22
Транспортные самолёты 9 + 121 Н 18 11+ 192 Н 18
Ударные вертолёты 122  Н 81 244  Н 81
Вертолёты 12 + 475 Н

и 42 ПЛ

94 и 14 ПЛО 16 + 853 Н

и 110 ПЛ

94 и 14 ПЛО
ПУ ЗРС и ЗРПК ПВО (план 4) 222 (план 4) 222
Подлодки 9 Н 2 9 Н 2
Эсминец 1 6 Н 1
СКР/фрегаты 23 Н 2 36 Н 2
Корветы 6 Н 4 6 Н 4
МРК 6-16 (2-12 с КР Калибр) 6-16 (2-12 с КР Калибр)
Ракетные катера 7 7
МПК 6 6
Патрульные катера 9 4 9 4
Тральщики 10 + 71 Н 16 14 + 87 Н 16
Десантные корабли 9 Н 6 12 Н 6
Десантные катера 7 7

 

В сценарии 1 в группировки ВС России входили 5 боевых бригад (7-я, 79-я, 25-я и 138-я мотострелковые, 336-я морской пехоты), 76-я дивизия ВДВ и 5 бригад поддержки (26-я и 152-я ракетные, 9-я и 244-я артиллерийские, 5-я зенитно-ракетная), 22-й зенитно-ракетный полк, 6-я армия ВВС и ПВО ЗВО, а также Балтийский флот с 72-й авиабазой и 44-й дивизией ПВО.

СВ Литвы имели 2 бригады (механизированную и мотопехотную), войска НАТО – механизированный б-н.

Сравнение показало, что группировки ВС России у стран Балтии имели до 30 тыс. чел., а СВ Литвы с войсками НАТО – св. 12 тыс. чел., т.е. превосходство 2,5:1. Пять бригад и 1 дивизия ВДВ России против 2 литовских бригад с б-ном НАТО – превосходство большое. По количеству и качеству вооружения у СВ России тоже серьёзное превосходство: 174-195 танков (у СВ Литвы их нет, у б-на НАТО – 13), 1120 ББМ (у Литвы в 3,8 раз меньше, в 2020 г – в 2,9 раз), в т.ч. 421 БМП и БМД (у Литвы их нет, а в 2020 г будет 88, у НАТО – 40), 24 ПУ ОТРК (у Литвы их нет), 422 ед. артиллерии (у Литвы и  НАТО – 173), в т.ч. 162 СГ (у Литвы их 4, в 2020 г будет 21, у б-на  НАТО – 8), 86 РСЗО (у Литвы их нет). Также у России больше ПТ средств – 204 (у Литвы – 118), в т.ч. у России 165 ПТРК, а у Литвы 18). Россия имеет 346 средств ПВО, в т.ч. 106 ЗРК (у Литвы 28 ПЗРК) [3-5, 11]. По ВКС и ВМФ у России огромное превосходство, но в этом сценарии они не применялись.

Сценарий 1 (время войны 1-2 недели) наиболее вероятен. Его итог: поражение войск Литвы и НАТО из за большого превосходства СВ России, которые захватили юг Литвы и пробили «коридор» в Калининградскую обл. Но при этом они атаковали не только литовские войска, но и б-н НАТО, а страны Балтии оказались отрезаны от союзников по Альянсу, что поставило НАТО перед необходимостью ответных мер. Вариант, при котором страны НАТО отказались от защиты Литвы, не рассматривался. При этом сохранилась независимая Литвы (плацдарм НАТО для его контрудара), началась партизанская война на оккупированной территории. НАТО организовала антироссийскую коалицию, перебросила формирования ВС Альянса в Литву и Польшу, создала там группировки войск и сил. Затем началось контрнаступление войск НАТО по освобождению захваченной территории Литвы, и война продолжилась на более высоком уровне, уже с участием ВВС и ВМС.

В сценарии 2 в группировки ВС России входили уже 8 боевых бригад (7-я, 79-я, 25-я, 138-я 80-я и 200-я мотострелковые, 336-я и 61-я морской пехоты), 76-я и 98-я дивизии ВДВ, 5 бригад и полк поддержки (см. сценарий 1), 6-я армия ВВС и ПВО ЗВО, а также Балтийский флот с 72-й авиабазой и 44-й дивизией ПВО.

СВ Литвы имели 3 бригады (механизированную, мотопехотную и пехотную), войска НАТО – бронетанковую бригаду США (87 танков, 144 БМП, 197 БТР, 12 СМ и 18 СГ), механизированный б-н, ВВС ФРГ, Польши и Дании (351 боевой самолёт, в т.ч. 146 ударных и 185 истребителей, 20 разведчиков + 106 транспортных самолёта) и 94 ударных вертолёта СВ; ВМС ФРГ, Польши и Дании  (9 подлодок, 15 фрегатов, 6 корветов, 59 тральщиков и 7 десантных кораблей) [5].

Сравнение показало, что усиленные группировки ВС России у стран Балтии имели до 44 тыс. чел., СВ Литвы с войсками НАТО – 15,6 тыс. чел., т.е. превосходство 2,8:1. Восемь бригад и 2 дивизии ВДВ России против 3-х литовских бригад (+ бригада и б-н НАТО) – превосходство большое. По количеству и качеству вооружения СВ России тоже имеют превосходство: у них 215-236 танков (у СВ Литвы их нет, у сил НАТО – 100), 1888 ББМ (у Литвы с войсками НАТО в 3 раза меньше, в 2020 г будет в 2,6 раз меньше), в т.ч. у РФ 700 БМП и БМД (у Литвы их нет, а в 2020 г будет 88, у НАТО – 144), 24 ПУ ОТРК (у Литвы и НАТО их нет), 636 ед. артиллерии (у Литвы и НАТО – 203), в т.ч. 216 СГ (у Литвы и НАТО их 30, в 2020 г будет 47), 110 РСЗО (у Литвы и НАТО их нет). Также у России больше ПТ средств – 258 (у Литвы – 118), в т.ч. у России 204 ПТРК, а у Литвы 18. Россия имеет 514 зен. средств СВ, в т.ч. 154 ЗРК (у Литвы 28 ПЗРК). Зато по ВВС и ВМС у НАТО в регионе полуторное превосходство, т.к. Россия имела 211 боевых самолётов и 81 ударный вертолёт, 19 боевых кораблей (в т.ч. 12 ракетных), 2 подлодки, 7 ракетных катеров и 16 тральщиков, а НАТО – 351 боевой самолёт и 94 ударных вертолёта,  21 боевой корабль (в т.ч. 20 ракетных), 9 подлодок,  63 тральщика и 7 десантных кораблей. При этом ВМС НАТО имели 15 мореходных фрегатов с адекватной ПВО, а БФ – 1 эсминец и 2 СКР.  Превосходство НАТО можно легко увеличить за счёт усиления боевыми самолётами и кораблями других стран НАТО, в т.ч. США. Россия может перебросить боевые самолёты из Южного и Центрального ВО, но флот она усилить не может, т.к. проход в Балтийское море контролируют страны НАТО. Правда, в какой-то степени превосходство НАТО в ВВС компенсировано мощной российской системой ПВО (222 ПУ ЗРС и ЗРПК, в т.ч. 84 в КОР), а СВ России имеют 514 зенитных средств, в т.ч. 154 ЗРК [3-5, 11-13].

