ПРОБЛЕМЫ УСИЛЕНИЯ ВОЙСК ЦЕНТРАЛЬНОГО И ВОСТОЧНОГО ВОЕННЫХ ОКРУГОВ РОССИИ. Часть 1

ЦВО (штаб в Екатеринбурге) занял гигантскую территорию от Волги до Байкала, при этом группировка СВ и ВДВ округа незначительна и включала 19 бригад (танковая, 7 мотострелковых, десантно-штурмовая, 2 спецназа, 2 ракетные, 2 артиллерийские, реактивно-артиллерийская, 3 зенитно-ракетные), части обеспечения, а также 5 баз хранения и ремонта военной техники (БХиРВТ). К ЦВО также формально относятся российские военные базы в Таджикистане и Киргизии.

В 2018 г группировка СВ и ВДВ стала включать  танковую дивизию и 17 бригад (6 мотострелковых, десантно-штурмовую, 2 спецназа, 2 ракетные, 2 артиллерийские, реактивно-артиллерийскую, 3 зенитно-ракетные), части обеспечения, 5 БХиРВТ и 2 военные базы за рубежом.

То есть на основе 7-й танковой и 32-й мотострелковой бригад была сформирована 90-я танковая дивизия. Взамен убывших в ЗВО  23-й и 28-й мотострелковых бригад формируются две другие (30-я лёгкая и 41-я горная), специально приспособленные для борьбы с иррегулярными формированиями в пустынях и горах ТВД. К 2023 г планируется 31-ю десантно-штурмовую бригаду переформировать в 104-ю дивизию [9].

На вооружении соединений ЦВО было 24 ПУ ТРК и ОТРК (по 12 «Точка-У» и «Искандер-М»); св. 500 танков Т-72; до 800 БМП-2 и БМД-2, св. 300 БТР-80; св. 500 СГ, до 250 буксируемых орудий, до 200 минометов, до 300 РСЗО (60 «Ураган», 240 «Град»); до 300 ПТРК; до 250 ПУ ЗРК войсковой ПВО (С-300В, «Бук», «Тор», «Оса», «Стрела-10»), до 50 ЗПРК «Тунгуска», св. 20 ЗСУ-23-4 «Шилка» [1].

В 2018 г  на вооружении соединений СВ и ВДВ округа (+ в БХиРВТ) состоит 24 ПУ ОТРК  «Искандер-М»; 430 танков Т-72 (в т.ч. 243 Т-72Б3) (+ 41 Т-72); 560 БМП-2, 64 БМД-4М и 46 БМД-2, 253 БТР-82А, 350 БТР-80 46 БТР-Д/МДМ;  305 СГ (+ 108) и 18 САО, 72 буксируемых орудия (+ 54), 134 миномета (+54), 185 РСЗО, в т.ч. 40 «Ураган» и 3 «Солнцепёк» (+ 70, в т.ч. 16 «Ураган»); 101 ПТРК (+ 138); 201 ПУ ЗРК войсковой ПВО (С-300В, «Бук», «Тор», «Оса», «Стрела-10»), 38 ЗПРК «Тунгуска», 12 ЗСУ «Шилка» (+ 18).

Количество вооружения СВ и ВДВ в округе даже уменьшилось, но зато поступило 24 ПУ новых ОТРК  «Искандер-М», 64 БМД-4М, 24 РСЗО «Ураган»,   243 танка Т-72Б3, 62 БМП-2М, 253 БТР-82А, 18 САО «Нона-СВК», 12 СП «Малка», 3 РСЗО «Солнцепёк», 72 ПУ и ПЗУ ЗРК Бук-М2 и С-300В4.

Кроме того, на территории округа расположены две центральные базы резерва танков (там бронетехники не меньше, чем в соединениях округа).

Наземная ПВО округа составляла 6 зенитно-ракетных полков с ЗРС С-300П (по два в Поволжье и Восточной Сибири, по одному на Урале и в Западной Сибири). Учитывая площадь ЦВО, даже с учетом трех зенитно-ракетных бригад СВ можно сказать, что ПВО здесь очень слабая.

