ПРОБЛЕМЫ УСИЛЕНИЯ ВОЙСК ЦЕНТРАЛЬНОГО И ВОСТОЧНОГО ВОЕННЫХ ОКРУГОВ РОССИИ. Часть 2.

В статье о ВВО за 2013 г  Храмчихин утверждал, что «по силам округ заметно уступает соседним государствам, особенно Китаю.

ВВО имел группировку СВ, ВДВ и МП ТОФ, включающую ПулАД на Курилах и 26 отд. бригад (Тбр, 9 МСбр, брПР, 2 ДШбр, брМП, брСпН, 3 Рбр, 3 Абр, Реабр, брРХБЗ и 3 ЗРбр), а также 12 БХиРВТ».

До 2018 г были сформированы ещё 4 отд. бригады (40-я брМП, 3-я Рбр, 30-я Абр, 35-я ЗРбр). С конца 2018 г планируется начать переформирование 59-й ОМСбр в 127-ю МСД. Количество вооружения СВ, ВДВ и МП в округе даже уменьшилось, но зато поступили 36 ПУ новых ОТРК  «Искандер-М», 146 модернизированных танков Т-72Б3 и 13 старых Т-80БВ, 118 БТР-82А, 12 старых СП «Малка» и 8 СМ «Тюльпан», 12 РСЗО «Солнцепёк» и 36 «Торнадо-Г», 45 ПУ и ПЗУ ЗРК «Бук-М2» и С-300В. Отсюда видно, что ВВО получил меньше нового и модернизированного ВВТ, чем ЦВО (не считая ОТРК и РСЗО).

ПВО района Владивостока-Находки (2 полка С-300П и С-400), Хабаровска (2 полка С-300П и С-300В), Комсомольска-на-Амуре (полк С-300П) и Петропавловска-Камчатского (полк С-300П) считалась удовлетворительной. Но от Хабаровска до Байкала зияла огромная «дыра», которую прикрывали лишь 3 бригады ЗРК «Бук». Нигде во всей России не было такой опасной ситуации с ПВО.

До 2018 г лишь 2 полка были оснащены ЗРС С-400 (40 ПУ), в них также имелось 12 ЗРПК «Панцирь-С, т.е. ситуация с ПВО в округе мало изменилась.

С авиацией положение не лучше – было лишь 250 боевых самолётов (до 80 Су-24М, св. 70 Су-25 и до 100 истребителей Су-27, МиГ-29 и МиГ-31). Хотя  поступали модернизированные Су-25СМ и Су-27СМ3, и начали поступать Су-30 и Су-35С, но их было мало. Ударных вертолетов округ имел до 70, в т.ч. 12 новых Ка-52, остальные – Ми-24. Было также 70 транспортных Ми-8 и Ми-26,

В 2018 г в ВВС округа стало 184 боевых самолётов (в т.ч. 40 бомбардировщика и 24 штурмовика), но число истребителей  выросло до 120. При этом поступило 172 новых и модернизированных самолёта (21 Су-24М2, 12 Су-34, 24 Су-25СМ, 22 МиГ-31БСМ, 16 Су-27СМ, 31 Су-30СМ, 6 Су-30М2 и 40 Су-35С). Планируется сформировать 2 авиаполка (с Су-25СМ и с МиГ-31БМ). 

В состав ТОФ входили 3 ПЛАРБ пр. 667БДР (устарели), по 5 ПЛАРК пр. 949А и ПЛА пр. 971 (из них по 3 в ремонте), 8 ДЭПЛ пр. 877, ракетный крейсер пр. 1164, эсминец пр. 956, 4 БПК пр. 1155, 8 МПК пр. 1124М, 4 МРК пр. 12341, 10 ракетных катеров пр. 12411, 9 тральщиков, 4 БДК (1 пр. 1171, 2 пр.775, 1 пр.775М).

До 2018 г в ТОФ поступили 2 новых ПЛАРБ пр. 955 (будет ещё 2) и новый корвет пр. 20380 (поступят ещё 3). Планируется поступление 3 ПЛАРК пр.885М, 6 ДЭПЛ пр.636.3 и 6 МРК пр.22800.

На Камчатке планируется формирование новой армии ВВС и ПВО, которая объединит в себя морскую авиацию,  зенитно-ракетные и радиотехнические войска ПВО ТОФ.

Хотя по отдельным параметрам ВВО занимает первое место среди округов ВС, он один абсолютно неадекватен по своему потенциалу ситуации на своём ТВД. ВВО оказался там, где сосредоточены основные военные потенциалы мира, но российское руководство этого не заметило и по-прежнему считает, что самым милитаризованным регионом мира является Европа. А США почти ушли из Европы и уходят из Ближнего и Среднего Востока. Объявлено, что главным регионом приложения их военных усилий становится Восточная Азия.

Потенциал ВВО на Сахалине и Курилах несравним с нарастающим потенциалом ВС Японии, а группировка ВВО на материке на порядки слабее двух прилегающих к российской границе округов НОАК (в Китае тогда было 7 ВО).

Здесь Храмчихин сильно преувеличил. Всего ВВО имеет 4 ОА и 1 АК, включающие ПулАД на Курилах, 43 отд. бригады (в т.ч. 14 общевойсковых, десантных и спецназа), а противостоящие ему Северное и Центральное командования ТВД ВС Китая имеют 2 МД и 6 армейских групп, включающих 72 отд. бригады (в т.ч. 42 общевойсковых и  спецназа), плюс 9 бригад воздушно-десантного корпуса (в т.ч. 6 десантных). Т.е. войска ВВО слабее противостоящей ему китайской группировки в 2-3 раза, а не на порядки. Если же Китай задействует ещё Восточное и Южное командования ТВД, то будет превосходить в 4-6 раз.

Региональное превосходство ВВС Китая очень велико. Против ВВС ВВО, имеющих 184 боевых самолёта (40 бомбардировщика, 24 штурмовика и 120 истребителей) ВВС Китая имеют 2397 боевых самолётов (162 средних бомбардировщика, 240 штурмовиков, 566 многоцелевых истребителей, 819 истребителей). В СВ Китая 240 ударных вертолётов.