Сценарий 2 (время войны 2-4 недели) менее вероятен, чем сценарий 1. Его итог мог бы определиться полуторным перевесом НАТО в ВВС и ВМС. Если бы Альянс его реализовал, ему бы удалось частично захватить господство в воздухе и на море, и подавить активность БФ в Калининградской обл., что позволило бы перебросить войска НАТО в регион. СВ России заняли бы часть территории Литвы, но им не удалось реализовать свой перевес в СВ, и войска НАТО освободили захваченные территории. Уровень и интенсивность конфликта повысилась, потребовалось больше российских войск и времени, а также участие ВКС и ВМФ России в регионе. Реакция НАТО была более жёсткой – переброска дополнительных сил в регион, создание крупных коалиционных группировок войск и бои тактического уровня между ВС России и стран НАТО.

В сценарии 3 в группировки ВС России входили уже 10 боевых бригад (6-я танковая, 7-я, 79-я, 25-я, 138-я 80-я и 200-я мотострелковые, 336-я и 61-я морской пехоты, 31-я десантно-штурмовая), 4 дивизии (76-я, 98-я и 106-я ВДВ, 2-я мотострелковая 1-й ТА), 5 бригад и полк поддержки (см. сценарий 1), 6-я армия ВВС и ПВО ЗВО, 3 авиаполка 4-й армии ВВС и ПВО ЮВО (559-й, 368-й, 31-й), а также БФ с 72-й авиабазой и 44-й дивизией ПВО.

СВ Литвы и Латвии имели 4 бригады (механизированную, 2 мотопехотные и пехотную), войска НАТО – 2 бригады (бронетанковую и механизированную), 2 механизированных б-на, ВВС ФРГ, Польши, Дании Бельгии и Нидерландов (473 боевой самолёт, в т.ч. 146 ударных и 307 истребителей, 20 разведчиков + 121 транспортных самолёта) и 122 ударных вертолёта СВ; ВМС этих пяти стран НАТО (9 подлодок, 23 фрегатов, 6 корветов, 71 тральщик и 9 десантных кораблей).

Сравнение показало, что усиленные группировки у стран Балтии имели до 65 тыс. чел., СВ Литвы и Латвии с войсками НАТО – 22 тыс. чел., т.е. превосходство 3:1. Десять бригад и 4 дивизии ВС России против 4-х литовских/латвийской бригад (+ 2 бригады и 2 б-на НАТО) – превосходство большое. По количеству и качеству вооружения СВ России тоже имеют значительное превосходство: у них 475-517 танков (у СВ Литвы и Латвии их нет, у сил НАТО – 160-165), 2782 ББМ (у Литвы и Латвии с войсками НАТО в 3,6 раза меньше, в 2020 г будет в 3 раза меньше), в т.ч. у РФ 1401 БМП и БМД (у Литвы и Латвии их нет, а в 2020 г будет 88, у НАТО – 254), 24 СПУ ОТРК (у стран Балтии и НАТО их нет), 910 ед. артиллерии (у Литвы, Латвии и НАТО – 298), в т.ч. 324 СГ (у Литвы, Латвии и НАТО их 77, в 2020 г будет 94), 128 РСЗО (у Литвы, Латвии и НАТО их нет). Также у России больше ПТ средств – 311 (у Литвы и Латвии – 130), в т.ч. у России 251 ПТРК, а у Литвы и Латвии 30. Россия имеет 725 зен. средств СВ, в т.ч. 212 ЗРК (у Литвы 73-79 ПЗРК и зенитных пушек). Зато по ВВС и ВМС у НАТО в регионе полуторное превосходство, т.к. Россия имела 298 боевых самолётов и 81 ударный вертолёт, 19 боевых кораблей (в т.ч. 12 ракетных), 2 подлодки, 7 ракетных катеров и 16 тральщиков, а НАТО – 473 боевой самолёт и 122 ударных вертолётов,  29 боевых кораблей (в т.ч. 28 ракетных), 9 подлодок,  71 тральщик и 9 десантных кораблей. При этом ВМС НАТО имеют 23 мореходных фрегата с адекватной ПВО, а БФ – 1 эсминец и 2 СКР. Превосходство НАТО можно легко увеличить за счёт усиления боевыми самолётами и кораблями ВМС других стран НАТО, в т.ч. США. Россия может перебросить боевые самолёты из других округов, но БФ она усилить не может. В какой-то степени превосходство НАТО в ВВС компенсировано мощной российской системой ПВО (222 ПУ ЗРС и ЗРПК, в т.ч. 84 в КОР), а СВ России имеют 725 зенитных средств, в т.ч. 212 ЗРК [3-5, 11-14].

Сценарий 3 (время войны 1-2 месяца) менее вероятен, чем сценарий 2. Его итог мог бы определиться полуторным перевесом НАТО в ВВС и ВМС. Если бы Альянс его реализовал, ему бы удалось частично захватить господство в воздухе и на море, и подавить активность БФ в Калининградской обл., что позволило бы перебросить войска НАТО в регион. СВ России заняли бы часть литовской и латышской территории, но им не удалось реализовать свой перевес в СВ, и войска НАТО освободили захваченные территории. Уровень конфликта ещё более повысился, потребовалось ещё больше российских войск, а также участие ВКС и ВМФ РФ региона и ВКС – вне его. Реакция НАТО была ещё более жёсткой – переброска формирований ВС в регион, усиление коалиционных группировок войск, бои оперативно-тактического уровня между ВС России и  НАТО.

В сценарии 4 в группировки ВС России входили уже 11 боевых бригад (6-я танковая, 7-я, 79-я, 25-я, 138-я 80-я, 200-я и 27-я мотострелковые, 336-я и 61-я морской пехоты, 31-я десантно-штурмовая ВДВ), 5 дивизий (76-я, 98-я и 106-я ВДВ, 2-я мотострелковая и 4-я танковая 1-й ТА), 5 бригад и полк поддержки (см. сценарий 1), 6-я армия ВВС и ПВО ЗВО, 5 авиаполков 4-й армия ВВС и ПВО ЮВО (559-й, 368-й, 31-й, 11-й, 960), а также БФ с 72-й авиабазой и 44-й дивизией ПВО.

СВ Литвы, Латвии и Эстонии имели 6 бригад (механизированную, 4 мотопехотные и пехотную), войска НАТО – 2 бронетанковые дивизии США, 3 бригады (бронетанковую и 2 механизированные), 3 механизированных б-на, ВВС ФРГ, Польши, Дании Бельгии, Нидерландов и Великобритании (680 боевых самолётов, в т.ч. 215 ударных и 445 истребителей, 20 разведчиков + 192 транспортных самолёта) и 244 ударных вертолёта СВ, ВМС этих шести стран НАТО (9 подлодок, 6 эсминцев, 36 фрегатов, 6 корветов, 87 тральщиков и 12 десантных кораблей).

