ПРОТИВОСТОЯНИЕ ЭЛИТ В КЫРГЫЗСТАНЕ: АНАЛИЗ ПРИЧИН И ПОСЛЕДСТВИЙ

В начале августа ситуация в Кыргызстане оказалась в центре внимания региональных и мировых СМИ: в поселке Кой-Таш, спецназ «Альфа» Госкомитета национальной безопасности страны попытался взять штурмом резиденцию экс-президента Алмазбека Атамбаева, и силой доставить его в Главное управление следственного комитета для дачи показаний по ряду криминальных дел, в которых он обвиняется. В результате спецоперации, погиб замначальника спецназа  «Альфа»  Усенбек Ниязбеков, еще 85 человек было ранено.

Сторонники Атамбаева оказали сопротивление, обезоружили и захватили в плен бойцов отряда спецназа. Однако в результате второго штурма, дальнейших переговоров и применения спецподразделений МВД, Атамбаев сдался и был доставлен в следственные органы службы безопасности страны. Как отметил действующий президент Сооронбай Жеенбеков, если прежде экс-президент привлекался в качестве свидетеля, то после вышеуказанных событий ему инкриминируют ряд обвинений: коррупцию, превышение служебных полномочий, сотрудничество с криминальными структурами, сопротивление силовым госорганам и многое другое.

Противостояние между Атамбаевым и действующим президентом Сооронбаем Жеенбековым продолжается с начала 2018 года, когда добровольно выбранный самим экс-президентом Атамбаевым, «безоговорочно лояльный» к нему Жеенбеков, после победы на президентских выборах, последовательно начал демонтаж вертикали  власти, выстроенной прежним лидером. Из коридоров власти были удалены «атамбаевские кадры», на ряд из них были заведены уголовные дела. За несколько месяцев были сменены: руководитель аппарата президента, советники, премьер-министр, половина членов правительства, вице-премьеры, глава ГКНБ, МВД, Генпрокурор и ряд судей. Доминирующая партия в Жогорку Кенеш (парламент Кыргызстана) претерпела изменения. Фактически, Атамбаев был вытеснен с официального политического поля страны.  Последней каплей в «разрыве отношений двух бывших соратников» стало лишение бывшего президента неприкосновенности в конце июня 2019 года, что дало «зеленый свет» Генеральной прокуратуре  на начало судебных разбирательств по Атамбаеву.

Одним из катализаторов произошедших событий стало неформальное участие Москвы в данных событиях. Оба лидера посетили Кремль и, «вроде бы» заручились личной поддержкой Владимира Путина. Причем, Алмазбек Атамбаев «странным образом» воспользовался услугами военного аэродрома в Канте, где расположена российская военная база, для поездки «к другу Владимиру Владимировичу»… Кстати говоря, данный факт многими экспертами в Кыргызстане рассматривался крайне негативно, как стремление к формату «внешнего модерирования данного противостояния со стороны Кремля» и игнорирования принципов национального суверенитета.

Необходимо сказать, что слова российского президента о том, что «Кыргызстан пережил уже несколько достаточно серьезных потрясений и  страна нуждается в политической стабильности», были восприняты каждым из лидеров в свою пользу. Атамбаев, вероятно, воспринял личную аудиенцию у Путина как «железобетонную» гарантию своей безопасности, не смотря на то, что в самом Кыргызстане встречу восприняли как вмешательство России во внутренние дела страны. Одновременно с этим, Жеенбеков прочитал месседжи Путина о «необходимости кыргызстанцам сплотиться вокруг сегодняшней власти» как поддержку своим действиям.

Несмотря на резонансный характер событий и, на первый взгляд, заинтересованность Кремля в мирном разрешении ситуации путем  нахождения политического консенсуса, Жеенбеков принял решение о   насильственном приводе Атамбаева в суд для дачи показаний. Последний же действовал вопреки действующему законодательству, собрав своих сторонников в своей резиденции в селе Кой-Таш. Действия спецназа 7 августа были спланированы крайне непрофессионально, в результате чего задача была не выполнена, кроме того в итоге пострадали люди. И только на следующий день, в канун заседания межправительственного совета Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС), в результате повторного штурма и переговоров, Атамбаев сдался и был вывезен в Бишкек. «Задержание Атамбаева – внутреннее дело страны, но Россия не может относиться к происходящему безучастно» — заявил глава российского правительства Дмитрий Медведев по приезду в Чолпон-Ату, где проходило заседание Совета ЕАЭС, чем фактически поддержал действия властей Кыргызстана.