В 2018 г войска ПВО ВКС имели уже зенитно-ракетную бригаду с С-300ПС и 6 зенитно-ракетных полков (2 с С-400 и 4 с С-300ПС), То есть был сформирован 511-й полк С-400, 590-й  полк перевооружен на С-400, а 170-й полк реорганизован в 24-ю зенитно-ракетную бригаду. И если в 2013 г войска ПВО имели 93 ПУ ЗРС С-300ПС, то в 2018 г – 117 ПУ, в т.ч. 40 с С-400 и ещё 12 ЗРПК «Панцирь-С». То есть добавилось 24 ПУ ЗРС и 12 ЗРПК – усиление скорее качественное, чем количественное.

Примерно такая же ситуация и с ВВС. В ЦВО имелось до 40 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и до 50 перехватчиков МиГ-31Б/БМ.

ВВС получили небольшое качественное усиление – во 2-й смешанный авиаполк было добавлено 9 новых бомбардировщиков Су-34. В 764-й истребительный авиаполк поступают модернизированные МиГ-31БМ.

Было также 50 ударных вертолетов Ми-24 и до 40 транспортных Ми-8 и Ми-26. Правда, на территории ЦВО дислоцировались организационно ему не подчиняющиеся авиабазы Дальней авиации в Энгельсе (с Ту-160), и в Иркутске (с Ту-22М3), а также военно-транспортной авиации (с Ил-76) в Оренбурге.

В армейской авиации 562-я авиабаза переформировывается в 17-ю бригаду (Новосибирск), которая будет иметь 100 вертолётов (20 ударных Ми-28Н, 8 Ми-35М и 20 Ка-52, 24 транспортно-боевых Ми-8АМТШ, 24 транспортных Ми-8МТВ-5 и 4 тяжёлых транспортных Ми-26).

Роль ЦВО сейчас сугубо вспомогательная. Округ не граничит с потенциальными противниками (не считая участка  в 40 км границы с Китаем на Алтае), поэтому считается наименее приоритетным. Это глубоко ошибочно. На самом деле ЦВО служит естественным резервом для трех остальных округов (а также для ВС Казахстана и других стран – членов ОДКБ). Резерв же не должен быть так мал, потому что он часто решает исход войны.

Размещение войск на территории ЦВО в значительной степени выводит их из-под внезапного авиационно-ракетного удара. Для России размеры ее территории являются важнейшим средством ПВО, причем воплощается это в наибольшей степени именно в ЦВО. Отчасти это компенсирует слабость его ПВО.

Размещение в округе максимального количества сил и средств позволяет придать ВС России действительно оборонительную, а не якобы наступательную конфигурацию, обеспечивая возможность быстрого развертывания значительных сил на любом стратегическом направлении.

В нынешнем виде ЦВО не имеет смысла. С одной стороны, он избыточен по силам, поскольку с его территории воевать сейчас не с кем. С другой стороны, в роли всеобщего резерва он совершенно недостаточен, учитывая разбросанность его сил по гигантской территории. Например, в случае экспансии талибов в Центральную Азию округ оказывается практически бесполезен. Воевать на юг бывшего СССР отправятся части ВДВ из Пскова, Тулы и Иванова, то есть с территории ЗВО, а не мотострелки из Самары, Чебаркуля и Юрги [1].

Вместо убывших в ЗВО 23-й и 28-й ОМСбр формируются 30-я лёгкая и 41-я горная бригады, приспособленные для борьбы с талибами и халифатом [9].

А для спасения Казахстана (то есть и России – Западной Сибири, Урала, Поволжья) от вторжения Китая ЦВО можно считать просто несуществующим, настолько он слаб (особенно с учетом размеров обороняемой территории).

Тут Храмчихин частично прав. Сейчас против ЦВО, имеющего танковую дивизию и 17 бригад (в т.ч. 6 мотострелковых и десантно-штурмовую) находится Западный ВО Китая, включающий 4 высокогорные дивизии (механизированную и 3 мотопехотные), а также 32 бригады (в т.ч. 6 танковых, механизированную, 2 горные и 6 пехотных). Т.е. Китай имеет в этом регионе в 4 раза больше дивизий, и в 2 раза – бригад. Однако это превосходство не подавляющее и оно не критично.  

