«ФУРИЯ». НА ВЗЛЕТЕ УКРАИНСКОЙ ВОЕННОЙ БЕСПИЛОТНОЙ АВИАЦИИ. Часть 3

Первыми эксплуатировать БАК «Фурия» стали в батальоне «Донбасс», где была создана специальная группа аэроразведки. Именно бойцы-разведчики придумали имя БАК А1С и нарекли его «Фурия». Одноименное название дали и своей группе. Кроме того, батальон «Донбасс» провел первую PR-кампанию «Фурии», рассказывая о ее успешных боевых полетах в СМИ.

Первые самолеты для АТО были сделаны на волонтерские деньги. Когда появлялся запрос на БАК от добробатов, Артем Вьюнник искал людей, которые хотели оказать помощь нашим защитникам. Заказчиков и спонсоров знакомили – они договаривались, и команда будущего «Атлон Авиа» получала финансирование на выполнение заказа…. «Принципиально важна была окупаемость того, что мы делаем. Иначе не было бы возможности для развития компании, для экспериментов и, в конце концов, создания новых образцов. Изначально много камней летело в нашу сторону за такую позицию, но со временем она доказала свою состоятельность. Те, кто до последнего держался исключительно волонтерских принципов, и искал деньги у благотворителей, давно ушли со сцены. Они не смогли построить серийное производство, модернизировать свой продукт. Причем такая ситуация характерна для всех сфер производства новых вооружений и военной техники», — объясняет Павел Мельниченко.

И вспоминает, как в то время некоторые «конкуренты» без должного опыта на пожертвования людей, собранные волонтерами, делали модели, которые неспособны были летать и разбивались.  Дилетантов, в интернете разыскавших инструкции по авиамоделированию, а на форумах прочитавших, какие должны быть передатчики, автопилот и фюзеляж, было предостаточно. Но время расставило точки над «і».

Предыдущий опыт авиамоделирования уберег команду НПП «Атлон Авиа» от многих ошибок, которые делали на этапе становления компании-новички. Однако в приобретенном ранее профессионализме был и отрицательный момент. «Многие критики и клиенты на первом этапе сравнивали наши образцы с авиамоделями. Проводили параллели по качеству, и по функционалу, но самое болезненное, – по цене. Это было через год после создания нашей компании, и тогда мы делали уже совсем иные образцы, чем те, что создавали в рамках хобби. И в плане полета, и в плане надежности, целевой нагрузки…», — вспоминает главный конструктор компании Павел Мельниченко.

В 2015 году, как только Министерство обороны Украины подписало первый контракт на поставку беспилотных авиационных комплексов  в войска, «доброжелатели» забили тревогу, мол,  МОУ закупает у «Атлон Авиа» модели, красная цена которых триста долларов. Дело в том, что первые образцы своего изделия киевляне собрали на основе американского хабийного самолета компании Рейндж Видео, стоимостью в 300 долл. «Атлон Авиа» и не скрывает, что прототипом его «Фурии» послужила платформа от самолета RVJ. Но продукт быстро и динамично развивался, и каждая последующая версия кардинально отличалась от предыдущей.

«Постепенно исправляли моменты, которые не удовлетворяли нас в хабийной модели. Вначале заменили крылья. Затем сделали новый фюзеляж. Потом вынуждены были переделать из-за перегрева мотоустановку, так как хабийный самолет не рассчитан на три часа полета. Передели целевую нагрузку модуля видеонаблюдения. К тому моменту перешли уже на новый автопилот.  Кроме того американский самолет – цельнопенопластовый, наш – из композитных материалов. А это уже другая технология, другая живучесть изделия.  За полтора года нашей работы фактически ничего не осталось от первоначального варианта RVJ. Правда, внешне «Фурия» осталась похожа на своего прародителя», — объясняет главный конструктор НПП «Атлон Авиа».

Тогда на сигнал бдительных конкурентов отреагировали в СНБО, поручив Минобороны разобраться в ситуации. И украинский производитель для заказчика сделал специальный сравнительный отчет по двум самолетам, доказав безосновательными обвинения в плагиате. Более того разработку частной украинской компании одобрил сам директор Рендж Видео. Он лично выступил инициатором встречи с Артемом Вьюнником, во время которой поблагодарил за такую комплексную модернизацию изначальной версии их самолета и предложил дальнейшее сотрудничество.

Когда же в очередной раз в интернете появилось видео «Фурии» с информацией, где команду «Атлон Авиа» снова пытались уличить в неком плагиате, то сам владелец компании Рендж Видео в комментариях написал: «Фурия» — гуд! Так держать! Молодцы!». И это было исчерпывающим ответом на все обвинения оппонентов…

После испытаний в Чернигове НПП «Атлон Авиа» стало тесно сотрудничать с МОУ. Частные производители беспилотников понимали, что серьезная работа на внутреннем рынке не может быть связана исключительно с ресурсами волонтерского движения. Летом 2014 года в компании уже задумывались над правильной стратегией развития и продвижения продукта, чтобы работать с заказчиками в лице Минобороны и других силовых структур. А для этого надо было пройти ряд установленных процедур, подготовить соответствующую документацию. В отличие от большинства аутсайдеров, эта обязательная бюрократическая составляющая не испугала «Атлон Авиа». Позже директор компании Артем Вьюнник утверждал, что свод существующих правил и норм — «это не совсем бюрократия, и не всегда бюрократия». Такой вывод основывался на собственном опыте и понимании важности рабочей конструкторской и технологической документации. Подходя к делу профессионально и системно, без грамотно поставленных процессов по конструированию не обойтись. Это обязательный мостик между, так сказать, творцами изделия и заказчиком, некая адаптация творческого языка изобретателя к четким техническим правилам покупателей.