Но ВВС ВВО России могут быстро усиливаться самолётами из других округов. ВВС РФ имеют 1176 боевых самолёта, включая 139 дальних бомбардировщиков, 168 бомбардировщиков, 195 штурмовиков, 280 многоцелевых истребителей, 222 истребителя и 376 ударных вертолётов. ВВС Китая имеют вдвое больше боевых самолётов, но в них 528 устаревших истребителей. А число новых и модернизированных самолётов ВВС Китая и России близко. Число же ударных вертолётов ВС России в 1,5 раз больше.

Однако региональное превосходство ВМС Китая очень велико. Против ТОФ (4 ПЛАРБ, 5 ПЛАРК, 5 ПЛА, 7 ДЭПЛ пр. 877, ракетного крейсера, эсминца пр. 956, 4 БПК, нового корвета пр. 20380, 8 МПК, 4 МРК, 10 ракетных катеров, 9 тральщиков, 4 БДК) ВМС Китая имеют 4 ПЛАРБ, 9 ПЛА, 48 ДЭПЛ (в т.ч. 2 пр.877, 2 пр.636 и 8 пр.636М, 25 Type-039C/A/B), авианосец пр.001 (мод. пр.11435), 23 эсминца (в т.ч. 2 пр. 956 и 2 пр. 956М, 2 Type-051С, 2 Type-052, 6 Type-052С, 6 Type-052D), 59 фрегатов (в т.ч. 16 Type-054А), 37 корветов Type-056/056А, 65 ракетных катамаранов, 26 ракетных катеров, 42 тральщика, 4 десантных корабля-дока, 53 десантных корабля. Строится авианосец, 5 эсминцев Type-052E и 4 Type-055, 4 фрегата  Type-054А, 6 корветов Type-056.

Даже весь ВМФ России меньше и по ряду классов кораблей менее современен, чем ВМС Китая. ВМС России имеет 13 ПЛАРБ (в т.ч. 3 новых пр.955), 9 ПЛАРК (в т.ч. 1 новая пр.885), 17 ПЛА (в т.ч. 11 пр.971), 23 ДЭПЛ пр.877 и 636, авианосец пр.11435, 5 крейсеров (3 пр.1164, 2 пр.1144), 15 эсминцев (в т.ч. 5 пр.956, 8 пр.1155, 1 пр.1155.1), 8 фрегатов (в т.ч. 2 пр.1154, 2 пр.11661, 2 новых пр.11356), 5 корветов пр.20380, 29 МПК, 19 МРК (в т.ч. 5 новых пр.21631), 21 ракетный катер, 43 тральщика и 19 десантных кораблей. Строится 5 ПЛАРБ пр.955А, 6 ПЛАРК пр.885М, 4 фрегата пр.22350 и 3 пр.11356, 5 корветов пр.20380 и 2 пр.20385, 5 патрульных кораблей пр.22160, 5 МРК пр.21631 и 9 пр.22800. Но оказать быструю помощь ТОФ кораблями из других флотов ВМФ России будет чрезвычайно сложно. И главное – исход войны Китая против России решат наземные силы и ВВС, а не флоты.

В 2017 г Храмчихин опубликовал статью «Острый меч и прочный щит – лучшая гарантия процветания  государства», а в 2018 г – почти полностью повторяющую её статью «Дрейфующий континент». Содержание этих статей содержит не только критический обзор состояния ЦВО и ВВО, но и сравнение с другими округами, а также обзор состояния СЯС, ВКС и ВМФ. Во многом эти статьи 2017 и 2018 годов повторяют две статьи о ЦВО и ВВО 2013 года.    

Статья Храмчихина «Дрейфующий континент» получила отклик военных экспертов Р. Скоморохова и А. Ставера («Сколько может стоить наша безопасность?»), которые отметили  её спорные, с их точки зрения, места. Комментарии экспертов выделены курсивом. 

Статья экспертов началась с комплимента Храмчихину,Вообще, весьма и весьма логично и достойно сделан материал.

Эксперты продолжили: «…г-н Храмчихин говорит о… денежном довольствии, которое не индексировалось с 2012 г».

Эксперты отметили  – Нужны деньги на индексацию зарплат военным.

Предложение Храмчихина: «выполнить Договор СНВ-3… после чего его не продлевать, а также выйти из соглашения об РСМД…», «…свернуть производство традиционных МБР и БРПЛ (достроив лишь то, что уже начато) и перейти на БМР, БРСД и крылатые ракеты скрытого базирования – в железнодорожных и автомобильных контейнерах, на речных судах».

Эксперты отметили – Нужны суммы… на создание фактически новой структуры РВСН.

Храмчихин: «Необходимо значительное усиление и почти полное перевооружение войск ЦВО и ВВО».

Отсюда эксперты сделали вывод, что Храмчихин предлагает новую гонку вооружений без всякого на то основания.

Эксперты отметили – Требуются суммы на полное перевооружение частей ЦВО, ВВО и переподготовку личного состава на новую технику.

И ещё раз они  отметили – Требуются суммы на то, чтобы ТОФ выглядел просто конкурентоспособным хотя бы одному из флотов, упомянутых Храмчихиным потенциальных противников: Японии или Китая.

Храмчихин: «Идущие сейчас войны в Донбассе и на Ближнем Востоке показывают, что в классической войне стороны несут огромные потери в бронетехнике. Выход один – усиление защиты танков и создание БМП на их базе. На это и нацелен проект «Армата». Их должно быть приобретено для СВ РФ по несколько тысяч Т-14 и Т-15. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности закупок БМП «Курганец» и БТР «Бумеранг».

Эксперты отметили – Требуются суммы на производство тысяч «Армат» Т-14, ТБМП Т-15 и инфраструктуры под них. В ущерб «Курганцу» и «Бумерангу» или нет – вопрос только в количестве денег.

Храмчихин: «Нужен либо новый штурмовик, либо ударный беспилотник, точнее – семейство ударных БЛА различной дальности. …боевых БЛА у нас нет».