Таким образом, роль ЦВО в составе ВС РФ необходимо кардинально пересмотреть. Следует усилить его ПВО, потому что расстояния не всегда являются панацеей. Тем более, что не прикрыты многие объекты промышленности (в т.ч. металлургии, энергетики, ВПК), инфраструктуры (начало Транссиба), и даже месторождения нефти и газа в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах.

Предложения по усилению округа. Войска ЦВО должны быть значительно усилены, но не за счет других округов, а за счет формирования новых соединений с новой техникой. Соединения ЦВО должны первыми проходить перевооружение на новое ВВТ и отрабатывать опыт его эксплуатации. Округ должен стать не только резервом, но и полигоном. Здесь же должны формироваться новые соединения для ЦВО и ВВО. И именно они обеспечат усиление ЗВО и ЮВО в случае необходимости. Технология формирования новых соединений также должна отрабатываться здесь.

Неясно, рассматривается  ли еще идея (весьма здравая) создания в СВ России соединений трех типов – тяжелых, средних и легких. Если рассматривается, то именно в ЦВО и следовало бы с ними экспериментировать, в двух вариантах – переформировывая имеющиеся бригады и формируя новые. Последние должны обеспечить наращивание боевого потенциала ЦВО хотя бы в три раза по сравнению с нынешним. Тяжелые и средние соединения – это резерв для других округов и для Казахстана на случай большой войны. А легкие — для «борьбы с терроризмом».

Тут Храмчихин не в курсе – в ЦВО проводились эксперименты с тяжёлой и средней бригадами, и ведутся эксперименты с лёгкой бригадой.

 Тяжёлая бригада (21-я ОМСбр) и сейчас входит во 2-ю армию. Бригада включает 8 б-нов (2 мотострелковых, 2 танковых, разведывательный, инженерно-саперный, управления, МТО), 4 д-на (2 самоходных гаубичных, реактивный, противотанковый, зенитный), 7 рот (снайперов, БПЛА, РХБЗ, РЭБ, комендантская, медицинская, учебная) и др. В бригаде 4,3 тыс. чел., 88 Т-72Б3, 127 БМП-2,  13 БТР-80, 14 МТ-ЛБ, 93 БМ обеспечения, 36 СГ «Мста-С», 18 РСЗО «Град», 20 СПТРК «Штурм-С», 12  БМ ЗРК «Тор-М1» и 6 «Стрела-10», 8 ЗПРК «Тунгуска» и др. Возможно, эксперименты с бригадой  продолжаются, поскольку она ещё не переформирована в обычную ОМСбр.

Средняя бригада (23-я ОМСбр) в 2016 г была передислоцирована в Валуйки (ЗВО). На базе её и 9-й ОМСбр сформирована 3-я МСД. 23-я бригада включала 11 б-нов (6 мотострелковых на БТР-82А, танковый, разведывательный, связи, инженерно-сапёрный, МТО), 6 д-нов (2 самоходных гаубичных, реактивный, противотанковый, зенитный и зенитно-ракетный), 7 рот (снайперов, БпЛА, РЭБ, РХБЗ, ремонтная, медицинская, комендантская) и др. Бригада имела 41 танк Т-72БМ, 240 БТР-82А, 30 БТР-80, 18 миномётов «Сани», 18 САО «Нона-СВК», 18  гаубиц «Мста-Б», 6  РСЗО «Град», 12 ЗРК «Оса» и 6 «Стрела-10», 6 ЗПРК «Тунгуска» и др. Видимо, эксперимент с бригадой признали неудачным. 

Лёгкая мобильная бригада (30-я ОМСбр) включает минимум 2 мотострелковых б-на (на БТР-82А и на пикапах «Патриот»), 2 д-на (гаубичный и реактивный), б-ны и роты обеспечения. В бригаде 2 тыс. чел., 45 БТР-82А, 16 БМ обеспечения, 8 миномётов «Сани», 18  гаубиц Д-30, 12  РСЗО «Град» и др. Также сформирована 41-я лёгкая горная бригада.