 

Центр исследований армии, конверсии и разоружения пообщался с Айдаром Амребаевым (руководителем Центра прикладной политологии и международных исследований), а также с Даниэлем Кадырбековым (политологом, выпускником Университета Кобе (Япония), экс-помощником первого вице-премьер-министра Кыргызстана) по вопросам причин конфликта, сильных и слабых сторон его участников, последствий на дальнейшее развитие ситуации во внутренней политике страны, возможность вмешательства внешних сил, в первую очередь России и Китая.

 

— Каковы предпосылки и истинные причины конфликта между Сооронбаем Жеенбековым и Алмазбеком Атамбаевым?

 

Айдар Амребаев: если кратко, причина перманентной нестабильности в этой стране состоит в паталогической несостоятельности властных институтов в Кыргызстане и ограниченных ресурсах, за контроль над которыми постоянно идет межэлитная война. Я имею в виду и события, предшествовавшие разразившемуся, после так называемого «демократического транзита» противостояния, — это «Цветные революции 2005 и 2010 годов». Усугубило ситуацию манипулирование влиянием таких внешних игроков, как Россия, Китай и США. Они и по сей день ведут постоянные интриги между собой, давая обещания одним и «карая» других политических игроков в этой стране…

Я считаю, что и Атамбаев, и Жеенбеков, и ряд других политиков, например, Бабанов, стали «куклами в этой игре». Обладая неутоленными политическими амбициями и неудержимым желанием любой ценой «порулить ограниченными ресурсами этой горной страны» эти люди, называющие себя политиками, включились в «борьбу без правил». К сожалению заложниками этой «войны всех против всех» стали рядовые граждане страны. Социально-экономическое положение граждан и дееспособность государственных институтов, мягко говоря, оставляли желать лучшего. Коррупция, криминализация бизнеса, громадный внешний долг, несоизмеримый с экономическим потенциалом страны — стали теми факторами, которые толкали Кыргызстан на грань гражданского противостояния. В отличие от ряда экспертных оценок, я не считаю происходящие в стране политические процессы проявлением демократии. Скорее можно назвать это моделью «кланового, криминального противостояния с вовлечением больших групп населения». Политиками там являются современные амбициозные «бай-манапы» (т.е. нувориши, клановые авторитеты или их ставленники), которые рассматривают власть в качестве возможности для наживы. Отсутствие в истории Кыргызстана традиций централизованного управления усугубляют ситуацию. Там региональные кланы сами управляли вверенной территорией и редко приходили к согласию между собой, как правило, только при наличии сильной внешней угрозы или посредством какого-то весомого внешнего проекта…

Возвращаясь к фигурам Атамбаева и Жеенбекова, следует отметить, что они на выборах в 2017 году осуществили «несогласованный между кланами  политический маневр», заложником которого стал народ Кыргызстана. При этом, первый фигурант, пресыщенный властью, экс-президент потерял «чувство реальности» и поплатился за это. Сейчас его поддерживает только «его родное село» и ближайшие соратники. И даже его пресловутый «друг Владимир Владимирович» его оставил, так как для него военное присутствие России в Кыргызстане важнее любой дружбы… Жеенбеков — пока неискушенный в «дворцовых интригах», ведомый политик, не обрел в полной мере «чувство  реальности страны», которой управляет. Он слывет хорошим исполнителем, но никак не созидателем, не имеющим креативной «команды технократов», находящимся «под прессом» клановых обязательств. Благодаря недальновидной и экзальтированной тактике Атамбаева, который возомнил себя непререкаемым авторитетом и даже «отцом демократии в Кыргызстане», Жеенбеков неожиданно для себя и многих оказался у власти. Теперь он слабо представляет что с этим делать. Просто находится при власти, фактически не решая ни одну серьезную проблему. Думаю, что он действует по интуиции и наводке снаружи. Таким образом, Кыргызстан находится у опасной черты внешнего управления.  Политические элиты России рассматривают Кыргызстан зоной своего эксклюзивного влияния. Отношение к Китаю у большинства населения чрезвычайно негативное, подогреваемое державами конкурентами Поднебесной и китайской «долговой ямой», в которой оказался Кыргызстан в результате неэффективной политики властей. Испорченные Атамбаевым отношения с США едва ли позволяют надеяться в ближайшее время на то, что Вашингтон окажет существенное конструктивное влияние на улучшение социально-экономического положения и политическую стабильность в Кыргызстане.  Напротив, усиление конкуренции внешних проектов может усугубить и без того непростую конфигурацию внутриполитических сил в стране, особенно впреддверии парламентских выборов. Думаю, что нестабильность политического пространства Кыргызстана не завершится с задержанием и даже возможной «посадкой» экс-президента. Напротив, безответственные действия политиков такого уровня, низкая компетенция и эффективность государственных структур на фоне социальной апатии населения создают ситуацию политической турбулентности, в которой возможны самые разные деструктивные сценарии развития страны.

