ЧЕРНОМОРСКИЙ БАЛАНС БЕЗОПАСНОСТИ НА МОРЕ. Часть 1

Превращение РФ временно оккупированного украинского полуострова в «непотопляемый авианосец», насыщение его войсками и военной техникой, усиление Черноморского флота и угрозы Москвы в адрес соседей вынуждают страны региона пересмотреть свои подходы к вопросам обеспечения безопасности, в т.ч. на море.

Следствием российской агрессии против Украины весной 2014 года и аннексии Крыма стали изменения военно-стратегического баланса сил во всем Черноморском регионе и даже далеко за его пределами, повлияв на обстановку в Черноморско-Средиземноморском и Черноморско-Каспийском регионах в пользу России. Свою озабоченность в данном вопросе высказывают как страны-члены НАТО (Турция, Болгария и Румыния), так и страны-партнеры Альянса (Украина и Грузия).

Принимая во внимание большую зависимость экономики стран региона  от морских коммуникаций и уязвимость основных промышленных и политических центров от возможных ударов с морского направления, там  внимательно следят за постоянным усилением военного присутствия России и соответственно реагируют на это.

Хорошо известна угроза В.Путина в адрес Румынии, когда хозяин Кремля пообещал в ответ на размещение на территории этой страны наземных компонентов системы ПРО США взять их на прицел российских ракет. Соответственно, военно-политическое руководство Румынии не могло оставить такие заявления без внимания и было вынуждено на них реагировать, в т.ч. путем усиления военного и военно-морского потенциала.

Россия преследует собственные цели, и ее интересы выходят далеко за пределы Черноморского региона. Прежде всего, это делается в интересах экономики РФ, критично зависимой от объемов экспорта углеводородов, прежде всего, на рынки ЕС. Отсюда экспансия на Ближнем Востоке, имеющая целью устранение потенциальных конкурентов на рынке углеводородного сырья, приобретение или захват силой новых месторождений на территориях Сирии и Ирака (Иракский Курдистан), строительство новых экспортных газо- и нефтепроводов и т.д. В этом плане весьма показательна недавняя история с попыткой захвата российскими наемниками и спецназом  нефтяного месторождения в сирийской провинции Дейр-эз-Зор, в ходе которой они понесли огромные потери.

Военная интервенция Кремля в Сирии обусловила также ситуативное сближение с Анкарой, преследующей  в Сирии собственные цели. Но в числе общих интересов – энергетическая зависимость Турции от РФ (поставки российского газа) и РФ – от Турции (строительство газопровода «Турецкий поток» и  потенциального нефтепровода от приобретенного компанией «Роснефть» в Курдистане месторождения через территорию Турции в Германию).

Баланс сил на Черном море регионе после аннексии Крыма был серьезно нарушен в пользу РФ и этот процесс продолжается. При этом Россия активно наращивает потенциал ЧФ, обеспечивающего в первую очередь военную интервенцию в Сирии. Остальные страны Черноморского региона также усиливают свои флоты,  прежде всего, в связи с угрозой со стороны России.

Активно строит новые боевые корабли Турция, занимающая первое место в регионе, приняты планы развития и модернизации ВМС в Румынии и Болгарии (соответственно, третье и четвертое места). Украина с ее весьма скромными результатами и перспективами в области морских вооружений пока замыкает этот список, т.к. Грузия, потерявшая в войне с Россией 2008 года большую часть своих кораблей, официально ВМС в составе своих ВС не имеет.  В настоящее время баланс ВМС на Черном море можно представить следующим образом.

Турция с населением в 80,264 млн. человек и береговой линией протяженностью в 8333 км (из них 1700 км – черноморское побережье, что составляет около 34,9 % береговой линии Черного моря) является традиционном морской державой, располагающей  современными ВМС.    Турецкие ВМС по своему потенциалу уверенно занимают первое место в регионе и не намерены уступать его России.

Несмотря на известную антиамериканскую и в целом антизападную риторику президента Р.Эрдогана,  острую полемику Анкары с Берлином и даже закупку Турцией российского вооружения, там осознают, что постоянно возрастающая воинственность РФ представляет угрозу и для Турции. Наконец, эта страна остается членом НАТО и ее вооруженные силы считаются вторыми после США по своему боевому потенциалу.

Корабельный состав ВМС Турции включает 14 достаточно современных подводных лодок, 16 фрегатов, 10 корветов, 27 ракетных и 11 патрульных катеров, 14 тральщиков, 3 больших десантных корабля, 44 десантные баржи, а также несколько десятков вспомогательных кораблей, судов и катеров.  Большинство из них построены сравнительно недавно и относятся к числу вполне современных боевых единиц.

Остальные корабли прошли модернизацию и также оснащены  современными средствами обнаружения и поражения, средствами РЭБ, связи и т.д. При этом новые корабли, строящиеся на турецких верфях, систематически заменяют устаревшие единицы, периодически исключаемые из состава флота. Численность личного состава ВМС составляет 55000 матросов, старшин и офицеров.