Эксперты отметили – Нужны деньги на развитие ударных БЛА.

И в конце эксперты сделали вывод, – Храмчихиным была проделана работа, восхитившая нас и удивившая одновременно. С одной стороны, мы не можем не согласиться с многими аспектами, отмеченными Храмчихиным в своем материале. Особенно в вопросах флотского строительства и беспилотной авиации. С другой стороны, удивительно, что автор даже не предположил, где на все это взять денег. А это самый интересный вопрос. Мы не зря сделали шесть отметок. В большинстве речь идет о триллионах, если не о десятках или сотнях триллионов руб. И где их взять? НДС 25-30%? Работать до смерти, убрать надежду на пенсию? Сделать пенсионным возраст в 75 лет? Или ввести налог на безопасность? Обложить этим налогом всех. Снова начать разговор  о «потенциальных противниках», которым снятся наши ресурсы у себя на столе? Так они их и так видят. Наши ресурсы все в больших количествах утекают за границу, набивая кошельки мизерной части населения страны. И при необходимости эта часть все сдаст без боя. Потому-то можно построить пять тысяч «Армат» и тысячу «Ярсов» – что толку, если они так и останутся на своих позициях «в случае чего»? А они останутся. Все к тому идет. Правда, деньги за постройку попадут в карманы владельцев предприятий, но это нормально.

Из этого вывода видно, что экспертов такие же ярые «патриоты России», что и Храмчихин, и вкупе с ним ещё большие милитаристы, чем МО России, её Генштаб и лично Верховый Главнокомандующий. Только у экспертов хватает «патриотизма» хотя бы прикинуть, сколько будут стоить прожекты Храмчихина, а тот так ими увлечён, что ему не до этого.

Из всего приведенного материала руководству ВС Украины может быть особенно интересен ответ на практический вопрос – сколько войск (а точнее, батальонных тактических групп) ВС России могут сформировать в западной части страны (в ЮВО, ЗВО и ОСК «Север»), а также выделить из ЦВО и ВВО, для усиления ЮВО и ЗВО сейчас и в перспективе.

Анализ показал, что сейчас ЗВО может сформировать  45 групп, ЮВО – 29, ЦВО – 18, ВВО – 32 и ОСК «Север» – 6. Всего это 130 групп (80 в западной части страны и 50 – в восточной). Но надо учитывать, что использование групп из восточной части РФ в западной ограничено (естественно, надо оставить в ЦВО и ВВО часть групп, возможно – не менее половины).

После развёртывания 11 новых дивизий, что случится не ранее 2024 г,  ЗВО сможет сформировать  64 БТГ, ЮВО – 47, ЦВО – 26, ВВО – 38 и ОСК «Север» – 6. Всего это 181 БТГ (117 в западной части страны, и 64 – в восточной). Т.е. в западной части РФ можно будет сформировать на 37 БТГ больше, чем сейчас, а в восточной – на 14 БТГ. Отсюда видно, что войска в западной части страны МО планирует наращивать в больших объёмах, чем в восточных, т.е. приоритетными округами останутся ЮВО и ЗВО, что противоречит предложениям Храмчихина.

В итоге необходимо отметить, что выводы Храмчихина об угрозе ЦВО и ВВО со стороны ВС Китая не лишены оснований, но преувеличены (хотя такая угроза может возникнуть в перспективе), а его предложения относительно необходимости многократного количественного и качественного усиления этих округов сильно завышены и просто невозможно реализовать из-за ограниченных экономических и технологических возможностей ОПК России (реальное переоснащение новым вооружением невозможно – только модернизация существующего). При этом Храмчихин недооценивает угрозу России со стороны НАТО. В свою очередь руководство России недооценивает угрозу стране со стороны ВС Китая и демонстративно переоценивает – со стороны НАТО (в ЦВО и ВВО развёртываются 2 дивизии, а в ЗВО и ЮВО – 8). Хотя совсем не исключено, что преимущественное развёртывание дивизий на западе страны объясняется попыткой давления России на Украину, или планами российской  агрессии против нашей страны.

Разумеется, МО и ГШ России, при планировании строительства ВС, ориентируются не на предложения экспертов типа Храмчихина. Для этого есть ряд профильных ЦНИИ МО. Но статьи подобных экспертов помогают формировать общественное мнение РФ в нужном властям курсе и позволяют приблизительно определить хотя бы направления развития ВС. 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

 

25 августа 2017 г Храмчихин опубликовал в газете «Независимое военное обозрение» статью «Острый меч и прочный щит – лучшая гарантия процветания  государства» [3], а 25 июня 2018 г в газете «Военно-промышленный курьер» – почти полностью повторяющую её статью «Дрейфующий континент» [4]. Их краткое содержание приведено ниже.

Cтатья [3] начинается лозунгом, – Только всеобщая воинская обязанность и новое вооружение сделают Российскую армию в полной мере боеспособной. Затем следует панегирик в адрес президента РФ, – Восстановление боевой мощи ВС России является основным реальным достижением Путина. Именно мощь российских ВС принесла два главных внешнеполитических успеха – Крым и Сирию. Но процесс далек от завершения, о самоуспокоении не может быть и речи.

Если восстановление боевой мощи ВС России является основным реальным достижением Путина, то выходит, что в остальных его сферах деятельности в качестве президента достижений было немного. Придётся этому поверить. А насчет оккупации и аннексии Крыма – это не главный внешнеполитический успех Путина, а его самый страшный провал, который восстановил против России весь цивилизованный мир, спровоцировал новую холодную войну и гонку вооружений. Россия была подвергнута санкциям и понесла огромный экономический, политический и моральный ущерб. Про Украину я не пишу.  

Как показывает анализ нынешнего состояния ВС РФ, их перевооружение нельзя считать завершенным даже наполовину.

