ЧЕРНОМОРСКИЙ БАЛАНС БЕЗОПАСНОСТИ НА МОРЕ. УРОКИ ДЛЯ УКРАИНЫ. Часть 2

Вместе с тем, возможности пополнения ВМФ РФ в целом также ограничены. Например, в результате сокращения действующей Госпрограммы вооружений -2020 бюджет ВМФ сокращен с 4,7 трлн. руб. (80 млн. дол. США) до 2,6 трлн. руб. (50 млрд. дол. США). Соответственно, это привело к отказу от реализации ряда программ военного кораблестроения, включая постройку серии новых авианосцев, десантных кораблей  и т.д.

Третье место в регионе сохраняют ВМС Румынии. Протяженность береговой линии этой страны составляет всего 244 км, но к этому следует добавить Дунай, проходящий через всю Европу и Румыния имеет на нем достаточно протяженную границу. При этом румынские ВМС являются достаточно многочисленными и включают 16 боевых кораблей, в т.ч.: 1 эсминец румынской постройки (иногда его классифицируют, как фрегат), 2  бывших британских фрегата типа 22, 4 корвета, 3 ракетных корвета, 3 торпедных катера, 1 судно обеспечения, 5 тральщиков, 20 боевых катеров разных типов и 16 вспомогательных судов. Еще около 60 кораблей, судов и катеров находятся в резерве.

В состав ВМС входит также Дунайская бригада речных кораблей (8 мониторов и 12 тральщиков). Общая численность личного состава – 7000 матросов, старшин и офицеров.

ВМС Румынии принимают активное участие во всех учениях НАТО на Черном море, а также выделяют свои корабли для патрулирования в Средиземном море. Правда, их нельзя отнести к числу особо сильных и современных. Одним из слабых мест ВМС Румынии является техническая отсталость и отсутствие на вооружении ударного ракетного оружия. Даже оба приобретенных в Великобритании фрегата типа 22 получены без вооружения, не считая артиллерийских установок.

2018 год объявлен МО Румынии годом модернизации ВМС. Исходя из резкого осложнения обстановки в регионе после российской аннексии Крыма, военно-политическое руководство Румынии инициировало ряд мер, в т.ч. в рамках НАТО, в части усиления национального и союзного  военно-морского потенциала на Черном море.

В частности, планируется заказать 4 новых многоцелевых корвета и три подводные лодки, которые обеспечат выполнение  задач, возложенных на румынские ВМС в акватории Черного моря. Об этом 2 февраля официально сообщил в Констанце новый министр обороны Румынии  Михай-Виорел Фифор. По его словам, руководство страны рассматривает  реализацию амбициозной программы технической модернизации ВС страны в целом и ВМС в частности, как возможность вернуть страну в число ключевых игроков на Черном море на фоне растущей агрессивности России.

Договор о строительстве 4-х корветов на румынском предприятии должен быть подписан до конца текущего года. Потенциальным исполнителем заказа на постройку кораблей может стать голландская промышленная группа Damen, владеющая в г.Галац современным судостроительным предприятием. Считается, что это будет проект корвета типа SIGMA (Ship Integrated Geometrical Modularity Approach).

На постройку 4-х корветов, которые должны быть переданы ВМС Румынии до 2024 года, уже выделено 1,6 млрд. евро.  Дополнительно ожидается выделение средств на модернизацию и довооружение обоих фрегатов британской постройки и закупку в 2018 году в США 54-х ударных противокорабельных ракет берегового базирования.

Тактико-технические требования к будущим подводным лодкам уже сформированы и программа в ближайшее время должна быть представлена для рассмотрения и утверждения  Высшим Советом национальной обороны и парламентом Румынии. Сумма средств, необходимых для постройки подводных лодок, может быть известна только после соответствующего  решения румынского парламента.

Вместе с тем, по неофициальным данным, нельзя исключать требования вооружить будущие подводные лодки ВМС Румынии, по аналогии с польскими планами (программа „Orka”) на Балтике, стратегическими крылатыми ракетами большой дальности в качестве средства неядерного сдерживания России. В частности, Польша намеревается приобрести в США стратегические КР “Tomahawk” с подводным стартом для вооружения будущих 3-х новых подводных лодок.

Румыния является одной из всего лишь пяти стран-членов НАТО, выделяющих на нужды обороны средства в объеме более 2% ВВП. А амбициозность румынских планов указывает на намерение также выйти на уровень производителей наиболее современных видов военно-морских вооружений в регионе.