Отсюда можно утверждать, что эксперименты в СВ России по совершенствованию бригад основных типов (созданию тяжёлых и средних) закончились, или приостановлены. Вместо этого принято решение о восстановлении из бригад дивизий, что радикально решает проблему с недостатками бригад. В СВ уже частично восстановлены семь дивизий (4-я и 90-я танковые, 2-я, 3-я, 42-я, 144-я и 150-я мотострелковые), а с конца 2018 г планируется начать восстановление ещё трёх мотострелковых дивизий (19-й, 136-й и 127-й). Сообщалось о планах восстановления дивизий в береговых войсках ВМФ (99-й на ТОФ и ещё одной на СФ). Но продолжаются эксперименты с 30-й лёгкой и 41-й горной бригадами, предназначенными для борьбы с талибами и халифатом на пустынной и горной местности.

Что же касается предложения Храмчихина обеспечить наращивание боевого потенциала ЦВО хотя бы в три раза по сравнению с нынешним, за счёт переформирования имеющиеся бригад и формирования новых, то МО пошло по пути сокращения числа бригад с 19 до 17 и создания танковой дивизии. При этом боевой потенциал округа вырастет не более, чем в полтора раза, и то, в основном, за счёт модернизированного и нового вооружения.   

Предложения по использованию ВДВ. Десантники сумели избежать реформирования, сохранив высокий уровень боевой подготовки и дивизионные структуры. При этом они приобрели уникальный опыт участия в локальных и противопартизанских войнах. ВДВ умеют вести жесткую контактную войну с противником, который ориентирован на ведение такой войны.

Но очевидно, что ВДВ не смогут проводить масштабные десантные операции в случае больших классических войн. Во-первых, потому, что этого не смогут обеспечить им ВВС России. Во-вторых, потому, что вооружение и техника ВДВ (слабо защищённые БМД, очень слабая ПВО) не обеспечивают им возможность ведения подобной войны, а десантировать тяжелую технику ВВС будут тем более неспособны. ВДВ идеальны именно для локальных и противопартизанских войн. В частности, именно они будут воевать с халифатом и талибами, если те нападут.

При этом, лишь 7-я ДШД (Новороссийская) официально готовится именно к такому типу боевых действий. 98-я (Ивановская) и 106-я (Тульская) ВДД, 76-я (Псковская) ДШД дислоцированы в ЗВО и, очевидно, готовятся к десанту в Европу, которого никогда не будет. Но поскольку перебрасывают ВДВ по  воздуху, в Центральную Азию из Пскова, Иванова и Тулы они прибудут быстро[1].

Однако известно, что в интересах ОДКБ планируется использовать 98-ю ВДД и 31-ю ОДШбр.

Впрочем, лимит передислокаций ВС России уже исчерпан. Поэтому не стоит переводить три эти дивизии из ЗВО. В ЦВО должны быть сформированы дополнительно как минимум по одной десантно-штурмовой и воздушно-десантной дивизии и хоть бы две-три десантно-штурмовые бригады, ориентированные на ведение боевых действий в горах и пустынях Центральной и Южной Азии.

Известно, что к 2023 г на базе  31-й ДШбр планируется сформировать 104-ю ДШД. То есть планы МО по усилению ВДВ ЦВО втрое скромнее предложений Храмчихина.

Нынешнее состояние ЦВО отражает крайнюю инерционность мышления нашего руководства. Поэтому округ оказывается «никаким», хотя должен по многим аспектам стать главным».

ВОСТОЧНЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

Статья А. Храмчихина 2013 года о ВВО [2] начинается с утверждения, «что по силам округ заметно уступает соседним государствам, особенно Китаю.

ВВО (штаб в Хабаровске) имел группировку СВ, ВДВ и морской пехоты (МП) ТОФ, включающую пулеметно-артиллерийскую дивизию на Южных Курилах и 26 бригад (танковую, 9 мотострелковых, прикрытия, 2 десантно-штурмовые, морской пехоты, спецназа, 3 ракетные, 3 артиллерийские, реактивно-артиллерийскую, РХБЗ и 3 зенитно-ракетные), а также 12 БХиРВТ.

В 2018 г группировка наземных войск округа стала включать пулемётно-артиллерийскую дивизию и 30 бригад (танковую, 9 мотострелковых, прикрытия, 2 десантно-штурмовые, 2 морской пехоты, спецназа, 4 ракетные, 4 артиллерийские, реактивно-артиллерийскую, РХБЗ и 4 зенитно-ракетные), части обеспечения и 10 БХиРВТ (7 – 7 МСбр и 3 – 6 Абр) [8, 11].

