УКРАИНЕ НЕОБХОДИМО СОБСТВЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПОРОХОВ И ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ – ПРЕЗИДЕНТ «ТАСКО

(часть 2)

-Это касается и производства взрывателей?

Совершенно верно. Взрыватели-это еще один важный компонент, производство которых относится к числу высокоточных, сравнимых с часовым. Это механическое производство, состоящее из целого ряда высокоточных станков с ЧПУ и агрегатных станков. Как правило, это дорогостоящее оборудование, требующее соответствующих высококвалифицированных кадров. А их тоже надо будет готовить. Вопрос должен решаться в комплексе. И тоже практически с нуля. Это можно будет сделать на существующих промышленных площадях того же Минобороны или Концерна.

Дело в том, что даже во времена бывшего СССР на территории Украины  подобного производства не существовало. Правда, в Черкассах в конце 80-х годов начали строительство завода по производству взрывателей, но после развала СССР, к сожалению,  все прекратилось и завод достроить не удалось.

Наличие собственного производства взрывателей позволит не только отказаться от закупок по импорту, но и обеспечить всю линейку выпускаемых  сегодня и перспективных боеприпасов.

-Вы имеете в виду боеприпасы всех калибров для всех родов войск?

Безусловно, только так. Для всех калибров, всех видов   артиллерийского вооружения и средств поражения, для сухопутных войск, авиации и флота частей. При этом инициатива должна исходить от МО Украины, как распорядителя выделенных средств и потенциального государственного заказчика на будущую продукцию. Но предварительно МОУ должно обязательно принять во внимание мнение специалистов-боеприпасников.

На данный момент в Украине существует единственный пока в Украине отечественный НИИ, занимающийся боеприпасной тематикой. Это Шосткинский ГНИИХП (Государственный НИИ химических продуктов).  Ещё на заре украинской государственности его определили в качестве основного учреждения по боеприпасному направлению. Институт занимается разработкой технологий, изготовлением опытных образцов и небольших серий продукции. При этом государственное финансирование отсутствует, ресурсы поступают только от заказов Министерства обороны, предприятий ГК «Укроборонпром и частных предприятий.

При распаде Союза мы приложили немало усилий для сохранения этого института и его уникальных кадров. Поэтому военные должны как минимум пригласить ГНИИХП и начать с ним работать. Именно этот НИИ должен стать законодателем мод в боеприпасном производстве. Иначе мы рискуем. Пока же военные только в основном штрафуют институт по разным поводам.

-Как Вы видите организацию всего сложного процесса строительства новых заводов?

С точки зрения организации – РНБО должно контролировать процесс на государственном уровне. На него же следует возложить спрос с исполнителя  по всем позициям реализации проектов строительства новых заводов. Между тем, это достаточно сложная задача, если учесть, что   потенциальных продавцов, желающих продать Украине лицензии на производство современных порохов и взрывчатых веществ еще только предстоит найти. И на все потребуется время, что тоже немаловажно.

К тому же, потенциальных партнеров пока не особенно много. Например, в Европе это непросто, во-первых, далеко не все страны располагают тем, что мы ищем, а во-вторых, даже располагающие нужным товаром по тем или иным причинам  могут  не пойти нам навстречу.  Остаются США, Китай и некоторые другие страны. В общем, здесь еще предстоит  и найти партнера, и договариваться с ним по существу.

— А современная обстановка этому способствует? Последние сложности в отношениях Украины с рядом западных соседей скорее говорят об обратном…

Политика остается политикой, а бизнес все равно будет делать свое дело. Надо учитывать реальности. А они позволяют делать достаточно  оптимистичные прогнозы. Дело в том, что в целом упадок боеприпасной отрасли – проблема мирового порядка, вызванная в т.ч. и затяжным относительно мирным периодом по окончании «холодной войны». Она захватила не только Украину, но и многие соседние страны региона.  И сегодня мы видим в них процессы обратного порядка – желание восстановить и развивать боеприпасное производство.

Следует учитывать и опыт некоторых соседних стран – Болгарии, Польши, Румынии. Например, болгары сразу пошли по рыночному пути. У них изначально было неплохое боеприпасное и оружейное производство. Мощное производство было и в Румынии – в сравнении с Украиной. Но после краха бывшего Варшавского договора ситуация сложилась по-разному – в Болгарии производство развивается, а вот в той же Румынии производство взрывчатых веществ, порохов, взрывателей практически утрачено.

Тут сказалась разница в подходах. Дело в том, что в отличие от государственного регулирования и ограничений для частных производителей в Румынии (и в Украине), в Болгарии  весь бывший ВПК перешел в собственность частных компаний, получил свободный выход на внешние рынки и  продолжает успешно функционировать. Предприятия работают через службу экспортного контроля, и не только в основном сохранились, но и развиваются.