Например, продолжают сокращаться РВСН – медленно по носителям и быстро по боевым частям (БЧ). Поступающих на вооружение «Ярсов» не хватает для замены выбывающих «Тополей», УР-100Н и Р-36. Тем более их не хватает с точки зрения количества БЧ, поскольку с каждым «Ярсом» их приходит 3–4, при этом с каждой УР-100Н выбывает 6, а с каждой Р-36 – 10 БЧ. И решение данной проблемы не видно. Правда, сокращение РВСН частично компенсируется наращиванием морской составляющей СЯС (хочется верить, что БРПЛ «Булава» обрела полную боеспособность).

В стагнации находится Дальняя авиация, хотя она может применяться и в обычных войнах (что подтвердилось в Сирии). Неясно, сколько, когда и каких бомбардировщиков предполагается закупать на смену нынешним – Ту-160М2, ПАК ДА, они оба? Предполагается ли замена Ту-22М3? Если нет, это резко снизит ударный потенциал ВКС – стратегический и обычный, последнее ещё хуже.

Надо менять всю нынешнюю концепцию развития СЯС. Выполнить договор СНВ-3, после чего не продлевать его, а также выйти из договора об РСМД, отказавшись от новых договоров по ядерным вооружениям. А затем отказаться от традиционных МБР и БРПЛ (достроив лишь то, что уже начато), перейдя на МБР, БРСД и крылатые ракеты скрытого базирования (в железнодорожных и автомобильных контейнерах), а также на речных судах.

Все это должно постоянно перемещаться по территории страны (включая реки), не подходя близко к границам. Ракет не обязательно должно быть много. Главное, что наши «партнеры» не будут знать – где и сколько у нас каких ракет.

Впрочем, восточные «партнеры» промолчат, а на Западе истерика гарантирована, но это будет проблемой Запада. Много десятилетий он игнорировал все российские озабоченности по всем вопросам. Поэтому без шоковой терапии в отношении «партнеров» никакой диалог с ними не получится. И важнейшим элементом этой терапии должна быть дестабилизация ситуации в сфере ядерных вооружений. Только это станет адекватным асимметричным ответом на санкции США. И не надо запугивать себя страшилками о том, что совокупный ВВП стран НАТО в 50 раз больше нашего, поэтому новой гонки вооружений мы опять не выдержим. «Агрессивный империалистический блок» в его нынешнем состоянии не способен перевести свое экономическое превосходство в военное (очень спорное заявление, поскольку Храмчихин забыл про технологическое превосходство).

Силы общего назначения. Все практические военно-политические задачи, как оборонительные, так и наступательные, решаются исключительно с помощью обычных (неядерных) сил. И здесь ситуация хотя и качественно изменилась к лучшему, до идеала еще очень далеко. Это становится ясно при рассмотрении ВС РФ по военным округам (специфическое ОСК «Север» рассматривать не будем).

Если оценивать округа с точки зрения количественного и качественного оснащения войск боевой техникой, то лучше всего ситуация в ЮВО. В войсках округа велика доля современной техники, которая после войны с Грузией 2008 г поступала сюда в приоритетном порядке. Это танки Т-90А, БМП-3, БТР-82А, СГ 2С19М, РСЗО «Торнадо-Г», СПТРК «Хризантема-С», ЗРК «Бук-М2» и «Тор-М2У», ЗРС С-300В4 и С-400, бомбардировщики Су-34 и многоцелевые истребители Су-30, ударные вертолеты Ми-35М, Ми-28Н, Ка-52, подлодки пр. 636.3, фрегаты пр. 11356, ракетные корабли пр. 11661 и МРК пр. 21631, ПКРК «Бал» и «Бастион». При этом перед округом стоят сложные задачи – сдерживание одновременно Украины на северо-западе и Грузии на юго-западе, оборона Крыма, поддержка Абхазии, Южной Осетии и Армении. Учитывая еще и его частичную географическую изолированность от остальной части страны, подобное накачивание округа техникой является вполне естественным и, видимо, будет продолжаться и дальше (в связи с формированием 150-й МСД). Но здесь тоже есть куда расти. Например, напрашивается усиление сухопутной группировки в Крыму.

Назовём вещи своими именами. Не сдерживание Украины, а захват части её территории (аннексия Крыма и оккупация районов Донбасса), а также защита марионеточных режимов ДНР/ЛНР. Не сдерживание Грузии, а оккупация её Абхазии и Южной Осетии и защита тамошних марионеточных режимов. Не частичная географическая изолированность от остальной части страны, а тогдашнее отсутствие связи Крыма с Россией по суше (сейчас построен мост) и отсутствие прямой связи с военной базой в Армении (только через Каспий и Иран). А вот с накачиванием округа техникой Храмчихин угадал, что, впрочем, было несложно. Вдобавок к 8-й армии со 150-й МСД, в 58-й армии развёртывается 42-я МСД, будут воссозданы 19-я и 136-я МСД, а в Крыму началось формирование полка 7-й ДШД. Да и вооружения в Крыму усиливаются. Но эти проблемы Россия создала себе сама.  

ЗВО имеет больше техники, чем ЮВО, но доля наиболее современных образцов ниже, хотя и растет. Лучше всего с наземной ПВО, прикрывающей Москву и Питер. Впрочем, даже теми силами, которые были в округе три года назад, он без проблем сдерживал символические войска НАТО на северо-западных границах РФ. Теперь в зоне ответственности округа у РФ появился реальный и достаточно сильный противник – Украина. В связи с этим на границе с ней была восстановлена 20-я армия. Вошедшие в нее соединения были либо переброшены из восточной части ЗВО и западной части ЦВО, либо развернуты из БХиРВТ, либо сформированы на месте. Причем процесс формирования 3-й и 144-й МСД еще не завершен, то есть силы округа будут укрепляться дальше.

Но, несмотря на всю российскую истерию насчёт приготовлений НАТО, никаких новых частей на северо-западе округа не развертывалось, а имеющиеся перевооружались неторопливо. Видимо, в Москве известно о слабости войск НАТО, которые угрозой не являются. А вот на Украину отреагировали мгновенно, потому что, несмотря на безобразное состояние ВС этой страны, они опаснее для России, чем «агрессивный блок НАТО». Потому что у Украины есть хотя бы плохая армия, а у европейцев нет никаких.