Сравнение показало, что усиленные группировки ВС России у стран Балтии имели до 77 тыс. чел., СВ Литвы, Латвии и Эстонии с войсками НАТО – 53 тыс. чел., т.е. превосходство уменьшилось до 1,5:1. Одиннадцать бригад, и 5 дивизий России против 6-х бригад стран Балтии (+ 2 дивизии, 3 бригады и 3 б-на НАТО) – превосходство небольшое. По количеству вооружения СВ России уже не имеют превосходства: у них 745-787 танков (у СВ стран Балтии их нет, у сил НАТО – 653-663), 3160 ББМ (у стран Балтии с войсками НАТО 2920-3086), в т.ч. у РФ 1779 БМП и БМД (у стран Балтии и НАТО 1268-1376), 24 ПУ ОТРК (у стран Балтии их нет, зато у НАТО есть 48 СПУ РСЗО MLRS, которые могут применять ОТРК ATACMS), 1088 ед. артиллерии (у стран Балтии и НАТО – 987-1016), в т.ч. 432 СГ (у стран Балтии и НАТО их 207-236), 146 РСЗО (у стран Балтии их нет, у НАТО 48). У России меньше противотанковых средств – 311 (у стран Балтии – 380), но у России 251 ПТРК, а у стран Балтии 120. Россия имеет 804 средства ПВО (у стран Балтии 100-106 ПЗРК и зенитных пушек). Зато по ВВС и ВМС превосходство НАТО стало двойным, т.к. Россия имеет 350 боевых самолётов и 81 ударный вертолёт, 19 боевых кораблей (в т.ч. 12 ракетных), 2 подлодки, 7 ракетных катеров и 16 тральщиков, а НАТО – 680 боевых самолётов и 244 ударных вертолёта,  48 ракетных кораблей, 9 подлодок,  87 тральщиков и 12 десантных кораблей. При этом ВМС НАТО имеют 42 мореходных эсминца и фрегата с адекватной ПВО, а БФ – всего 1 эсминец и 2 СКР. Превосходство НАТО можно легко увеличить за счёт усиления боевыми самолётами и кораблями других стран НАТО, в т.ч. США. Россия может ещё перебросить боевые самолёты из других округов, но БФ она усилить не может, т.к. проход в Балтийское море контролируют страны НАТО. В какой-то степени превосходство НАТО в ВВС компенсировано мощной российской системой ПВО в регионе (222 ПУ ЗРС и ЗРПК, в т.ч. 84 в КОР), а СВ России имеют 804 зенитных средств, в т.ч. 264 ЗРК [3-5, 11-14].

Сценарий 4 (время войны 2-3 месяца) наименее вероятен. Его итог мог бы определиться двойным перевесом НАТО в ВВС и ВМС. Если бы Альянс его реализовал, ему бы удалось частично захватить господство в воздухе и на море, и подавить активность БФ в Калининградской обл., что позволило бы перебросить войска НАТО в регион. СВ России сначала заняли бы часть территории стран Балтии, но СВ стран НАТО (в первую очередь США) и Балтии, при поддержке ВВС освободили захваченные земли. Уровень конфликта стал ещё выше, потребовалось ещё больше готовых формирований ВС России. Реакция НАТО была самой жёсткой – переброска максимума формирований ВС в регион, широкомасштабные военные действия оперативно-стратегического уровня между ВС России и НАТО. Перед угрозой поражения любая из сторон могла пойти на применение тактического ядерного оружия, и эскалация конфликта привела бы стороны к мировой термоядерной войне. То есть, нельзя исключить того, что эти 4 сценария стали 4-мя этапами одного сценария, прошедшего все стадии эскалации – от локального конфликта между ВС России и НАТО до мировой термоядерной войны. При этом этапы войны сменялись самостоятельно в режиме неуправляемой цепной реакции, и итог, таким образом, получался один, независимо от сценария (и даже в сценарии 1).

Анализ сценариев гипотетического конфликта показывает, что все они маловероятны, поскольку попытка России пробить «коридор» в Калининградскую обл. (и блокировать при этом страны Балтии) вызовет контрудар НАТО, а для этого Альянс должен перебросить войска в регион по морю, что вызовет блокаду силами Калининградской группировки портов Балтии и Польши и потребует от НАТО предварительного разгрома этой группировки. Реакцией России может быть  контрудар, который переведёт конфликт на очень опасный уровень. Стратегическая ценность для НАТО стран Балтии, а для России – Калининградской области ставит стороны в ситуацию, ведущую к быстрой эскалации конфликта – вплоть до мировой термоядерной войны. А это не может входить в планы нынешнего руководства России.

Все описанные сценарии предполагали сдержанность сторон конфликта в применении сил и средств (например, ВС Россия не препятствовали переброскам войск НАТО в регион). Но будут ли стороны в реальности проявлять подобную  сдержанность? Не реализует ли НАТО своё превосходство в ВВС и ВМС?  Тут напрашивается ещё один сценарий, где сдержанность не проявляется, а превосходство реализуется полностью.

Главным фактором победы ВС НАТО по сценариям 2-4 могло бы стать большое превосходство ВВС и ВМС Альянса над ВКС и ВМФ России. Всего ВС НАТО имеют св. 5 тыс. боевых самолётов, (в т.ч. более 2 тыс. европейских и св. 2,9 тыс. американских), а ВС России – 1,25 тыс., что в 4 раза меньше. В качественном отношении авиация НАТО также имеет серьёзное превосходство. Например, у ВС США уже есть 334 многофункциональных  истребителя 5-го поколения (159 F-22 и 175 F-35), а в России истребители 5-го поколения (Су-57) только испытываются. В США же они активно поступают на вооружение (например, в 2018 г планируется поставить 38 F-35). Всего США наметили закупить 2443 ед., в т.ч. 1763 F-35A для ВВС, 353 СВВП F-35В для морской пехоты и 327 палубных F-35С для ВМС. Начали они поступать и в ВС других стран НАТО  (в сумме намечено иметь там 509 ед.) [5].

Особенно велико количественно-качественное превосходство над ВС России у ВС США. Если сравнить только ВВС этих стран, то количественное превосходство не так велико: у США 1430 боевых самолётов (впрочем, сюда надо добавить 475 боевых самолётов Национальной гвардии и 97 – резерва), у РФ – 1036. У обеих сторон в активе по 139 стратегических бомбардировщиков. США имеют 1026 тактических ударных самолёта (143 штурмовика, 883 многоцелевых истребителя) и 265 истребителей, а у РФ 618 тактических ударных самолёта (100 бомбардировщиков, 195 штурмовиков, 323 многоцелевых истребителя) и 210 истребителей. Но морская пехота и ВМС США вдобавок имеют в сумме до 1500 боевых самолётов, в т.ч. 1245 ударных, а морская авиация России – всего 205 боевых самолётов, в т.ч. 78 ударных. То есть, всего ВС США имеют 2271 тактический ударный самолёт, а России –  696, что в 3,3 раза меньше. О наличии у США 334 самолётов 5-го поколения уже говорилось. Также США превосходят Россию по авиационным средствам поражения, системам обнаружения целей, прицеливания и др.

Велико превосходство США и по специальным самолётам: у ВС США 158 самолётов РЭБ (у РФ 3), 107 самолётов ДРЛО (18), 260 заправщиков и транспортов-заправщиков (15). А количественно превосходство РФ по самолётам-разведчикам (87 против 41) не только компенсируется наличием у США 352 БЛА большой дальности (в т.ч. до 310 ударных), но и говорит о технологическом превосходстве США. Также у США превосходство по тяжёлым транспортным самолётам (205 против 111), имеющим суммарную грузоподъёмность в 3 раза больше.  Лётчики ВВС США лучше подготовлены – годовой налёт пилотов боевых самолётов ВВС США составляет 160 час. (ВМС – 250 час.), а России – до 80 час.