 

— В каких сферах, и насколько большое влияние Атамбаева?

 

Айдар Амребаев: он сейчас уже не обладает никаким конструктивным потенциалом влияния на политический процесс в Кыргызстане. Однако, значение деструктивных и экзальтированных «выходок» экс-президента будет оказывать определенное влияние на ситуацию. Например, инициированное Атамбаевым ухудшение отношений с Казахстаном, через который, можно сказать, Кыргызстан «выходит в мир», способно еще надолго снизить инвестиционную привлекательность республики, усложнить процессы трудовой миграции, снизить темпы двусторонней торговли и, в целом, бизнес климат в стране, а также туристическую привлекательность страны для казахских туристов. Подозрения ряда кыргызских политиков в аффилированности с казахскими политическими кругами сохраняют определенную напряженность в отношениях между странами и заставляют новое руководство Казахстана, не смотря на братский характер наших народов, несколько дистанциироваться от кыргызских проблем.

 

Даниэль Кадырбеков: типично для кыргызской политики, влияние приходит и уходит с государственной должностью. Вчерашний “полу-бог”, без государственной должности довольно быстро становиться периферийным, “одним из многих”, так как из-за слабости бизнеса и частного сектора, в стране единственной внушительной “стратегией выживания” остается доступы к ресурсам, а они есть только у государства.   На данный момент, влияние Атамбаева можно расценивать как очень шаткое, возможно ограниченное только среди близких его соратников которые кормились и получали выгоду от его правления.

 

— Какие сильные стороны экс-презилента в противостоянии? Кто и каким образом может оказать ему реальную поддержку?

 

Даниэль Кадырбеков: после вооруженного сопротивления, в результате которого был убит сотрудник органов безопасности и было десятки пострадавших, отныне Атамбаева будут сторониться все более менее адекватные силы в стране. Народ и политики — довольно прагматичные, не пойдут за дискредитировавшим себя человеком. Единственный вариант, по которому кто-либо начнет оказывать Атамбаеву помощь, это нынешняя власть. Что я имею ввиду, если нынешнее руководство не начнет проводить реформы, бороться с системной коррупцией, не избавится от непотизма во власти и не будет проводить экономическую политику которая будет давать дивиденды населению, то это все вместе приведет напряжению в обществе. Что можно будет использовать как триггер для возвращения Атамбаева и реваншистской риторики.

 

— Каковы козыри Жеенбекова (поддержка парламента, силовиков, элит, внешних игроков)?

 

Айдар Амребаев: Жеенбеков — удобная фигура для внешних игроков. Парламентская власть в нынешнем «постатамбаевском составе» вряд ли способна стать основой позитивного развития страны в ближайшей перспективе. Исполнительная власть в Кыргызстане, на мой взгляд, должна создать в стране все возможности для проведения «чистых» и транспарентных выборов в Жогорку Кенеш, и   консолидации на этой основе здоровых социальных сил с целью разработки стратегии оздоровления социально-экономического положения в стране и конструктивного взаимодействия всех политических сил на благо развития Кыргызстана. Ближайшими задачами, на мой взгляд, являются преодоление коррумпированности госорганов, кланового и кулуарного характера принятия решений, повышения общественного доверия к государству.

 

Даниэль Кадырбеков:  основной козырь Жээнбекова — это государственная машина. Через нее он распределяет ресурсы, и поддерживает  баланс сил между внутренними игроками. Он решает кто, что, и когда получает. Следовательно, кто контролирует внутренний баланс, тот и имеет козыри перед внешними игроками. В первую очередь в этом заинтересованны наши ближайшие соседи, в том числе и Россия, которой Жээнбеков особо не портит «картину». Типичный руководитель советского типа. Россия пытается обеспечить себя альянсом, особенно со странами на пространстве бывшего СССР. Москва пытается выровнять этот альянс по политическим амбициям, чтобы не было никаких так называемых «западных штучек» типа «демократии и открытого общества». Чтобы они не несли ни военную, ни тем более идеологическую угрозу для режима в Кремле.

 

— Какова роль внешних игроков в противостоянии? Может ли Россия оказать реальную поддержку Атамбаеву? Каким образом?