Храмчихин явно недооценивает возможности ОВС НАТО, и в первую очередь – ВС США. Их СВ, хоть и сократились в прошлый период, но имеют огромные возможности для развёртывания и перевооружения, а в сфере ВВС и ВМС вообще обладают превосходством.

В целом ЮВО и ЗВО хотя и не достигли идеала, но движутся в правильном направлении. Разумеется, их группировки требуют количественного и качественного усиления, но оно может быть достигнуто «в рабочем порядке». А вот в двух других округах «рабочим порядком» не обойдешься, ибо их потенциал совершенно неудовлетворителен.

ЦВО по площади вдвое больше, чем ЗВО и ЮВО вместе взятые. При этом, например, в ЗВО и ЮВО имеется более 500 боевых самолетов, в то время как в ЦВО их всего 69! С наземной техникой ситуация ненамного лучше. Современные образцы поступают в округ в ничтожных количествах. Правда, сейчас в Чебаркуле формируется 90-я танковая дивизия, но принципиально это ситуацию не изменит – она неудовлетворительная, хотя несколько смягчается тем, что для округа нет непосредственных угроз, а некоторым «заменителем» СВ, ВВС и ПВО являются размеры «буферных» территорий (собственной, почти незаселенной на севере, дружественного Казахстана на юге), из-за чего до многих военных и гражданских объектов в округе вражеские самолёты и ракеты (кроме МБР и БРПЛ) просто не долетят. Именно из-за «центрального» расположения региона на его территории развернута большая часть наземных российских СЯС – св. 50% стратегической авиации, 2 из 3-х ракетных армий (9 из 12 ракетных дивизий) РВСН.

Несмотря на благоприятное географическое положение, ЦВО, особенно его уральско-сибирская часть, требует количественного и качественного усиления, причем не за счет ослабления ЗВО и ЮВО, а за счет формирования новых соединений, получающих не старую, а новейшую технику. Пока же тенденции противоположны. Округ в последнюю очередь получает новое ВВТ, а его группировка постепенно «дрейфует» на запад. За счет бригад ЦВО формируется группировка ЗВО на границе с Украиной. Создание её необходимо, но ЦВО должен получить компенсацию путем формирования новых соединений. ЦВО, благодаря своему географическому положению должен быть резервом для остальных округов, но таковым он может быть только, если его силы это позволяют. Причем в первую очередь ЦВО должен быть резервом и тылом для ВВО. И новая техника сюда должна поступать в первую очередь, чтобы испытываться в полигонных условиях. Пока здесь все наоборот.

ВВО по площади чуть меньше ЦВО, группировка его больше, чем у ЦВО, но ситуация здесь с количеством и качеством техники в войсках нетерпима, причем в отличие от ЦВО без всяких «географических оправданий». В соединения и части ВВО в последние годы проводились лишь отдельные поставки новых образцов вооружений, что не меняет ситуацию: в ВВО ещё есть БМП-1, ПТРК «Конкурс», ЗСУ «Шилка» и др., которых в остальных округах уже давно нет. Огромные «дыры» имеются в наземной ПВО, которая обновляется медленнее, чем в западной части страны. Чуть лучше с авиацией – она получила истребители Су-35С и ударные вертолеты Ка-52. Но это слабое утешение с учетом удаленности ВВО от развитой западной половины страны при очень низкой транспортной связности, а главное, с учётом того, кто является потенциальным противником.

Находящимся в географической изоляции войскам на Сахалине, Курилах и Камчатке крайне сложно будет противостоять ВВС и ВМС США и Японии, но это не самое страшное. Гораздо сложнее соединениям на материке (от Байкала до Владивостока) бороться против радикально обновившейся за последние 20 лет НОАК. Других потенциальных противников у ВС РФ здесь нет. Можно, конечно, лицемерно утверждать, что Китай нам ничем не угрожает, но это даже более неприлично, чем рассказы об угрозе со стороны символических войск НАТО. Кроме того, тогда возникает вопрос – а зачем России столько бригад вдоль границы с китайскими «партнерами»? Впрочем, этих бригад заведомо недостаточно по количеству, а с качеством ВВТ налицо катастрофа.

Таким образом, в относительно небольшой европейской части страны имеется значительное количество хорошо оснащенных соединений. При этом развитая транспортная сеть региона позволяет быстро совершать маневр силами. В гигантской восточной части страны имеется незначительное количество плохо  оснащенных соединений при слабо развитой транспортной сети. Соответственно можно сказать, что программа перевооружения ВС РФ не дошла еще до середины. При этом она ещё нуждается в корректировке.

В разделах про ЦВО и ВВО статей [3 и 4] Храмчихин повторяет то же, что он написал в 2013 г в статьях [1 и 2]. Отличие состоит в том, что в 2013 г он предлагал увеличить потенциал ЦВО не менее, чем в 3 раза, а ВВО – в 3-4 раза. Также он предлагал сформировать в ЦВО 1 ВДД, 1 ДШД и 2-3ДШбр. В статьях за 2017-2018 годы он конкретных цифр уже не называет (видимо понял, что подставился), а просто требует многократного количественного и качественного усиления этих двух округов.

Упор на бронетехнику. Идущие сейчас войны в Донбассе и на Ближнем Востоке показывают, что в классической войне стороны несут значительные потери в бронетехнике (в танках – большие, в БМП и БТР – огромные), но никакой замены ей нет. Выход – усиление активной и пассивной защиты танков и создание БМП на базе танка. Поэтому в рамках проекта «Армата». создаются семейства боевых машин (главные – танк Т-14 и ТБМП Т-15). Это принципиальный шаг в военной истории России: не только создание нового поколения бронетехники, но и новый для страны подход к сохранению жизни военнослужащих.

И как показывает опыт упомянутых войн, количество не менее важно, чем качество. Техники должно быть много, иначе ее приобретение бессмысленно. Должно быть приобретено для СВ России по несколько тысяч Т-14 и Т-15.