ВВС ФРГ, Великобритании, Италии и Испании имеют св. 400 многоцелевых истребителей Typhoon поколения 4+, а ВВС Франции – св. 100 Rafale, тогда как ВВС России – 168 Су-34, Су-30М2, Су-30СМ поколения 4+ и 52 Су-35С поколения 4++. Но ВВС стран НАТО уже получили св. 9 многофункциональных истребителей F-35 5-го поколения (всего намечено иметь 509 ед.) [5].

Разумеется, ВС стран НАТО (в т.ч. США) не смогут применить в войне против России все свои самолёты. Задействованное их число будет ограничено готовностью авиатехники, обеспечением, возможностями базирования и управления в регионе. Но то же относится и к ВКС России. В описанных сценариях  ВС России используют самолёты лишь Западного ВО и частично Южного ВО (т.е. меньше половины, но в реальности их будет не больше). Поэтому, у ВС стран НАТО будет возможность создать такое количественное превосходство в авиации, какое потребуется (в 1,5-3 раза), а качественным они и так располагают.

Правда, военное руководство РФ предполагает, что российские силы ПВО в регионе не позволят ВС НАТО завоевать господство в воздухе, перебросить по воздуху в регион войска и защитят от крылатых ракет. Они включают 222 ЗРС (в т.ч. 84 в Калининградской обл.) + 346 средства ПВО СВ (в т.ч. 94) [3, 4].

В Калининградской обл. 12 ПУ и ПЗУ ЗРС С-300В4 имеют дальность стрельбы до 400 км, 24 ПУ и ПЗУ ЗРС С-300В4 – 150 км, 16 ПУ ЗРС С-400 – 260 км, 26 ПУ С-300ПС – 90 км. Это позволит перекрыть небо над центром Балтийского моря.  Но ВМС и ВВС стран НАТО, в свою очередь, имеют возможность подавить ПВО, применяя средства РЭБ и малозаметные ударные самолёты; они могут перенасытить возможности ПВО запуском большого количества ложных целей и крылатых ракет.

Количественно-качественное превосходство ВМС НАТО (в первую очередь, США) над ВМФ России тоже велико. Всего ВМС НАТО имеют 123 тактические подлодки, включая 56 дизельных и 67 атомных (в т.ч. 6 французских, 7 английских и 54 американских). Из них английские и американские подлодки могут нести до 1300 крылатых ракет (КР) Tomahawk. Надводные корабли включают 14 авианосцев (2 итальянских, испанский, атомный французский и 10 атомных американских), 22 американских крейсера (несут св. 570 КР), 102 эсминца (в т.ч. 63 американских, несущих до 3500 КР), 119 фрегатов, 39 корветов, 180 тральщиков и 62 десантных корабля, в т.ч. 31 американский (9 универсальных). Общий потенциал удара этих сил по наземным целям – св. 5 тыс. КР Tomahawk [5].

ВМФ России же имеет 49 тактических подлодок, включая 23 дизельные (6 с 24 КР «Калибр-ПЛ»), 9 атомных ракетных (1 с 32 КР «Калибр-ПЛ») и 17 атомных. Надводные корабли включают 6 крейсеров (в т.ч. авианесущий и 2 атомных), 15 эсминцев, 12 фрегатов (в т.ч. 2 с 24 КР «Калибр-НК»), 48 корветов (в т.ч. 5 с 40 КР «Калибр-НК»), 21 ракетный катер, 45 тральщиков и 19 десантных кораблей [5]. Общий потенциал удара ВМФ России по наземным целям – 120 КР «Калибр-НК/ПЛ», что в 42 раза ниже, чем у ВМС США.

А если сравнить ВМС НАТО с Балтийским флотом, запертым в Балтийском море (2 подлодки, эсминец, 2 фрегата, 16 корветов (в т.ч. 2 с 16 КР «Калибр-НК»), 7 ракетных катеров, 16 тральщиков и 4 десантных корабля), то превосходство НАТО подавляющее. Но даже с такими относительно малыми силами БФ способен блокировать с моря Польшу и страны Балтии, используя ПКР «Калибр-НК» (дальность 300 км), «Оникс» (300 км) и «Уран» (260 км).

СВ России в регионе имеют явное количественное превосходство над войсками НАТО в численности личного состава, числе соединений, количестве танков, ББМ и артиллерии. Транспортные возможности европейских стран НАТО позволяют перебросить в регион одну бригаду в месяц, поэтому необходима помощь США. Также США располагают наибольшим среди стран НАТО количеством войск, соединений и вооружения СВ, морской пехоты, ВМС и ВВС. Реализация позитивного исхода для НАТО по сценариям 2-4 потребует выполнения непременного условия –  обеспечения быстрой переброски войск и сил НАТО (в первую очередь, США) в зону конфликта.

Но морские порты, аэродромы и узлы железных дорог в Польше и странах Балтии в реальности могут подвергаться ударам авиации, ОТР «Искандер-М», КР «Калибр» и ПКР «Оникс» с носителей, развёрнутых в Калининградской обл. Транспортные корабли НАТО с войсками могут подвергаться атакам авиации, ПКР «Калибр», «Оникс» и «Уран», транспортные самолёты НАТО –  сбиваться ракетами ЗРС С-400 и С-300Б4. Подавить мобильные носители всех этих ракет можно лишь ударами крылатых ракет и авиации, но сначала надо нейтрализовать мощную систему ПВО Калининградской обл. То есть, прежде, чем начать перебрасывать войска в регион, ВС стран НАТО должны уничтожить военный потенциал Калининградской обл. (Балтийский флот с его береговыми войсками, ОТРК, авиацией и силами ПВО).

Сначала должна быть подавлена система ПВО Калининградской обл. Крылатые ракеты Tomahawk (дальность стрельбы до 1600 км) с крейсеров, эсминцев и подлодок США, находящихся в Северном море у берегов Дании или ФРГ (а также возможно ОТР ATACMS дальностью стрельбы до 270 км с самоходных ПУ MLRS и HIMARS из Польши), нанесут удары по стационарным целям с известными координатами: центрам управления, узлам связи, РЛС (в т.ч. «Воронеж-ДМ»), а также военным базам ЗРС и авиации. При этом с самолётов РЭБ США будет запущено большое количество ложных целей и противорадиолокационных ракет. Затем истребители США нанесут удары управляемыми ракетами AGM-158B JASSM-ER (980 км) по неподавленным целям. Нейтрализация системы ПВО займёт 2-3 суток, после чего по остальным военным объектам Калининградской обл. (базам ВМФ, СВ, ОТРК) будут наносить удары управляемыми бомбами боевые самолёты США и других стран НАТО. В итоге военный потенциал Калининградской обл. будет уничтожен.

Как в этом случае поступит руководство России – даст приказ на добровольное отступление своих войск с захваченных территорий стран Балтии, или на продолжение войны с риском дальнейшей эскалации и переходом к мировой термоядерной войне, мы предоставляем решать читателю.