Кроме ВМС, Турция располагает Береговой охраной МВД, в составе которой имеется 4 патрульных корабля и до 80 катеров разных типов. В военное время эти силы включаются в состав ВМС.

Характерной чертой турецкого подхода к поддержанию высокой боеготовности  национальных ВМС является ориентация, прежде всего на возможности отечественной промышленности. Турецкий ОПК к настоящему времени в состоянии производить широкую номенклатуру самых современных видов ВВТ, включая корабли и подводные лодки. При этом ВМС Турции постоянно совершенствуют свои подходы и требования к новым кораблям и их вооружению.

8 февраля 2018 года в Турции началось широко анонсированное строительство первого турецкого авианосца «Anadolu» водоизмещением 28000 тонн. Его торжественная закладка состоялась на судостроительном заводе компании Sedef Gemi İnşaatı A.Ş., расположенном  в предместье Стамбула. Проект корабля разработан известной испанской компанией Navantia.

Будущий авианосец рассчитан на базирование новейших палубных самолетов укороченного старта и вертикальной посадки F-35B Lightning II американского производства, а также вертолетов различного назначения. Вместе с тем, авианосец будет иметь  гибридную конструкцию, сочетая конструктивные особенности авианосца и десантно-вертолетного корабля-дока, что указывает на его возможное назначение-транспортировку и высадку десанта.

Строительство первого турецкого авианосца эксперты оценивают неоднозначно, усматривая в этом стремление к проекции силы далеко за пределами национальных вод, например, в Катаре, где Турция имеет военную базу. Эксперты также усматривают в этом дань амбициям президента Р.Эрдогана и военной элиты, которая видит в наличии такого престижного корабля возможность самоутверждения нации.

В 2017 году начало строительство первого из 4-х запланированных легких фрегатов нового типа «Istanbul» водоизмещением 3000 тонн, его передача ВМС запланирована на 2021 год. Параллельно с этим, идет разработка нового проекта фрегата ПВО типа TF-2000, которых предполагается иметь от 4 до 6 единиц, в т.ч. для охранения будущего авианосца.

До 2020 года должно завершиться строительство последних 2-х кораблей из серии корветов типа «Heybeliada». В дальнейшем они будут строиться только на экспорт (Пакистан).

Продолжается строительство 6 новых подводных лодок типа 614TN, проект которых основан на новейших немецких разработках в области подводного кораблестроения.  Их вступление в строй ожидается в 2021-26 гг.

В стадии постройки находятся 2 новых больших танкодесантных корабля типа «Bayraktar» (должны войти в строй до конца 2018 года), плавучая база подводных лодок и два спасательных судна. Помимо этого, в рамках программы DIMDEG готовится постройка нового флотского танкера-заправщика водоизмещением в 22000 тонн и 10 новых ракетных катеров.

Район ответственности ВМС Турции охватывает не только Черное море, но также и Мраморное и  восточную часть Средиземного моря. При этом его деятельность опирается на развитую систему логистики, а также  оборонную промышленность, активно сотрудничающую с передовыми странами Запада.

Наконец, большое значение для НАТО и безопасности стран региона имеет контроль Турцией черноморских проливов, этой стратегически важной международной морской коммуникации, связывающей Черноморский регион с внешним миром. Это еще более усиливает роль и значение турецких ВМС.

Протяженность береговой линии черноморского побережья России от Таманского полуострова до Адлера составляет  порядка 475 км. В настоящее время, в результате оккупации и аннексии Крыма, РФ незаконно контролирует также побережье этого украинского полуострова.

Черноморский флот  РФ занимает второе место в регионе и пока уступает турецкому по всем показателям. По состоянию на начало 2014 год, потенциала ЧФ РФ было недостаточно даже для переброски войск в Крым накануне агресии, а также для обеспечения и прикрытия повседневной деятельности группировки войск ВС РФ в Сирии. В обоих случаях командование ВС РФ было вынуждено прибегнуть к использованию больших десантных кораблей и боевых кораблей из состава  остальных трех флотов Федерации, Балтийского, Северного и даже Тихоокеанского..

Исходя из острой потребности в обеспечении своей экспансии на Ближнем Востоке, Кремль, начиная с весны 2014 года, приступил к количественному и качественному усилению ЧФ, считая себя свободным от необходимости предварительного юридического согласования  этого вопроса с Украиной. В общей сложности, до 2050 года планируется пополнить ЧФ 50 надводными кораблями, подводными лодками, судами обеспечения и катерами разных типов, из которых к настоящему времени уже получено 23 единицы.