По несколько тысяч Т-14 и Т-15 – это по 2 тыс. ед. (всего 4 тыс.). Но чтобы перевооружить только СВ потребуется св. 3,5 тыс. Т-14 и до 6,5 тыс. Т-15 (в сумме 10 тыс. ед.) Стоимость 1 Т-14/15 в 2016 г (заниженная) – 250 млн. руб. За 4 тыс. «Армат». придётся заплатить св. 1 трлн. руб., а за 10 тыс. – 2,5 млрд. руб. Надо также учесть стоимость других машин семейства «Армата» (СГ 2С35, БРЭМ Т-16, БМОП «Терминатор-3», БМО-2, ТОС БМ-2 и ТЗМ-2, УСМ-А1, МИМ-А и др.). А на Госпрограмму вооружений  намечено выделить всего лишь 19 трлн. руб. Дальнейшие комментарии излишни.

В связи с этим возникает вопрос о целесообразности закупок ББМ «Курганец» и «Бумеранг». Возможно, это хорошие машины, но они построены по традиционным концепциям, которые ведут к огромным потерям в ББМ и в перевозимой ими пехоте. Не проще ли отказаться от этих машин, перебросив все силы и средства на «Армату»?

Укрепление обороны восточной части страны требует полного перевооружения существующих соединений и формирования некоторого количество новых. Пересмотра требует давно устаревшая концепция БХиРВТ, большая часть которых находится в ВВО. Они оснащены устаревшей техникой и находятся рядом с китайской границей. В случае войны эти базы не станут основой для формирования новых бригад за счет мобилизованного контингента, а достанутся китайцам. Нынешние БХиРВТ должны быть упразднены, а техника с них роздана союзникам (в первую очередь – Сирии). Новые БХиРВТ необходимо создавать в тылу (в Бурятии, на юге Якутии, на севере Сахалина, в районе Комсомольска-на-Амуре) и оснащать современной техникой.

Проблемы в авиации. Российские ВКС в последние годы получили много боевых самолетов, но по-прежнему испытывают дефицит специальных машин, в т.ч. заправщиков, самолетов ДРЛО, РЭБ, РТР. Их нехватка снижает эффективность боевой авиации. Отстает и транспортная авиация. В России слишком много мест, куда невозможно добраться без транспортных самолетов, поэтому их нужно иметь гораздо больше, чем сейчас. Также неясно, чем заменить сверхтяжелый Ан-124. Терять такой уникальный самолет без замены недопустимо.

В части фронтовой ударной авиации неясно, сколько нужно закупить Су-34. Намеченных 124 ед. недостаточно, особенно если не будет замены Ту-22М3. А чем заменять Су-25? Без штурмовика невозможно вести войну, а ударный вертолет стать полноценной заменой ему не может из-за недостаточной боевой нагрузки и дальности полета. Нужен либо новый штурмовик, либо ударные БЛА. За последние годы Россия несколько сократила огромное отставание от основных стран в развитии разведывательных БЛА, но боевых БЛА у неё по-прежнему нет.

По истребительной авиации неясно – когда и в каком количестве пойдет в серию истребитель 5-го поколения Су-57, и нужен ли он вообще. Не лучше ли вместо него купить ещё 200-300 Су-35С?

Неясна судьба ОКБ Микояна и его самолетов. МиГ-35 проигрывает во всем, кроме цены, Су-35С (при этом цена МиГ-35 немалая). Предполагаемая закупка 24 МиГ-35 делается ради того, чтобы его было проще предлагать на экспорт. Шансом ОКБ было сделать дешевый и простой истребитель типа МиГ-21, но такого задания перед ОКБ не поставили. При этом неясна судьба уникального перехватчика МиГ-31, которому необходимо создать замену, иначе пострадает безопасность страны.

По наземной ПВО неясно – когда войска получат ЗРС С-500 и каковы будут ее характеристики. Сможет ли она выполнять задачи стратегической ПРО? И осознаёт ли руководство, что 28 запланированных полков по два д-на ЗРС С-400 мало? Кроме того, перед наземной ПВО встала масштабная задача по борьбе с БЛА и с высокоточными боеприпасами. Классическими методами эта задача не решается, нужны новые техника (в том числе  боевые лазеры) и тактика.

Сторонники подлодок против энтузиастов авианосцев. В России еще с советских времен идет этот спор. Первые считают, что основой ВМФ РФ должны быть подводные силы, вторые выступают за классический сбалансированный флот во главе с авианосцами. Второй вариант привлекателен для престижа, но непосилен для страны экономически и не имеет смысла с точки зрения геополитики. Поход к берегам Сирии ТАКР «Адмирал Кузнецов» это подтвердил. Никакой альтернативы подлодкам у РФ нет, их строительство должно быть приоритетом. Атомные авианосцы и эсминцы понадобятся в отдаленном будущем. Нынешняя концепция строительства сбалансированного ВМФ до 2030 г представляется нереалистичной и может нанести серьезный удар по другим видам ВС, не обеспечив при этом создания желаемого мощного флота.

Неясно, в какой степени РФ нужны малые корабли типа строящихся МРК пр. 21631 и 22800? Стрельба «Калибрами» по целям в Сирии показала высокий ударный потенциал таких кораблей. Но из-за малых размеров они обладают ограниченными мореходностью и дальностью плавания, слабой ПВО. Похоже, что они частично дублируют береговые войска, которые могут стрелять теми же «Калибрами» с более дешевых наземных ПУ, к тому же лучше защищенных средствами ПВО. Конечно, МРК, выходя в море, отодвигают рубеж пуска ракет, но одновременно требуют обеспечения им ПВО на этом же удалении от берега, «напрягая» истребительную авиацию, или требуя прикрытия со стороны более крупных надводных кораблей.

Отчасти слабость ПВО российских МРК компенсируется тем, что удар по кораблю России означает агрессию против России с вытекающими последствиями. Такая постановка вопроса возможна, но авантюристична. Поэтому, возможно, целесообразно было бы сосредоточиться на строительстве кораблей морской зоны, то есть фрегатов. Это могут быть и корабли пр. 22350, и уже испытанные корабли пр. 11356, и новый проект. В их ПУ будет больше «Калибров», чем на МРК, плюс относительно адекватная ПВО. Также необходимо семейство кораблей, которые в военное время были бы тральщиками, а в мирное – патрульными кораблями.