Описанный выше вариант, кстати, вполне возможен, учитывая решимость нынешнего американского руководства вернуть США роль мирового лидера. На 2018 ф.г. в США запланирован военный бюджет в сумме 700 млрд. долл., что на 77,5 млрд. долл. больше, чем в 2017 ф.г.  Отдельным разделом бюджета выделены статьи, посвященные России. На «противодействие» ей и на реализацию программы «Инициативы по сдерживанию в Европе» с целью укрепления уверенности союзников США по НАТО в обеспечении требуемого уровня их безопасности определена сумма в 4,6 млрд. долл., из которых 100 млн. долл. могут быть потрачены на повышение обороноспособности прибалтийских государств [15]. Конкретные военные меры США по существующему базированию в Польше американских войск (бронетанковой бригадной группы, батальонной тактической группы, вертолётной бригады и др.) приведены в ПРИЛОЖЕНИИ. А из Польши эти силы могут быть переброшены в страны Балтии.

НАТО в целом также увеличило оборонительные приготовления. Численность сил первоочередного применения Альянса возросла с 10 тыс. до 40 тыс. военнослужащих, а срок их готовности сокращён с 45 до 30 суток. Интенсивность ведения воздушной разведки НАТО у границ РФ увеличилась в 3,5 раз, а морской – в 1,5 раз. НАТО вдвое нарастило число военных учений у границ России [16].
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. В 1990-х и 2000-х годах войска и вооружения ВС России в Калининградской обл. и Ленинградском ВО были серьёзно сокращены – сначала в соответствии с фланговыми ограничениями Договора об обычных вооружённых силах в Европе, а затем в связи с отсутствием военной опасности с этого направления. Но Россия с 2007 г не соблюдает Договор, а в 2015 г вышла из него, поэтому количество войск и вооружений группировок ВС России у стран Балтии (и вообще, на территории РФ) ничем не ограничено.

 

Ленинградская группировка ВС РФ (войска у стран Балтии) в 2017 г включала армию СВ из 5 бригад (2 мотострелковые, ракетная с ОТРК «Искандер-М», артиллерийская, зенитная ракетная) и др. частей, дивизию ВДВ, части армии ВВС и ПВО (смешанной авиадивизии, 2-х полков армейской авиации, бригады и базы АА, 2-х дивизий ПВО). На Ленинградской ВМБ дислоцируются подлодки и остальные корабли БФ.

После агрессии ВС России против Украины в 2014 г под предлогом «защиты русского меньшинства», страны Балтии, имеющие значительные доли русского населения (25% в Эстонии, 27% в Латвии, 5,8% в Литве), стали опасаться за свою безопасность, и начали срочно усиливать свои очень малые ВС. Другие страны НАТО подкрепили эти усилия и развернули многонациональные батальонные группы СВ в Эстонии, Латвии, Литве (и Польше), а также вдвое увеличили свой воздушный патруль над странами Балтии.

Есть разные мнения насчёт того – действительно ли руководство России строит планы захвата стран Балтии. После агрессии России против Украины в 2014 г в западных СМИ активно обсуждается возможность столкновения НАТО и России в регионе Балтии. Сообщалось, что впервые после распада СССР МО США обновляет свои планы на случай такой войны. Многие военные аналитики США обеспокоены тем, что страны Балтии могут стать следующими целями российской военной агрессии. В частности, они опасаются,  что Россия способна нанести удар быстрее, чем НАТО отреагирует.

В т.ч., военный эксперт Д. Хендрикс убеждён, что Россия захватит страны Балтии, и когда она нападёт на них, США понадобится срочно перебросить бронетехнику в Европу через Польшу, чтобы не допустить быстрого поражения стран НАТО. Для этого Альянс должно обеспечить себе доступ к польским портам, и добиться этого можно лишь, если НАТО сможет нейтрализовать оборону Калининградской обл. Там находятся корабли с КР и боевые самолёты, БРК, ОТРК и ЗРС. Они способны вывести из строя транспортные средства НАТО, что лишит Альянс возможности продвинуться в Балтийском море дальше Копенгагена. В результате американцы будут вынуждены высаживаться во Франции или Бельгии, и продвижение войск растянется на недели, что позволит ВС России закрепиться. Сохранение доступа к портам Прибалтики и Польши должно стать главной задачей НАТО в случае войны с Россией. При ударе по Калининградской группировке Альянсу нужно массово применить крылатые ракеты, что вынудит ВС России расходовать зенитные ракеты быстрее, чем они могут восполнить запасы. Эксперт предлагает странам НАТО использовать ракеты с небольших быстроходных кораблей и дизельных подлодок, действующих на мелководье, а также  ударные самолёты 5-го поколения, которые недосягаемы для С-400 и могут без помех действовать над Калининградской обл.

Хотя руководство России официально отрицает наличие планов захвата стран Балтии, но после агрессии против Украины в 2014 г в это многие не верят.

Однако американский аналитик Р. Персон отрицает возможность агрессии Росси против стран Балтии, и приводит следующие причины:

  • Россия уже не может изменить того, что в состав НАТО и ЕС входят страны Балтии – ведь нападение на них РФ стало бы гарантией катастрофической войны между Россией и НАТО.
  • Россия никогда не получит права голоса в балтийской политике,так как слишком силен исторический антагонизм между Москвой и странами региона.
  • Страны Балтии не имеют для России такого же значения, как Украина и Крым.
  • Доступу России в Калининград пока ничто не угрожает.
  • Балтийские русские – это не крымские, донбасские или российские русские.Многие этнические русские получают гражданство стран Балтии и довольны преимуществами жизни в ЕС.
  • Российская гибридная атака недолго оставалась бы тайной.

Исходя из этого, Персон считает, что Россия не решится напасть на страны Балтии. Войну с НАТО руководство России не может себе позволить из-за её невероятной цены. Но, считая эту войну маловероятной, Персон всё же не может исключить её совсем.

А согласно докладу Генерального директората Европарламента по внешней политике, Россия использует Калининградскую обл. в качестве инструмента давления для запугивания стран Балтии. Кремль милитаризует Калининградскую обл. для демонстрации своих силовых возможностей странам НАТО и ЕС. В докладе указано, что перспектива полномасштабной войны в регионе маловероятна, но не исключена нежелательная и неконтролируемая эскалация конфликта.

Группировки Западного ВО в Калининградской обл. и бывшем Ленинградском ВО значительно более мощные, чем ВС стран Балтии, а в последние годы они стали усиливаться качественно. В Калининградской группировке в 2016 г был сформирован 11-й армейский корпус в составе мотострелковой бригады и полка (который реорганизовали в бригаду) и др. частей, а его ракетная бригада была перевооружена на ОТРК «Искандер-М». Береговой ракетный полк стал бригадой и получил 4 ПУ БРК «Бастион-П». Авиабаза получила 14 новых истребителей (6 Су-30СМ и 8 Су-30М2), 13 модернизированных Су-27СМ3, дивизия ПВО – 16 ПУ ЗРС С-400 и 6 ЗРПК «Панцирь-С», её ЗРС С-300В были модернизированы до С-300В4, а в состав ВМБ вошли 2 МРК пр.21631 с 16 КР «Калибр-НК». Принято решение вдвое увеличить морскую авиацию БФ – будут сформированы 2 авиаполка (штурмовой с Су-30СМ, Су-24М/МР и истребительный с Су-27СМ3, а затем с  Су-35С). Авиабаза будет усилена ударными вертолетами Ми-28Н и Ка-52. До 2020 г планируется дислоцировать на ВМБ Балтийск уже 12 МРК (5 пр.21631 и 7 пр.22800) с 96 КР «Калибр-НК», а в береговую ракетную бригаду добавят 4-8 ПУ БРК «Бастион-П».