В настоящее время в его состав входят: 1 ракетный крейсер «Москва» (в 2018 году планируется постановка на модернизацию в Северодвинске на 4 года), 1 большой противолодочный корабль («Керчь», не в строю, после пожара готовится к списанию), 6 сторожевых кораблей (фрегатов), из которых  3 – новые пр.11356, 8 подводных лодок (в т.ч. 6 новых), 4 малых ракетных корабля (корвета), 5 ракетных катеров, 6 малых противолодочных кораблей (корветов), 7 больших десантных кораблей, 6 морских, 2 базовых и 2 рейдовых тральщика, 3 разведывательных корабля и до 120 различных вспомогательных кораблей, судов и катеров. Численность личного состава – 25000 матросов, старшин и офицеров.

Кроме того, в состав ЧФ временно зачислены захваченные во время оккупации Крыма корабли ВМС Украины, в т.ч.: 1 большой десантный корабль, 1 корабль управления, 1 ракетный корвет, 3 противолодочных корвета, 2 морских тральщика, 1 подводная лодка, 1 морское спасательное судно, а также несколько катеров и вспомогательных судов. С конца марта 2014 года на них подняты российские флаги, однако практически ЧФ их пока не использует.

         Численность группировки ВС РФ в Крыму в 2017 году оценивалась экспертами от 30 до 60 тыс.военнослужащих с перспективой увеличения до 100 тыс. человек. На полуострове сформирована самодостаточная группировка войск (корпус) с авиацией, артиллерией и бронетехникой, размещены противокорабельные комплексы «Бастион», новейшие системы ПВО-ПРО, в т.ч. С-400.  В начале февраля 2018 года группировка провела учения с отработкой самолетами ВКС пусков ракет по целям на территории материковой Украины.

По данным МО Украины, РФ внедряет на Черном море концепцию «зоны запрета доступа к Крымскому полуострову». Предусматривается, что посредством комбинирования различных современных систем ПВО-ПРО, противокорабельных ракет, а также перемещения в Крым ОТРК «Искандер-М» агрессор будет контролировать акваторию Черного моря и поражать с высокой точностью любые цели в пределах досягаемости своего оружия.

Качественным преимуществом ЧФ РФ является наличие на 9 новых кораблях (3 фрегата пр.11356 и 6 подводных лодок пр.636.3) КР «Калибр» дальностью действия от 2000 до 2600 км. Теоретически эти ракеты способны поражать, считая точкой стрельбы оккупированный Севастополь, цели на территории европейских государств, в т.ч. стран Балтии, Польши, Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии, Австрии,  Грузии, Армении, Азербайджана, Греции, всех балканский стран, Турции, Кипра, Сирии, Ливана, Израиля, Ирана, Ирака и Египта. Если же стреляющий корабль занимает позицию ближе к Босфору, в досягаемости его ракет  окажется вся территория Италии, включая о.Сицилия.

Новые фрегаты и подводные лодки на постоянной основе несут боевую службу у побережья Сирии и в 2016-2017 гг. выполнили ряд демонстративных ракетных ударов по целям на сирийской территории. Для  обеспечения постоянного базирования российского флота  в Сирии на базе пункта МТО в Латакии создается военно-морская база.

Вместе с тем, реальные возможности ЧФ не стоит, т.к. даже новые ракетные корабли и подводные лодки обладают довольно ограниченными боевыми возможностями и не могут представлять реальной угрозы для кораблей НАТО. Привлечение ЧФ для обеспечения действий сирийской группировки ВС РФ даже при условии использования кораблей с других флотов Федерации требует большого напряжения сил. К тому же, устаревшие корабли и техника постоянно требуют ремонтов.

В целом подавляющее большинство корабельного состава ЧФ, который 25 лет подряд не пополнялся новыми кораблями,  морально и физически устарело и не представляет большой боевой ценности. Прежде всего, это 1 БПК, 3 СКР, 2 подводные лодки и т.д. А возможности технически и технологически отсталой российской промышленности  не позволяют ей в условиях экономического кризиса и действия режима санкций строить новые корабли  в нужном количестве.

Теоретически, в случае полномасштабной российской агрессии агрессор может попытаться высадить десант на украинское побережье. Но для этого требуется одно важное условие – наличие десантных кораблей, постоянно занятых обеспечением группировки ВС РФ в Сирии («сирийский экспресс») и/или текущими ремонтами.  Исходя из того, что Кремль не может сейчас позволить себе просто уйти из Сирии, можно предположить, что свободного тоннажа десантных кораблей у него в обозримом будущем просто не будет.

 

Дальнейшее обострение обстановки в регионе Черного моря и в Сирии, наблюдаемое уже сегодня, будет толкать Кремль к дальнейшему усилению  потенциала ЧФ, даже за счет других направлений. Например, возможна переброска с Балтики на Черное море нового БДК «Иван Грен», завершающего испытания. Соответственно, ЧФ и военная группировка ВС РФ в Крыму и на территории России по-прежнему будут представлять собой первоочередную угрозу безопасности Украины и других стран.

Владимир Заблоцкий,

обозреватель ИКК Defense Express