«Как сказал мне тогда один уважаемый человек из департамента Минобороны, разница между производителями может быть только в том, что одно предприятие способно сделать два одинаковых изделия, а второе – нет. Предприятие, работающее с военным ведомством, не имеет права позволить себе находиться во второй категории», — убежден А.Вьюнник.

Многие частные компании сошли с дистанции по дороге к заветному заказчику, потому что восприняли военную приемку как враждебную, непреодолимую для них преграду на пути. Только за неполные четыре года сотрудничества НПП «Атлон Авиа» с Минобороны сменилось три состава военпредов. О них производители БАК «Фурия» отзываются как о хороших учителях, к которым прислушивались и у которых перенимали опыт.

***

Первый контракт с военным ведомством на поставку беспилотного летательного аппарата А1-С киевское частное научно-производственное предприятие выполняло через посредника – ГХВП «Спецтехноэкспорт».  Компания вынуждена была обратиться к их услугам, так как тогда еще не имела доступ к «секретке», и не могла напрямую подписывать контракт с Минобороны. По словам Артема Вьюнника, договор со «Спецтехноэкспортом» заключили, не раздумывая, потому что в то время там работали Мельников и Гладуш – «люди, которые изначально нас несмышленых взяли за руку, и помогли разобраться в их достаточно закрытом оружейном мире, и встать на правильный путь»…

Летом 2015-го «Атлон Авиа» поставил ВСУ первые пять комплексов А1-С. Однако Минобороны было не первым госзаказчиком частной компании. Дебютные поставки своих беспилотных авиационных комплексов она осуществила еще осенью 2014-го в интересах Национальной гвардии Украины (НГУ). Позже украинского частного производителя БАК вновь пригласили НГУ, чтобы оговорить условия новых поставок. Но «непрофессиональное» поведение офицера, занимающегося этим вопросом и, намеки на «непрозрачные схемы» оставили НГУ без изделий производства НПП «Атлон Авиа». В этом еще раз проявилась принципиальная позиция менеджмента частной компании вести бизнес исключительно по честным правилам, в рамках закона.

В 2017 г. киевская частная компания поставила по госконтракту для Службы безопасности Украины два беспилотных комплекса, заменив на борту средства оптической разведки специальными средствами. Образец был выполнен в рамках совместной разработки специалистов «Атлон Авиа» с институтом СБУ и Департаментом оперативно-технических средств.

И все же, в приоритете разработчиков и производителей украинской «Фурии» работа в рамках гособоронзаказа в интересах военного ведомства. Первый опыт, первая работа с военной приемкой, первые РКМ (расчетно-калькуляционные материалы) запомнятся надолго. Несмотря на то, что «Спецтехноэксорт» фактически являлся контрактером у Минобороны, а «Атлон Авиа» по договору должен был просто сделать и отдать ему изделия, команда подрядчика старалась все делать самостоятельно, как будто имела прямой контракт.  «И это было отчасти осознанно, — признается Вьюнник. — Хотелось самим понять и разобраться, как работает система. Тогда появилась уверенность, что готовы сами делать РСО и напрямую работать с МОУ. Я честно сказал Павлу Мельнику, что эта первая и разовая наша с ними сделка на внутреннем рынке. Надо отдать должное, он воспринял мои слова адекватно, без обид».

Получив РСО, компания «Атлон Авиа» подписала второй контракт с МОУ на поставку «Фурий» и выполнила его в 2017 году в предусмотренные сроки… Параллельно производители беспилотного авиационного комплекса постоянно занимались его модернизацией. Это своего рода фирменная фишка частного производителя, который стремился отдавать заказчику кардинально лучший продукт, чем оговаривали изначально. Такую тактику частный производитель беспилотников применял на начальном этапе. Однако жесткие штрафные санкции, предусмотренные за отклонения от курса выполнения контракта МОУ, заставили его откорректировать стратегию продвижения продукции на рынке. В 2017-м творческий полет конструкторской мысли и желание постоянно модернизировать свое детище чуть не поставил частное научно-производственное предприятие на грань выживания…

А годом ранее за киевским  НПП «Атлон Авиа» в профессиональных кругах и СМИ уже закрепился статус отечественного лидера в разработке и серийном производстве беспилотных авиационных комплексов поля боя. В том же 2016 г. компания представила заказчику глубоко модернизированную версию комплекса «Фурия» с индексом А1-СМ, которая прошла ведомственные испытания и была опробована артиллеристами в зоне боевых действий. Модернизированная версия получила высокие оценки военных. Отмечалось, что она по функциональным возможностям не уступает ведущим комплексам зарубежного производства. БАК А1-СМ «Фурия» способен обеспечить как автоматическое определение координат целей, так и их автоматическое сопровождение.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Ольга Ваулина,

ОПК