Ленинградской группировка имеет общевойсковую армию ЗВО, которая дислоцируется у Эстонии и Латвии и состав её с 2016 г изменился мало. Зато ВКС ЗВО были серьёзно усилены качественно. Они получили 81 новый многоцелевой самолёт (23 Су-34, 18 Су-35С, 12 Су-30СМ, 28 МиГ-29СМТ/УБМ) и 19 модернизированных МиГ-31БМ. Планируется развернуть смешанный авиаполк. Армейская авиация ЗВО получила 44 новых ударных вертолёта (15 Ми-28Н,  14 Ми-35М, 15 Ка-52), а в дивизию ПВО поступили 32 ПУ новых ЗРС С-400 и 6 ЗРПК «Панцирь-С». В 2018 г планируется поставить в ВВС ЗВО до 40 боевых самолётов Су-34, Су-30СМ, Су-35С и МиГ-31БМ и св. 10 вертолётов Ми-8АМТШ и Ка-27М.

Анализ усиления этих группировок показывает, что оно имеет, в основном, качественный характер, и касается перевооружения на новые носители c дальнобойными высокоточными ракетами – системы евростратегического неядерного сдерживания (а в реальности – устрашения) и системы ПВО. Сухопутные и береговые войска мало увеличивались, лишь улучшалась организация и управление. Поскольку СВ группировок РФ почти не увеличивались, то нападение России на страны Балтии маловероятно (если судить по этому признаку). Но может быть, существующие группировки войск РФ у стран Балтии имеют достаточные силы, чтобы захватить эти страны?

Для оценки возможности обороны стран Балтии от российской агрессии были составлены балансы сил сторон. Они были достаточно условны, и зависели от сценария гипотетической войны, в т.ч.:

  • от применения сторонами только СВ, или также ВКС и ВМФ (ВВС и ВМС);
  • от вовлечения в войну формирований ВС России вне региона;
  • от использования территории Беларуси для прохода войск РФ и вовлечения в войну на стороне России формирований ВС Беларуси;
  • от вовлечения в войну на стороне стран Балтии ВС других членов НАТО.

Мы считаем возможность такой войны маловероятной, и составленные балансы сил сторон должны были подтвердить это или опровергнуть. Была дана приблизительная оценка хода войны путём сравнения военных возможностей сторон. Сравнивались группировки войск из воинских соединений, а не тактических групп (как в реальности). «Крымский и донбасский» сценарии не рассматривались. По сценариям территория Беларуси использовалась для прохода войск РФ, но ВС Беларуси в войне участвовали. Стороны конфликта стремились к его наименьшему уровню и интенсивности (по крайней мере, сначала).

Сценарии конфликта зависели от военного потенциала группировок России в регионе, возможности их усиления, и в первую очередь от того, какие территории и страны Балтии планировало захватить российское руководство. Всего рассматривались 4 сценария. Сценарий 1 был попыткой СВ России внезапными встречными ударами Калининградской и Ленинградской группировок пробить «коридор» из России в Калининградскую обл. по южной части Литвы и захватить до 30% её территории с железной дорогой. Ленинградская группировка наступала через Беларусь, удар через Польшу на «коридор Сувалки» исключался, а ВВС и ВМС сторон не использовались. Сценарий 2 описывал попытку ВС России захватить всю Литву, сценарий 3 –  Литву и Латвию, сценарий 4 – Литву, Латвию и Эстонию.

В сценарии 1 в группировки ВС России входили 5 боевых бригад (4 мотострелковые и 1 морской пехоты), дивизия ВДВ и 5 бригад поддержки (2 ракетные, 2 артиллерийские, зенитно-ракетная) и зенитно-ракетный полк, армия ВВС и ПВО ЗВО, БФ с авиабазой и дивизией ПВО. СВ Литвы имели 2 бригады (механизированную и мотопехотную), войска НАТО – механизированный б-н.

Сравнение показало, что группировки ВС России у стран Балтии имели до 30 тыс. чел., а СВ Литвы с войсками НАТО – св. 12 тыс. чел., т.е. превосходство 2,5:1. Пять бригад и 1 дивизия ВДВ России против 2 литовских бригад с б-ном НАТО – превосходство большое. По количеству и качеству вооружения у СВ России тоже было серьёзное превосходство.

Сценарий 1 (время войны 1-2 недели) был наиболее вероятен. Его итог: поражение ВС Литвы и войск НАТО. СВ России захватили юг Литвы и пробили «коридор» в Калининградскую обл. Но при этом СВ РФ атаковали не только литовские войска, но и б-н НАТО, а страны Балтии оказались отрезаны от союзников по Альянсу, что поставило НАТО перед необходимостью ответных мер. Вариант, при котором страны НАТО отказались от защиты Литвы, не рассматривался. Сохранилась независимая Литвы (плацдарм НАТО для его контрудара), началась партизанская война на оккупированной территории. НАТО организовала антироссийскую коалицию, перебросила формирования ВС Альянса в Литву и Польшу, создала там группировки войск и сил. Затем началось контрнаступление войск НАТО по освобождению захваченной территории Литвы, и война продолжилась на более высоком уровне, уже с участием ВВС и ВМС.

В сценарии 2 в группировки ВС России входили уже 8 бригад (6 мотострелковых и 2 морской пехоты), 2 дивизии ВДВ  и 5 бригад поддержки как в сценарии 1, армия ВВС и ПВО ЗВО, а также БФ с авиабазой и дивизией ПВО. СВ Литвы имели 3 бригады (механизированную, мотопехотную и пехотную), войска НАТО – бронетанковую бригаду США и механизированный б-н.

Сравнение показало, что усиленные группировки ВС России у стран Балтии имели до 44 тыс. чел., СВ Литвы с войсками НАТО – 15,6 тыс. чел., т.е. превосходство 2,8:1. Восемь бригад и 2 дивизии ВДВ России против 3-х литовских бригад (+ бригада и б-н НАТО) – превосходство большое. По количеству и качеству вооружения СВ России тоже имеют превосходство. Зато по ВВС и ВМС у НАТО в регионе полуторное превосходство, причём БФ нельзя будет усилить.

Сценарий 2 (время войны 2-4 недели) менее вероятен, чем сценарий 1. Его итог мог бы определиться полуторным перевесом НАТО в ВВС и ВМС. Если бы Альянс его реализовал, ему бы удалось частично захватить господство в воздухе и на море, и подавить активность БФ в Калининградской обл., что позволило бы перебросить войска НАТО в регион. СВ России заняли бы часть территории Литвы, но им не удалось реализовать свой перевес в СВ, и войска НАТО освободили бы захваченные территории. Уровень и интенсивность конфликта повысилась, потребовалось больше российских войск и времени, а также участие ВКС и ВМФ России в регионе. Реакция НАТО была бы более жёсткой – переброска дополнительных ВС в регион, создание крупных коалиционных группировок войск и бои тактического уровня между ВС России РФ и стран НАТО.