То есть были сформированы 4 бригады (40-я морской пехоты, 3-я ракетная, 30-я артиллерийская и 35-я зенитно-ракетная). С конца 2018 г планируется начать переформирование 59-й мотострелковой бригады в 127-ю мотострелковую дивизию [11].

На вооружении наземных войск округа имелось 36 ПУ ТРК и ОТРК (24 «Точка-У», 12 «Искандер-М»); около 900 танков (до 200 Т-72, около 700 Т-80); 1200 БМП-1/2, свыше 200 БТР; 700 СГ, 400 буксируемых орудий, 300 минометов, 400 РСЗО; 450 ПТРК; 300 ЗРК СВ («Бук», «Тор», «Оса», «Стрела-10»),  40 ЗПРК «Тунгуска», 100 ЗСУ «Шилка».

В 2018 г  на вооружении соединений СВ, ВДВ и МП округа (+ в БХиРВТ) имеется 48 ПУ ОТРК «Искандер-М»; 561 танк (в т.ч. 146 Т-72Б3 и 13 Т-80БВ, а остальные Т-72Б) (+ 246, в т.ч. 41 Т-80); 1175 БМП-1/2 (в т.ч. 520 БМП-2) (+ 343, в т.ч. 123 БМП-2), 64 БМД-2, 118 БТР-82А, 322 БТР-80; 474 СГ/П (в т.ч. 12 «Пион») (+ 252), 78 буксируемых орудий (+ 162), 196 минометов (в т.ч. 8 «Тюльпан») (+ 126), 276 РСЗО (в т.ч. 2 «Смерч», 48 «Ураган», 12 «Солнцепёк» 36 «Торнадо-Г») (+ 174 в т.ч. 48 «Ураган»); 180 СПТРК (в т.ч. 90 «Штурм-С», а остальные «Конкурс») (+ 234, в т.ч. 144 «Штурм-С»); 349 ПУ и ПЗУ ЗРК войсковой ПВО (18 С-300В, 27 «Бук-М2», 144 «Бук-М1», 28 «Тор-М2У», остальные «Оса» и «Стрела-10») (+ 42 «Стрела-10»), 18 ЗПРК «Тунгуска», 82 ЗСУ «Шилка») (+ 42), 108 АЗП С-60.

Количество вооружения СВ, ВДВ и МП в округе даже уменьшилось, но зато стало 48 ПУ новых ОТРК  «Искандер-М» вместо 12, и поступило ВВТ, модернизированное и с баз хранения: 146 танков Т-72Б3 и 13 Т-80БВ, 118 БТР-82А, 12 СП «Малка» и 8 СМ «Тюльпан», 12 РСЗО «Солнцепёк» и 36 «Торнадо-Г», 45 ПУ и ПЗУ ЗРК Бук-М2 и С-300В. Но отсюда также видно, что ВВО получил меньше вооружения, чем ЦВО (не считая ОТРК и РСЗО).

Наземная ПВО района Владивостока-Находки (2 зенитно-ракетных полка ЗРС С-300П, в одном из которых уже есть С-400, а также одна из трех бригад ЗРК «Бук» СВ), Хабаровска (полк С-300П и полк С-300В в Еврейской АО) и Комсомольска-на-Амуре (полк С-300П) может считаться удовлетворительной. Сложнее сказать это про ПВО Петропавловска-Камчатского (полк С-300П из 2 д-нов). А вот от Хабаровска до Байкала имеет место гигантская «дыра», которую условно прикрывают три бригады ЗРК «Бук» (по одной в Амурской области, Забайкальском крае и Бурятии; последняя является зенитно-ракетным полком в составе ВКС). Нигде во всей России нет такой опасной ситуации с ПВО.

В 2018 г уже два зенитно-ракетных полка (1533-й во Владивостоке и 589-й в Находке) были оснащены ЗРС С-400 (40 ПУ), в них также имелось 12 ЗРПК «Панцирь-С». Но в остальном наземная ПВО в округе мало изменилась.