Четвертое место в регионе сегодня занимают ВМС Республики Болгария, в состав которых входят 4 фрегата (в т.ч. 3 бывших бельгийских типа «Wielingen» и один бывший советский пр.1159), 2 противолодочных корвета пр.12412, 1 ракетный корвет пр.12411Т 2 ракетных катера пр.205, 1 минный тральщик-искатель мин типа “Tripartite”, 3 базовых тральщика пр.1265, 17 вспомогательных, спасательных и учебных судов и катеров. Численность личного состава ВМС – 3610 матросов, старшин и офицеров. Длина береговой линии Болгарии составляет немногим более 354 км.

В 2017 году сообщалось о планах строительства для нужд ВМС Болгарии от 2-х до 4-х новых корветов модульного проекта К-90, разработанного болгарской фирмой MTG Dolphin («Дельфин», Варна) при техническом содействии Украины (Проектно-Исследовательский Центр кораблестроения, Николаев).

Для постройки первой пары кораблей  из бюджета предусмотрено выделение 820 млн. левов (410 млн. евро). При этом средства должны выделяться поэтапно до 2022 года. Правда, вопрос постройки корветов пока отложен по причине неожиданного обвинения со стороны оппозиции в лоббировании правительством одного производителя. Эксперты не исключают здесь вмешательства третьей силы, которой является Россия, заинтересованная в восстановлении своих доминирующих позиций в ВПК Болгарии.

В 2012 году в стране была принята национальная кораблестроительная программа, предусматривающая постепенное обновление корабельного состава национальных ВМС путем постройки почти 50 новых кораблей и вспомогательных судов. Пока принято решение о реализации первого этапа, т.е. о постройке 2-4-х ракетных корветов и модернизации 3-х устаревших фрегатов бельгийской постройки. Последние должны получить палубные противолодочные вертолеты AS-565MB «Panther» и ударные ракетные комплексы французского производства ММ-40 «Exocet» Вlok-3.

Следующим шагом предполагается приобрести новые противоминные корабли и вспомогательные суда. Численность палубных вертолетов предполагается довести до 6 машин. Финансирование оборонных закупок для нужд ВМС предусмотрено в рамках «Инвестиционного плана на 2011-2020 гг».

После выполнения программы ВМС Болгарии будут иметь не менее 6 кораблей основных классов в составе сил постоянной готовности с увеличенными ударными возможностями, а также возможностями ПВО и ПЛО. Из этого числа как минимум 2 фрегата могут быть задействованы в рамках коалиционных сил НАТО за пределами Черного моря на регулярной основе.

Украина, имеющая в пределах международно признанных границ береговую линию в 2782 км (с учетом Азовского моря), вследствие аннексии Крыма утратила практически половину.  Вопрос восстановления военно-морского потенциала для нее приобретает критическое значение и не только в связи с необходимостью противостояния гибридной агрессии РФ.

В 1997 году, после раздела ЧФ бывшего СССР, Украина по числу кораблей и судов основных классов занимала третье место в регионе после Турции и России. В настоящее время, вследствие российской агрессии и многолетней бездеятельности всех без исключения кабинетов министров Украины, финансировавших ВМСУ по остаточному принципу, по сути игнорируя проблему нового кораблестроения для замены стремительно стареющему корабельному составу, страна оказалась на предпоследнем, пятом месте в регионе. На шестом и последнем – Грузия, которая официально не имеет ВМС.

Оставшиеся на сегодня в распоряжении ВМСУ корабли и суда обладают незначительным потенциалом и, ввиду отсутствия ударной компоненты, не представляют, за небольшим исключением,  большой боевой ценности. Это фрегат «Гетьман Сагайдачний», устаревший учебный корвет «Вінниця» (не в строю), СДК «Юрій Олефіренко», ракетный катер «Прилуки» (без ракет),  рейдовый тральщик «Генічеськ», 2 десантных катера, корабль управления «Донбас»,  спасательное судно «Почаїв», судно размагничивания «Балта», 6 малых бронированных артиллерийских катеров и ряд других, в т.ч. учебных и вспомогательных судов и катеров.

К этому можно добавить два десятка  пограничных кораблей и катеров специальной постройки, имеющих штатное артиллерийское и пулеметное вооружение, а также до 30 малых патрульных катеров,  организационно входящих с состав  Госпогранслужбы МВД Украины.

Что можно ожидать в качестве пополнения корабельного состава в перспективе? В процессе постройки находятся 2 десантно-штурмовых катера типа «Кентавр» (завод «Кузня на Рибальському», Киев), там же на базе корпуса недостроенного рыболовного траулера планируется построить  средний разведывательный корабль.