В сценарии 3 в группировки ВС России входили уже 10 бригад (танковая, 6 мотострелковых, 2 морской пехоты и десантно-штурмовая), 4 дивизии (мотострелковая и 3 ВДВ), 5 бригад поддержки как в сценарии 1, армия ВВС и ПВО ЗВО + 3 авиаполка ЮВО, а также БФ с авиабазой и дивизией ПВО. СВ Литвы и Латвии имели 4 бригады (механизированную, 2 мотопехотные и пехотную), войска НАТО – 2 бригады (бронетанковую и механизированную), 2 мех. б-на, ВВС и ВМС ФРГ, Польши, Дании, Бельгии и Нидерландов.

Сравнение показало, что усиленные группировки у стран Балтии имели до 65 тыс. чел., СВ Литвы и Латвии с войсками НАТО – 22 тыс. чел., т.е. превосходство 3:1. Десять бригад и 4 дивизии ВС России против 4-х литовских/литовской бригад (+ 2 бригады и 2 б-на НАТО) – превосходство большое. По количеству и качеству вооружения СВ России тоже имели превосходство. Зато по ВВС и ВМС у НАТО в регионе было бы полуторное превосходство.

Сценарий 3 (время войны 1-2 месяца) менее вероятен, чем сценарий 2. Его итог мог бы определиться полуторным перевесом НАТО в ВВС и ВМС. Если бы Альянс его реализовал, ему бы удалось частично захватить господство в воздухе и на море, и подавить активность БФ в Калининградской обл., что позволило бы перебросить войска НАТО в регион. СВ России заняли бы часть литовской и латышской территории, но им не удалось реализовать свой перевес в СВ, и войска НАТО освободили захваченные территории. Уровень конфликта ещё бы более повысился, потребовалось ещё больше российских войск, а также участие ВКС и ВМФ РФ региона и ВКС вне его. Реакция НАТО была ещё более жёсткой – переброска формирований ВС в регион, усиление коалиционных группировок войск, бои оперативно-тактического уровня между ВС России и  НАТО.

В сценарии 4 в группировки ВС России входили уже 11 бригад (танковая, 7 мотострелковых, 2 морской пехоты и десантно-штурмовая), 5 дивизий (танковая, мотострелковая и 3 ВДВ), 5 бригад поддержки как в сценарии 1, армия ВВС и ПВО ЗВО + 5 авиаполков ЮВО, а также БФ с авиабазой и дивизией ПВО. СВ Литвы, Латвии и Эстонии имели 6 бригад (механизированную, 4 мотопехотные и пехотную), войска НАТО – 2 бронетанковые дивизии США, 3 бригады (бронетанковую и 2 механизированные), 3 механизированных б-на, ВВС и ВМС ФРГ, Польши, Дании Бельгии, Нидерландов и Великобритании.

Сравнение показало, что усиленные группировки ВС России у стран Балтии имели до 77 тыс. чел., СВ Литвы, Латвии и Эстонии с войсками НАТО – 53 тыс. чел., т.е. превосходство уменьшилось до 1,5:1. Одиннадцать бригад, и 5 дивизий России против 6-х бригад стран Балтии (+ 2 дивизии, 3 бригады и 3 б-на НАТО) – превосходство небольшое. По количеству вооружения СВ России уже не имели превосходства. Зато по ВВС и ВМС превосходство НАТО стало двойным.

Сценарий 4 (время войны 2-3 месяца) наименее вероятен. Его итог мог бы определиться двойным перевесом НАТО в ВВС и ВМС. Если бы Альянс его реализовал, ему бы удалось частично захватить господство в воздухе и на море, и подавить активность БФ в Калининградской обл., что позволило бы перебросить войска НАТО в регион. СВ России сначала заняли бы часть территории стран Балтии, но СВ стран НАТО (в первую очередь США) и Балтии, при поддержке ВВС освободили захваченные земли. Уровень конфликта стал наивысшим, потребовалось максимум готовых формирований ВС России. Реакция НАТО была наибольшей – переброска максимального числа формирований ВС в регион, широкомасштабные военные действия оперативно-стратегического уровня между ВС России и НАТО. Перед угрозой поражения одна из сторон могла пойти на применение тактического ядерного оружия, а эскалация конфликта привела бы к мировой термоядерной войне.

Нельзя исключить того, что эти 4 сценария стали 4-мя этапами одного сценария, прошедшего все стадии эскалации – от локального конфликта между ВС России и НАТО до мировой термоядерной войны. При этом этапы войны сменялись бы самостоятельно в режиме неуправляемой цепной реакции, и итог мог получиться всегда один, независимо от сценария (в т.ч. в сценарии 1).

Анализ сценариев гипотетического конфликта показывает, что все они маловероятны, т.к. попытка России пробить «коридор» в Калининградскую обл. (и блокировать при этом страны Балтии) приведёт к контрудару НАТО, для чего Альянс должен перебросить войска в регион. Это вызовет блокаду силами Калининградской группировки портов Балтии и Польши и потребует от НАТО  разгрома Калининградской группировки. Реакцией России может быть  контрудар, который переведёт конфликт на очень опасный уровень. Стратегическая ценность для НАТО стран Балтии, а для России – Калининградской области ставит стороны в ситуацию, ведущую к эскалации конфликта – вплоть до мировой термоядерной войны. А это не может входить в планы руководства России.

Но полностью исключить вероятность агрессии России нельзя, а обеспечение обороны стран Балтии сталкивается  с рядом проблем. ВС этих стран слабы (мало вооружения и почти нет современного, отсутствует система ПВО), размещённых в странах Балтии контингентов НАТО (3 б-на, а также бригада и б-н в Польше) совершенно недостаточно для обороны, авиабазы в странах Балтии и Польше не способны обеспечить размещение такого количества авиации НАТО, какое требуется для противодействия авиации РФ.

Есть и другой опасный аспект. Все описанные сценарии предполагали сдержанность сторон конфликта в применении сил и средств. Но будут ли стороны в реальности её проявлять, и не начнёт ли НАТО реализовывать своё превосходство в ВВС и ВМС?  Тут напрашивается ещё один сценарий, где сдержанность не проявляется, а превосходство реализуется.

Главным фактором победы ВС НАТО по сценариям 2-4 могло бы стать большое превосходство ВВС и ВМС Альянса над ВКС и ВМФ России. Всего ВС НАТО имеют св. 5 тыс. боевых самолётов, (в т.ч. более 2 тыс. европейских и св. 2,9 тыс. американских), а ВС России – 1,25 тыс., что в 4 раза меньше. В качественном отношении, у авиации НАТО тоже превосходство. Например, у ВС США уже есть 334 многофункциональных  истребителя 5-го поколения F-22 и F-35, а в России они лишь испытываются. Всего США наметили закупить 2443 F-35. Начали они поступать и в ВС других стран НАТО  (в сумме намечено иметь там 509 ед.).

Особенно велико количественно-качественное превосходство над ВС России у ВС США. ВВС США имеют 1430 боевых самолётов (не считая 475 ед. в Нацгвардии и 97 в резерве), ВКС РФ – 1036. Но морская пехота и ВМС США вдобавок имеют в сумме до 1500 боевых самолётов, а морская авиация России – всего 205. Также США превосходят Россию по авиационным средствам поражения, системам обнаружения целей и др. Велико превосходство США и по специальным самолётам (РЭБ, ДРЛО, заправщикам, тяжёлым транспортным и разведывательно-ударным БЛА). Годовой налёт пилотов боевых самолётов ВВС США составляет 160 час. (ВМС – 250 час.), а России – до 80 час. ВВС ФРГ, Великобритании, Италии, Испании и Франции имеют св. 500 многоцелевых истребителей поколения 4+, тогда как ВВС России – 168 истребителей поколения 4+ и 52 – поколения 4++. Но ВВС стран НАТО уже получают истребители F-35 5-го поколения. Разумеется, ВС стран НАТО не смогут применить в войне против России все свои самолёты, но то же относится и к ВКС России. Поэтому ВС стран НАТО потенциально способны создать такое количественное превосходство в авиации, какое потребуется (в 1,5-3 раза), а качественным они и так располагают.