С авиацией в округе положение не лучше. Имелось до 80 фронтовых бомбардировщиков Су-24, св. 70 штурмовиков Су-25 и до 100 истребителей (Су-27, МиГ-29, МиГ-31). Хотя сюда поступили несколько модернизированных Су-25СМ и Су-27СМ3, а сейчас начинают поступать новые Су-30 и Су-35С, это не может компенсировать нехватки самолетов. Ударных вертолетов было 70, в т.ч. 12 Ка-52, остальные – Ми-24. Было также 70 транспортных Ми-8 и Ми-26.

В 2018 г ВВС округа уменьшились до 184 боевых самолётов (в т.ч. бомбардировщики – до 40, штурмовики – до 24), и лишь число истребителей  выросло до 120. Но при этом было, в основном, осуществлено перевооружение авиачастей (поступило 172 новых и модернизированных самолёта). В т.ч. 277-й авиаполк получил 21 Су-24М2 и 12  Су-34, 18-й авиаполк – 24 Су-25СМ, а 22-й, 23-й и 120-й авиаполки – 22 МиГ-31БСМ и 16 Су-27СМ, 31 Су-30СМ, 6 Су-30М2 и 40 Су-35С. И если число ударных самолётов Су-24М и Су-25 уменьшилось на 86 ед., но зато поступило 77 многоцелевых истребителей Су-30СМ, Су-30М2 и Су-35С, которые могут наносить высокоточные удары по наземным целям. В 2018 г планируется формировать 266-й штурмовой авиаполк с Су-25СМ и 530-й истребительный авиаполк с МиГ-31БМ.  

Что касается ТОФ, то в его состав входили 3 ПЛАРБ пр. 667БДР (устарели и в ближайшее время будут списаны), по 5 ПЛАРК пр. 949А и ПЛА пр. 971 (из них по 3 в ремонте или консервации), 8 ДЭПЛ пр. 877, ракетный крейсер пр. 1164 (атомный ракетный крейсер «Адмирал Лазарев» пр. 1144 находится в вечной консервации), эсминец пр. 956 (еще 3 в вечной консервации), 4 БПК пр. 1155, 8 МПК пр. 1124М, 4 МРК пр. 12341, 10 ракетных катеров пр. 12411, 9 тральщиков, 4 БДК (1 пр. 1171, 2 пр. 775, 1 пр. 775М).

В 2018 г в ТОФ входит 3 устаревших ПЛАРБ пр. 667БДР и 2 новых пр. 955, по 5 ПЛАРК пр. 949А и ПЛА пр. 971 (из них по 3 в ремонте или консервации), 7 ДЭПЛ пр. 877 (в т.ч. 1 в ремонте), ракетный крейсер пр. 1164, эсминец пр. 956, 4 БПК пр. 1155 (в т.ч. 1 в ремонте), 1 новый корвет пр. 20380, 8 МПК пр. 1124М, 4 МРК пр. 12341, 10 ракетных катеров пр. 12411, 9 тральщиков, 4 БДК (устаревший пр. 1171, 2 пр. 775, один пр. 775М).

 В ТОФ поступили 2 новых ПЛАРБ пр. 955 (до 2022 г будет ещё 2) и новый корвет пр. 20380 (до 2020 г поступят ещё 3). Планируется поступление до 2023 г 3 ПЛАРК пр.885М, 6 ДЭПЛ пр.636.3 и 6 МРК пр.22800.

В 2018 г на Камчатке планируется формирование новой армии ВВС и ПВО, которая объединит в себя морскую авиацию,  зенитно-ракетные и радиотехнические войска ПВО ТОФ. Позже в зону ответственности армии будут включены Сахалин, Курилы, Японское и Охотское моря. 

Хотя по отдельным параметрам ВВО занимает первое место среди четырех военных округов ВС РФ, он один абсолютно неадекватен по своему потенциалу ситуации на своём ТВД. Именно этот округ оказался сегодня там, где сосредоточены основные военные потенциалы мира, но российское военно-политическое руководство, видимо, этого до сих пор не заметило и по-прежнему считает, что самым милитаризованным регионом мира является Европа.

Во-первых, США почти полностью ушли из Европы и быстро уходят из Ближнего и Среднего Востока. При этом официально объявлено, что главным регионом приложения их военных усилий становится Восточная Азия. В частности, их Тихоокеанский флот теперь будет составлять не менее 60% от общего потенциала ВМС США.