По завершении разработки проекта ракетного катера «Лань» (Исследовательско-проектный Центр кораблестроения), одного из приоритетов командования ВМСУ, он  будет строиться скорее всего на том же заводе. Принимая во внимание  успехи в создании новой чисто украинской противокорабельной крылатой ракеты «Нептун», у отечественного ракетного катера могут быть неплохие перспективы.

Планируется  модернизация фрегата «Гетьман Сагайдачний» и возобновление строительства в Николаеве (Черноморский судостроительный завод) головного корвета пр.58250. Во всяком случае, на уровне правительства периодически обещают выделение средств на эти цели. Так, в декабре 2017 года КМУ было принято решение выделить 31 млрд грн на реализацию программы «Корвет» из 4-х кораблей, но сроки выполнения перенесли на 2028 год. Наконец, идут переговоры о передаче США Украине 2-х патрульных кораблей типа «Island», правда, не новых.

Со своей стороны, ВМСУ совместно с иностранными советниками и представителями экспертного сообщества приступили к разработке стратегии развития ВМС Украины, чтобы оценить наличие  первоочередных задач, стоящих перед флотом в свете существующих угроз и определиться с направлениями развития корабельного состава, береговой и авиационной компоненты.

Пока нельзя говорить о наличии у военно-политического руководства страны четкого видения перспектив развития национальных ВМС в целом, даже в контексте противостояния российской угрозы. Проблема видится гораздо шире, чем отражение потенциального десанта ЧФ на украинское побережье или устранение потенциальной минной угрозы нашим морским коммуникациям.

В свою очередь, отсутствие целеустремленности в этом важном вопросе на государственном уровне не в последнюю очередь связано с отсутствием Морской доктрины Украины. Новая редакция этого важного документа, призванного определить направления развития морского и военно-морского потенциала страны уже два года находиться на рассмотрении в Кабинете Министров Украины и конца этому процессу пока не видно.

Последнее, шестое место в регионе занимает Грузия, потерявшая в результате российско-грузинской войны 2008 года 11 кораблей и катеров ВМС, уничтоженных российским спецназом в гавани порта Поти. В 2009 году Грузия расформировала свои ВМС, передав оставшийся корабли в состав Береговой охраны МВД.

В настоящее время БО МВБ насчитывает в своем составе 7 пограничных кораблей, 2 малых десантных корабля, 2 десантных и 16 патрульных катеров.     Последним пополнением в 2016 году стала передача США в рамках военной помощи двух патрульных кораблей типа «Island».

Таким образом, обе страны-партнера НАТО, и Грузия, и Украина в силу своей слабости на море не могут самостоятельно противостоять агрессору и помимо срочного усиления национальных ВМС нуждаются как минимум, в коллективной поддержке стран-членов НАТО.

В НАТО хорошо понимают критическую важность для себя региона Черного моря. В 2016 году накануне проведения варшавского саммита Альянса Румыния выступила с инициативой создания в акватории Черного моря на трехсторонней основе (Турция, Румыния и Болгария) постоянного военно-морского соединения – Флотилии НАТО. Но в силу пророссийской позиции президента Болгарии последняя выступила против этого.

Вместе с тем, Брюссель уделяет много внимания Черноморскому региону и внимательно следит за развитием обстановки, стараясь по возможности реагировать на них соответствующим образом. Например, усилилось присутствие  в регионе кораблей ведущих стран НАТО. Правда, с учетом определенных ограничений конвенции Монтре на пребывание их в Черном море, Альянс проводит достаточно гибкую политику фактически постоянного своего военно-морского присутствия.

В частности, в акватории Черного моря практически постоянно находится как минимум один современный ракетный эсминец или фрегат ВМС США, Великобритании или Франции, периодически сменяя друг друга. Для участия в международных учениях туда заходят корабли ВМС других стран –членов НАТО: Германии, Испании, Италии, Нидерландов, Бельгии.

Так, в феврале 2018 года в Черном море находились сразу два эсминца ВМС США: USS «Carney» и USS «Ross», постоянно приписанных к ВМБ Рота (Испания) и составляют постоянный компонент системы ПРО США в Европе. Находясь в Черном море, эти корабли также решают ряд других важных задач в части обеспечения свободы мореплавания, участвуют в двусторонних и многосторонних учениях с флотами стран  региона и т.д.

Со своей стороны, ВМС Украины наряду с ВМС стран-членов Альянса участвуют в операции НАТО “Sea Guardian” путем обмена информацией о судоходстве в Черном море. В перспективе, при наличии корабельного состава, можно будет говорить и об участии кораблей ВМСУ в других операциях ЕС и НАТО в Средиземном море. Тем более, что известный положительный практический опыт у них имеется.

 

Владимир Заблоцкий,

обозреватель ИКК Defense Express