 

Айдар Амребаев: никакого противостояния между этими бывшими соратниками теперь уже нет. В политической биографии Атамбаева пишутся последние строки… А Россия,  хоть и славится как «обитель беглецов», на сей раз вряд ли будет участвовать в его дальнейшей судьбе.

 

Даниэль Кадырбеков: есть вариант, что Кремль может вмешаться в следующий этап этого процесса, в плане смягчения наказания для Атамбаева. Ведь это создает прецедент на пространстве, которое Кремль считает своим «задним двором». Но это будет очень контрпродуктивным, как для имиджа Кремля, который и так в очень шатком положении, так и для нынешней власти, которая уже выглядит со стороны, как вассальная власть. А что касается западных игроков, также как и роль Китая, их участие или попытки вмешаться будут минимальными, если только нынешняя власть будет соблюдать процессуальные нормы в процессе судебных разбирательств в отношении Атамбаева и его соратников.

 

— Как Вы оцениваете вероятность резкой дестабилизации внутриполитической обстановки и возгорания внутреннего конфликта?

 

Айдар Амребаев: вследствии непосредственно противостояния Жеенбекова и Атамбаева — вероятность невысокая. Но есть целый ряд факторов, способствующих дестабилизации в стране: клановые противоречия; социальные диспропорции; рост китаефобии; криминализация слабой экономики; несостоятельность государственной власти; конкуренция внешних игроков за влияние на процесс принятия решений; рост религиозного радикализма и т.д.

 

Даниэль Кадырбеков: что касается самого противостояния, то вероятность минимальна, но все-таки существует. Все зависит насколько эффективно и компетентно будет власть решать социально-экономические вопросы в стране.

 

— Какова возможность вмешательства внешних игроков, в первую очередь ОДКБ, в случае резкой дестабилизации обстановки в стране?

 

Айдар Амребаев: высокая. Фактически, сейчас Кыргызстан находится в условиях активного «гибридного вмешательства» со стороны России. В связи с чем наиболее значимые политические силы страны в той или иной степени пророссийски настроены. Влиятельные националистически ориентированные кланы контролируют ситуацию в ряде регионов, находясь фактически в положении самостоятельных от центра анклавов. В военно-политическом и информационном отношении доминирование России абсолютно. Это осуществляется как в двустороннем, так и многостороннем форматах. При этом ОДКБ, являясь своеобразным «зонтиком России», предохраняет других участников организации от «излишней суверенности». Она не выполняет функции обеспечения коллективной безопасности стран-участниц де-факто. Это было ярко продемонстрировано во время известных Ошских событий… В настоящий момент ОДКБ — «российский инструмент» сдерживания Китая и ограничения поля для маневра со стороны США, но никак не формат равноправного коллективного обеспечения безопасности странами участницами организации. Тем более, ОДКБ весьма далека от решения внутренних проблем Кыргызстана.

 

Даниэль Кадырбеков: вероятность минимальна, поскольку ОДКБ, при все уважении, — нефункциональная структура, которая не имеет достаточных инструментов для решения таких вопросов. Мы не раз видели подобное, в случае 2010 года, и последующие события на пространстве ОДКБ не раз это подтверждали. Кроме того, единственной стороной которая заинтересована в функционирования этого института является России, и нам не стоит переоценивать ее возможности. Есть такое понятие как «Imperial overstretch», учитывая массовые уличные протесты как внутри страны, также как и военные действия и операции, в которых Россия задействована на данный момент, начиная с Украины, заканчивая Сирией. Вряд ли у России сейчас есть возможность вовлекаться в очередную, возможно долгосрочную, авантюру.

 

— Каковы интересы России в данной ситуации и роль визита Дмитрия Медведева в страну? 

 

Айдар Амребаев: откровенно говоря, России надоел навязчиво непредсказуемый Атамбаев. Им нужен послушный «местный вассал», который будет делать то, что ему велят и при этом молчать, и успокаивать своих, без «левых движений» на Восток и на Запад. Они думают, что таким может быть Жеенбеков.

 

Даниэль Кадырбеков: для Москвы подобная ситуация является болезненной, поскольку арест бывших президентов и чиновников за коррупцию и беззаконие происходят не в какой-то европейской стране, а рядом у бывших «колоний». Естественно, как писал Бенедикт Андерсон в своем «Imagined Communities», это имеет мощнейшее воздействие на самоосознание российского руководства в плане возможностей.

Беседовал: Юрий Пойта, руководитель секции Азиатско-Тихоокеанского региона ЦИАКР