Во-вторых, потенциал ВВО на Сахалине и Курилах не идет ни в какое сравнение с потенциалом ВС Японии, который продолжает быстро нарастать.

В-третьих, группировка ВВО на материке на порядки слабее только двух прилегающих к российской границе военных округов НОАК (в Китае было 7 ВО).

Здесь Храмчихин сильно преувеличил, но вины его нет (в 2017 г СВ НОАК были серьёзно сокращены). ВВО имеет 4 общевойсковые армии и армейский корпус, включающие пулемётно-артиллерийскую дивизию на Курилах, 43 бригады (в т.ч. 14 общевойсковых, десантных, спецназа), а противостоящие ему сейчас Северное и Центральное командования ТВД (военные округа) ВС Китая имеют после сокращения 2 механизированные дивизии и 6 армейских групп (общевойсковых армий), включающих 72 отд. бригады (в т.ч. 42 общевойсковых и  спецназа). Китай может ещё добавить сюда 9 бригад воздушно-десантного корпуса (в т.ч. 6 десантных). То есть войска ВВО слабее противостоящей ему китайской группировки войск в 2-3 раза, а не на порядки (в десятки раз). Если же Китай задействует ещё Восточное и Южное командования ТВД, то будет превосходить в 4-6 раз.

Региональное превосходство ВВС Китая очень велико. Против ВВС ВВО, имеющих 184 боевых самолёта, включая 40 бомбардировщика (в т.ч. 21 Су-24М2 и 12 Су-34), 24 штурмовика Су-25СМ и 120 истребителей  (в т.ч. 22 МиГ-31БСМ, 16 Су-27СМ, 37 Су-30СМ/М2 и 40 Су-35С) ВВС Китая имеют 2397 боевых самолётов, включая 162 средних бомбардировщика (в т.ч. 90 H-6K), 240 штурмовиков  (140 JH-7A и 100 Q-5D/E), 566 многоцелевых истребителей (78 J-10, 142 J-10A, 55+ J-10B, 24 J-10C, 48 J-10S, 110 J-11B/BS, 16 J-16, 6 J-20A, 73 Су-30МКК, 14 Су-35), 819 истребителей (в т.ч. 95 J-11; 20 Су-27СК, 32 Су-27УБК). В СВ 240 ударных вертолётов (120 WZ-10 и 120 WZ-19) [8].

Но ВВС ВВО могут быть быстро усилены самолётами ВВС России из других округов. Всего ВВС России имеют 1176 боевых самолёта, включая 139 дальних бомбардировщиков (в т.ч. 62 Ту-22М2, 16 Ту-160 и 160М1), 168 бомбардировщиков (70 Су-24М/М2, 98 Су-34), 195 штурмовиков (в т.ч. 140 Су-25СМ/СМ3), 280 многоцелевых истребителей (50 МиГ-29СМТ/УБТ, 61 Су-27СМ/СМ3, 20 Су-30М2, 79 Су-30СМ, 70 Су-35С), 222 истребителя (в т.ч. 80 МиГ-31БМ) и 376 ударных вертолётов (118 Ка-52, 98 Ми-28Н и 60 Ми-35М) [8]. Казалось бы, ВВС Китая имеют вдвое больше боевых самолётов, но в них 528 устаревших истребителей J-7/7E/G и J-8B/F/G, а по числу новых и модернизированных самолётов ВВС Китая и России близки. Ударных же вертолётов у ВС России в полтора раза больше.

Однако региональное превосходство ВМС Китая очень велико. Против ТОФ (4 ПЛАРБ, 5 ПЛАРК, 5 ПЛА, 7 ДЭПЛ пр.877, ракетного крейсера, эсминца пр. 956, 4 БПК, нового корвета пр. 20380, 8 МПК, 4 МРК, 10 ракетных катеров, 9 тральщиков, 4 БДК) ВМС Китая имеют 4 ПЛАРБ, 9 ПЛА, 48 ДЭПЛ (в т.ч. 2 пр.887, 2 пр.636 и 8 пр.636М, 25 Type-039C/A/B), авианосец пр.001 (мод. пр.11435), 23 эсминца (в т.ч. 2 пр. 956 и 2 пр. 956М, 2 Type-051С, 2 Type-052, 6 Type-052С, 6 Type-052D), 59 фрегатов (в т.ч. 16 Type-054А), 37 корветов Type-056 и Type-056А, 65 ракетных катамаранов, 26 ракетных катеров, 42 тральщика, 4 десантных корабля-дока, 53 десантных корабля. Строится ещё один авианосец, 5 эсминцев Type-052E и 4 Type-055, 4 фрегата  Type-054А, 6 корветов Type-056 и др.