Количественно-качественное превосходство ВМС НАТО (в первую очередь, США) над ВМФ России тоже велико. Всего ВМС НАТО имеют 123 тактические подлодки (в т.ч. 67 атомных), 14 авианосцев (11 атомных), 22 крейсера, 102 эсминца, 119 фрегатов, 39 корветов, 180 тральщиков и 62 десантных корабля. Общий потенциал удара этих сил по наземным целям – св. 5 тыс. КР Tomahawk.

У ВМФ России 49 тактических подлодок (26 атомных), 6 крейсеров (1 авианесущий и 2 атомных), 15 эсминцев, 12 фрегатов, 48 корветов, 21 ракетный катер, 45 тральщиков и 19 десантных кораблей. Общий потенциал удара ВМФ России по наземным целям – 120 КР «Калибр-НК/ПЛ», что в 42 раза ниже, чем у ВМС США. А если сравнить ВМС НАТО с Балтийским флотом (2 подлодки, эсминец, 2 фрегата, 16 корветов, 7 ракетных катеров, 16 тральщиков и 4 десантных корабля), то это превосходство подавляющее. Но даже с такими небольшими силами БФ способен блокировать с моря Польшу и страны Балтии.

Однако СВ России в регионе имеют количественное превосходство над СВ НАТО в численности личного состава, числе соединений, количестве танков, ББМ и артиллерии. Транспортные возможности европейских стран НАТО позволяют перебросить в регион 1 бригаду в месяц, поэтому необходима помощь США. Также США располагают наибольшим среди стран НАТО количеством войск и вооружения СВ, морской пехоты, ВМС и ВВС. Реализация позитивного исхода для НАТО по сценариям 2-4 потребует обеспечения быстрой переброски войск и сил НАТО (в первую очередь, США) в зону конфликта.

Но морские порты, аэродромы и узлы железных дорог в Польше и странах Балтии в реальности могут подвергаться ударам развёрнутых в Калининградской обл. авиации и ракет (ОТР, КР и ПКР), транспортные корабли НАТО с войсками – атакам авиации и ПКР, а транспортные самолёты НАТО –  сбиваться ракетами ЗРС. Т.е., прежде, чем начать перебрасывать войска в регион, ВС стран НАТО должны уничтожить военный потенциал Калининградской обл. (Балтийский флот с его ОТРК, БРК, авиацией и силами ПВО).

Сначала должна быть подавлена система ПВО. КР Tomahawk с кораблей и подлодок США в Северном море и ОТР ATACMS из Польши нанесут удары по стационарным целям (центрам управления, узлам связи, РЛС, а также военным базам ЗРС и авиации). Затем истребители США нанесут удары управляемыми ракетами AGM-158B JASSM-ER. Нейтрализация системы ПВО займёт 2-3 суток, после чего по остальным военным объектам (базам ВМФ, СВ, ОТРК) будут наносить удары управляемыми бомбами боевые самолёты США и других стран НАТО. В итоге военный потенциал Калининградской обл. будет уничтожен.

В этом случае российское руководство может дать приказ на отступление своих войск из стран Балтии, или на продолжение войны с риском дальнейшей эскалации и переходом к мировой термоядерной войне. Какой приказ оно отдаст?

Описанный выше сценарий возможен, учитывая решимость нынешнего американского руководства вернуть США роль мирового лидера. На 2018 ф.г. в США запланирован военный бюджет в сумме 700 млрд. долл., где  отдельным разделом есть статьи, посвященные противодействию России. На это выделено 4,6 млрд. долл., из которых 100 млн. долл. намечены на повышение обороноспособности стран Балтии. США перебазировало в Польшу американские войска (бронетанковую и вертолётную бригады, батальонную тактическую группу и др.) А из Польши эти силы могут быть переброшены в страны Балтии.

Другие страны НАТО также увеличили оборонительные приготовления и несколько усилили оборону региона. В странах Балтии размещены 3 батальонные тактические группы СВ Альянса. Численность сил первоочередного применения НАТО возросла с 10 тыс. до 40 тыс. чел., а срок их готовности сокращён с 45 до 30 суток. Интенсивность воздушной разведки НАТО у границ РФ увеличилась в 3,5 раз, а морской – в 1,5 раз. НАТО вдвое увеличило число военных учений у границ России. Однако этого недостаточно.

А в ответ на эти минимальные меры, в т.ч. появление в странах Балтии 4-х батальонных и одной бригадной группы СВ НАТО, в 2016-2017 годах в СВ России были развёрнуты пять новых дивизий (3-я, 144-я, 150-я, 42-я мотострелковые и 90-я танковая), а у двух имевшихся дивизий (2-я мотострелковая и 4-я танковая) был вдвое увеличен боевой состав. Из этих семи дивизий 4 дислоцируются в ЗВО, 2 – в ЮВО и 1 – в ЦВО.

  • Поэтому, а также в связи с серьёзным количественным превосходством ВС России в регионе, НАТО было бы целесообразно принять ответные меры, в т.ч.:Увеличить военную помощь странам Балтии (финансовыми средствами и поставками вооружения), чтобы они могли оснастить свои ВС современными танками, БМП, самоходной артиллерией, РСЗО, ПТРК и средствами ПВО.
    Увеличить силы территориальной обороны стран Балтии для противодействия «крымскому и донбасскому» сценариям.
    Развернуть в 3-х странах Балтии на базе имеющихся батальонных групп 3 бригадные группы СВ НАТО.

    Развернуть в Польше на базе бригадной и батальонной групп СВ США американской бронетанковой дивизии, и складировать там вооружения для ещё одной дивизии (её личный состав может быть переброшен в Польшу по воздуху из США).

  • Подготовить авиабазы Польши и стран Балтии для срочной переброски туда авиации США и других стран НАТО и создать там необходимые запасы для ведения авиацией боевых действий.
  • Усилить ПВО стран Балтии за счёт перебазирования туда формирований современных ЗРС стран НАТО (Patriot, SAMP/T).

В заключение можно сказать, что на страны Балтии Россия вряд ли нападёт –  нынешнее руководство РФ не решится (особенно, если принять предложенные выше меры). Страны Балтии в военном отношении, конечно, довольно слабые, но у них есть сильные защитники в НАТО, с которыми опасно связываться. Однако угроза со стороны России существует (потенциальная и гибридная). Но не столько странам Балтии, сколько Европе. Иначе, зачем Россия перебазировала в Калининградскую область ОТРК «Искандер-М» и  корабли с крылатыми ракетами «Калибр-НК»? С одной стороны Россия будет пугать своими ракетами, а с другой – вести пропаганду и кибернетическую войну, пытаясь расколоть НАТО и ЕС и привести к власти в государствах Европы и мира угодные ей режимы. Только странам НАТО и ЕС есть чем ответить.

Юрий Бараш,

член Экспертного Совета ЦИАКР