Большого усиления требует морская авиация – за счет специальных самолетов и вертолетов (в первую очередь – патрульных и противолодочных) и за счет машин, аналогичных имеющимся в ВКС, но действующих в интересах ВМФ. В первом случае качественное отставание от США за постсоветский период ещё больше выросло. Видимо, для решения задач ПЛО потребуются БЛА – подводные и воздушные. А обычные боевые самолетов в составе морской авиации должны быть частичной компенсацией за фактическое отсутствие палубной авиации.

На чём сэкономить? С середины 90-х годов и почти до конца 2000-х ВС РФ не получали почти никакой новой техники, за что пришлось бы расплачиваться – либо независимостью страны, либо огромными военными расходами. Пока удается реализовать второй вариант, но сделано в его рамках гораздо меньше, чем еще предстоит сделать, если Россия не хочет первого варианта. Надо это понимать в связи с постоянным обсуждением того, на чем необходимо сэкономить. Правда, уже со следующего года можно будет сэкономить на чемпионате мира по футболу. И еще можно попытаться сэкономить на коррупции.

На чемпионате мира по футболу сэкономить не удалось – Россия его уже провела. А про попытки сэкономить на коррупции читать просто смешно. Иногда Храмчихин поражает своей наивностью (впрочем, подобные предложения из его статьи за 2018 г исключены) .

Не надо слушать «защитников обездоленных», которые озаботились социальными расходами после того, как в РФ выросли военные расходы. Ведь их размер не связан с благосостоянием граждан и с положением в социальной сфере. Если урезать военные расходы, результат будет один: с военной сферой РФ станет так же плохо, как и с социальной.

И еще один момент. Как гласит Конституция РФ, «Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина РФ». Желательно было бы дополнить эту статью положением о том, что военная служба в РФ основана на всеобщей воинской обязанности, а время срочной службы в мирное время – год. Защита Отечества – долг и обязанность гражданина РФ, это психологическая и идеологическая сторона вопроса. Формирование обученного резерва – важно, но вторично. Вопрос с «профессиональной армией» должен быть закрыт, а контрактником может стать только тот, кто отслужил год по призыву. Как показывает западный опыт, «профессионализация» армии – это шаг к ее деградации и утрате боеспособности [3, 4].

Статья Храмчихина «Дрейфующий континент» [4] получила отклик экспертов сайта «Военное обозрение» Р. Скоморохова и А. Ставера («Сколько может стоить наша безопасность?» [15]), которые отметили  её спорные, с их точки зрения, места. Комментарии экспертов выделены курсивом. 

Статья экспертов началась с комплимента Храмчихину,Вообще, весьма и весьма логично и достойно сделан материал. Далее шла цитата из статьи Храмчихина: «Радикально изменилась ситуация с боевой подготовкой и с перевооружением ВС. И почти сразу новая армия прошла проверку войнами, причём очень успешно. В первую очередь, разумеется, в Сирии» [4].

Эксперты деланно недоумевали – Войнами… Во множественном числе. Они намекали на то, что Храмчихин имел в виду также войну на Донбассе, но разве можно об этом писать открыто? «Ихтамнет»! А насчёт Сирии, то если официальнотут речь шла исключительно о действиях ВКС….

Эксперты продолжили: «….г-н Храмчихин говорил о… денежном довольствии, которое не индексировалось с 2012 г». А 4% – это не индексация?

Эксперты отметили  – Нужны деньги на индексацию зарплат военным.

Далее эксперты процитировали предложение Храмчихина: «выполнить Договор СНВ-3… после чего его не продлевать, а также выйти из соглашения об РСМД…», «…свернуть производство традиционных МБР и БРПЛ (достроив лишь уже начатое) и перейти на БМР, БРСД и крылатые ракеты скрытого базирования – в железнодорожных и автомобильных контейнерах, на речных судах».

Эксперты отметили – Нужны суммы… на создание фактически новой структуры РВСН.

Затем шла цитата из статьи Храмчихина: «Необходимо значительное усиление и почти полное перевооружение войск ЦВО и ВВО».

Отсюда эксперты сделали вывод, что Храмчихин предлагает новую гонку вооружений без всякого на то основания. Совершенно непонятно, от кого должны нас защищать войска ЦВО. От Казахстана? От каких-то заокеанских гипотетических агрессоров?

Тут эксперты покривили душой – России и её союзникам по ОДКБ действительно угрожают халифат, талибы и Китай. Т.е. неправ и Храмчихин, который переоценивает угрозу и эксперты, которые её недооценивают. И тут эксперты отметили – Требуются суммы на полное перевооружение частей ЦВО, ВВО и переподготовку личного состава на новую технику. И отметили ещё раз – Требуются суммы на то, чтобы ТОФ выглядел просто конкурентоспособным хотя бы одному из флотов, упомянутых Храмчихиным потенциальных противников: Японии или Китая.

Далее была цитата из статьи Храмчихина: «Идущие сейчас войны в Донбассе и на Ближнем Востоке показывают, что в классической войне стороны несут огромные потери в бронетехнике. Выход один – усиление защиты танков и создание БМП на их базе. На это и нацелен проект «Армата».
«Надо либо закупать много, либо не закупать ничего. «Армат» должно быть приобретено для СВ РФ по несколько тысяч Т-14 и Т-15. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности закупок БМП «Курганец» и БТР «Бумеранг».

Эксперты отметили – Требуются суммы на производства тысяч «Армат», ТБМП Т-15 и инфраструктуры под них. В ущерб «Курганцу» и «Бумерангу» или нет – вопрос только в количестве денег.

Затем шла цитата из статьи Храмчихина: «Нужен либо новый штурмовик, либо ударный беспилотник, точнее – семейство ударных БЛА различной дальности. За последние годы Россия несколько выправила отставание в развитии разведывательных дронов, но боевых у нас по-прежнему нет».

Эксперты отметили – Нужны деньги на развитие ударных БЛА.