Даже весь ВМФ России меньше и по ряду классов кораблей менее современен, чем ВМС Китая. ВМС России имеет 13 ПЛАРБ (в т.ч. 3 новых пр.955), 9 ПЛАРК (в т.ч. 1 новая пр.885), 17 ПЛА (в т.ч. 11 пр.971), 23 ДЭПЛ пр.886 и 636, авианосец пр.11435, 5 крейсеров (3 пр.1164, 2 пр.1144), 15 эсминцев (в т.ч. 5 пр.956, 8 пр.1155, 1 пр.1155.1), 8 фрегатов (в т.ч. 2 пр.1154, 2 пр.11661, 2 новых пр.11356), 5 корветов пр.20380, 29 МПК, 19 МРК (в т.ч. 5 новых пр.21631), 21 ракетный катер, 43 тральщика и 19 десантных кораблей [8]. Строится 5 ПЛАРБ пр.955А, 6 ПЛАРК пр.885М, 4 фрегата пр.22350 и 3 пр.11356, 5 корветов пр.20380 и 2 пр.20385, 5 патрульных кораблей пр.22160, 5 МРК пр.21631 и 9 пр.22800. Но оказать быструю помощь ТОФ кораблями из других флотов ВМФ России будет чрезвычайно сложно. И главное – исход войны Китая против России решат наземные силы и ВВС, а не флоты.    

При этом потенциал НОАК наращивается в последние 15 лет такими темпами, что это трудно объяснить чем-либо, кроме подготовки к большой войне. А поскольку для Китая расширение территории и захват ресурсов – объективная необходимость, и даже вопрос жизни и смерти, то никаких других объяснений нет.

ВВО делится на две военно-географические зоны. Его южная материковая часть наиболее доступна из остальной части России в транспортном отношении, однако именно здесь выше всего угроза крупномасштабного наземного вторжения сил НОАК. Островная часть (Сахалин и Курилы) и северо-восточная материковая часть (Камчатка, Чукотка, Магаданская область, большая часть Якутии) почти недоступны в транспортном отношении, при этом островная часть, Камчатка и Чукотка весьма десантоопасны. Всё снабжение ВВО завязано на один Транссиб. Автодороги и БАМ дублируют его лишь частично. При этом Китай может перерезать Транссиб сразу на множестве участков. Для Японии это сделать сложно, зато легко организовать морскую блокаду Курильских островов, Сахалина и Камчатки. Причем приход на ТОФ «Мистралей» никаких проблем не решит, ибо эти огромные корабли нуждаются в очень сильном охранении боевых кораблей, а этого ТОФ обеспечить не может и не сможет еще очень долго.

В реальности ВМФ России вообще не получил УДК типа «Мистраль».

Общая нетерпимость ситуации усугубилась в последние годы одним обстоятельством. В Китае создана самая мощная и дальнобойная РСЗО в мире WS-2D (она стреляет на 400 км). Российская РСЗО «Смерч» значительно хуже, чем WS-2D. Из глубины Маньчжурии WS-2D способны мгновенно уничтожить все части ВС РФ в районах Владивостока-Уссурийска, Хабаровска и Благовещенска-Белогорска. А из  приграничных районов Маньчжурии эти РСЗО уничтожат российские войска и авиабазы в районе Читы,  стратегические предприятия Комсомольска-на-Амуре. При этом малоразмерные ракеты WS-2D имеют гиперзвуковую скорость, их подлетное время не превысит 5 минут и российская ПВО не  сумеет их поразить. И невозможно будет обнаружить развертывание РСЗО на китайской территории, поскольку их ПУ выглядят как обычные грузовики. Но это ударная система!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Юрий Бараш,

 член Экспертного Совета ЦИАКР