В последнее время в ряде стран отмечена активность в части создания собственного производства боеприпасов, их элементов, порохов и т.д. Более того, представители некоторых стран бывшего Варшавского договора обращаются за этим даже в Украину и эту возможность надо использовать. А это значит, нам следует создавать производство в Украине, как за государственный счёт, так и за счет частных предприятий или  в рамках развития государственно-частного партнёрства и в конце концов дать возможность предприятиям всех форм собственности выхода на внешние рынки.

— Вы имеете в виду перспективу поставок боеприпасов на экспорт?

Да, это ведь нормальная экономика, которая должна в том числе приносить прибыль и за счет продвижения высоколиквидной продукции  на внешних рынках. Не секрет, ведь войны и военные конфликты в мире закончатся не скоро. К сожалению, конечно. Война никому не нужна. Но с экспортом тоже не все так просто.

Прежде всего, в организацию производства конкурентоспособного продукта надо вложить значительные инвестиции. Некоторые иностранные компании давно хотели бы зайти на наш рынок производства боеприпасов, но  для их привлечения надо создать соответствующие условия. Это дело государства, которое обязано создать привлекательные и понятные правила игры.

Но до тех пор, пока производитель не будет иметь возможности самостоятельно экспортировать свою продукцию, никто к нам не придет. Ведь вкладывая в производство значительные средства, инвестор вправе иметь возможность экспортировать всё, что не нужно нашему Министерству обороны. Требуется понимание на уровне руководства страны того простого факта, что без возможности свободного экспорта стоимость изделий для МО Украины будет очень высокой, значительно превосходящей мировые цены.

Снижение собестоимости возможно только за счет увеличения объемов производства и свободного выхода на рынок. На сегодня экспорт осуществляется только через государственного посредника – ГК «Укрспецэкспорт» (?) и  его дочерние фирмы с их высокими  комиссионными. Если в продаже со складов  с подобной ситуацией можно было мириться, то в производстве это должно быть исключено.

По сути, на сегодня сложилась  ситуация, когда на мировом рынке сформировались определенные цены, и когда мы выходим на него с наценкой государственных спецэкспортеров, наша продукция фактически становится неконкурентоспособной. Это ненормально и не способствует продвижению нашей продукции на внешние рынки.

– Почему, на Ваш взгляд, сохраняется такое положение и как долго это может продлиться?

– Очевидно, это кому-то выгодно. Мне видится необходимость не только в уходе от подобной ненормальной структуры экспорта, но и в создании независимой, межведомственной военно-промышленной комиссии. Очень часто Министерство Обороны в силу субъективных причин просто не в состоянии сформулировать требования к заказываемой продукции по соотношению «цена-характеристики». Военных тоже можно понять,  они хотят всё сразу и много. Но так не бывает.

К тому же, когда у нас пока отсутствует необходимая школа, а военное ведомство требует от производителя характеристик изделий, недостижимых даже в передовых государствах, десятки лет развивающих боеприпасную отрасль, у нас ничего не получится. Будут потрачены чрезмерные финансовые ресурсы, драгоценное время, а МО если и получит образец, то с запозданием.

— Еще один вопрос: в свете проводимых в Украине разработок по созданию ряда новых ракетных систем, ударных, зенитных и т.п., существуют ли проблемы в части создания ракетного топлива?

Насколько мне известно, эти проблемы ранее были, но все они успешно решены и в стране создан ряд новых и перспективных видов ракетного оружия различного назначения. Периодически проходят испытания новых и модернизированных ракет, в т.ч. в 2017 году – сразу два образца («Ольха» и «Нептун»).

— Какие имеются трудности чисто производственного порядка?

— Самая большая трудность – это острая нехватка квалифицированных  специалистов, инженеров-боеприпасников, станочников, слесарей. Есть проблема с их подготовкой. Необходимо  восстанавливать, что мы потеряли – обучение молодежи. Надо внедрять новое, прогрессивное, интеллектуальное (и очень дорогое) оборудование. Нужны инвестиции, которых не будет без свободы реализации. Нет свободы  реализации – нет рыночной себестоимости производимой продукции и нет инвестиций.

Как частичное решение вопроса правительству в кратчайшие сроки необходимо рассмотреть    вопрос освобождения от налогов той части прибыли, которая идет на развитие производства. Это широко распространенная в мире практика, которую следует внедрить и в нашей стране, причем, не только для создания боеприпасной отрасли, но и для восстановления позиций в других отраслях промышленности.

-Большое спасибо!

 

Беседовал Владимир Заблоцкий

Информагентство «Оборонно-промышленный курьер»