В конце эксперты сделали вывод, – Храмчихиным была проделана работа, восхитившая нас и удивившая одновременно. С одной стороны, мы не можем не согласиться с многими аспектами, отмеченными Храмчихиным в своем материале. Особенно в вопросах флотского строительства и беспилотной авиации. С другой стороны, просто удивительно, что автор даже не предположил, где на всё это взять денег. А это самый интересный вопрос. Мы не зря сделали шесть отметок. В большинстве речь идет о триллионах, если не о десятках или сотнях триллионов руб. И где их взять? НДС 25-30%? Работать до смерти, убрать надежду на пенсию? Сделать пенсионным возраст в 75 лет? Или ввести налог на безопасность? Обложить этим налогом всех. Младенцев, школьников, инвалидов, стариков. Снова начать разговор  о «потенциальных противниках», которым снятся наши ресурсы у себя на столе? Так они их и так видят. Наши ресурсы год от года все в больших количествах утекают за границу, набивая кошельки мизерной части населения страны. И при необходимости эта часть все сдаст без боя. Потому-то можно построить пять тысяч «Армат» и тысячу «Ярсов» – что толку, если они так и останутся на своих позициях «в случае чего»? А они останутся. Все к тому идет. Правда, деньги за постройку попадут в карманы владельцев предприятий, но это вот нормально [4, 15].

Из этого вывода экспертов видно, что они такие же ярые «патриоты России», что и Храмчихин, и ещё большие милитаристы, чем МО России, её Генштаб и лично Верховый Главнокомандующий. Только у экспертов хватило «патриотизма» прикинуть, сколько будут стоить все прожекты Храмчихина, а тот так ими увлёкся, что ему было не  до этого.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

 

25 мая 2018 г в Москве под руководством министра обороны С. Шойгу состоялось заседание коллегии МО России, где обсуждался ход реализации планов деятельности ВКС, ЦВО и ВВО [5]. Далее будут приведены выдержки, относящиеся к деятельности ЦВО и ВВО.

Ход реализации Плана деятельности ЦВО. В своей речи С. Шойгу отметил: «В настоящее время главную угрозу военной безопасности России на Центрально-Азиатском стратегическом направле­нии представляет активизация деятельности международных террористических организаций и распространение радикального ислама», Исходя из этого, основные усилия в ЦВО сосредоточены на повышении боевой готовности войск. Продолжается их перевооружение и строительство современных военных городков.

За последние два года в войска округа поступило более 2500 новых и модернизированных образцов ВВТ, что позволило полностью перевооружить 3 соединения, 2 части и 25 подразделений.

Численность контрактников выросла с 45% до 60%.

В боевой состав округа введено 4 соединения, 10 частей и 8 подразделений. Видимо, речь идёт  в т.ч. о 90-й ТД, 30-й лёгкой и 41-й горной ОМСбр [9].

В 2018 г новая техника поступит в 65 соединений, частей и подразделений округа. При этом в 4 общевойсковых соединения планируется поставить модернизированные БМП-2М. Это 90-я ТД, 21-я ОМСбр (тяжёлая), 74-я ОМСбр и 120-я Абр [9]. Артиллерийская бригада (120-я?) будет переоснащена на современные самоходные гаубицы «Мста-СМ» и самоходные пушки «Малка».

В авиационные соединения и части округа уже поступают современные самолёты Су-34 (во 2-й смешанный авиаполк) [10], предусмотрена поставка звена МиГ-31БМ (в 764-й истребительный авиаполк) [10]. В январе на боевое дежурство заступил второй зенитный ракетный полк (511-й?), оснащённый системой С-400. «Это втрое повысило возможности по прикрытию важнейших государственных и военных объектов в Централь­ной зоне ответственности ПВО».

В 2018 г командованию округа предстоит сформировать и переформировать 2 соеди­нения, 8 частей и 3 подразделения, повысить оснащённость современным ВВТ до 49%, ввести в эксплуатацию 140 зданий и сооружений, что позволит обустроить военную инфраструктуру 10 соединений, частей и подразделений, обеспечить надлежащее хранение и обслуживание ВВТ, создать достойные условия для проживания военнослужащих и членов их семей.

«В целом реализация Плана деятельности в 2018 г повысит боевой потенциал ЦВО на 13%», – отметил С. Шойгу.

Ход реализации Плана деятельности ВВО. Как подчеркнул Шойгу, в условиях сохранения угроз возникновения потенциальных очагов напряжённости в Азиатско-Тихоокеанском регионе, округ продолжает решать задачи совершенствования состава войск. В 2018 г будет проведено 52 орга­низационных мероприятия, важнейшее из них – формирование Краснознамённой ордена Кутузова 127-й мотострелковой дивизии 5-й армии.

Округ получает новое вооружение по плану. С начала года в войска поступило 297 ед. современной и модернизированной техники. Всего в текущем году 137 соединений и частей получат 1639 ед. ВВТ, что повысит долю перспективных образцов до 53%.

Ранее округ получил: 165-я Абр – СП «Малка», 305-я – СП «Тюльпан» и 30-я – СПТРК «Хризантема-С», 37-я ОМСбр – РСЗО «Торнадо-Г», 140-я ЗРбр – ЗРК «Бук-М2», а 35-я – «Бук-М3», 57-я и 60-я ОМСбр, 5-я Тбр и 18-я ПулАД – ЗРК «Тор-М2У» [11].

Завершено перевооружение огнемётных рот полков РХБЗ (19-й, 25-й, 26-й и 35-й полки) [11] тяжёлыми системами ТОС-1А «Солнцепёк». В итоге боевой потенциал рот вырос в 2,5 раза.

Сейчас истребительная авиация 11-й армии ВВС и ПВО переоснащена на современные и модернизированные самолёты. Из 120 истребителей 77 современных и 38 модернизированных.

К концу мая соединения и части укомплектованы офицерами на 96% [5].

Важнейшим из организационных мероприятий 2018 г станет формирование 127-й МСД. Разумеется, эту дивизию создадут не на пустом месте. Поскольку она «ордена Кутузова и 127-я», то формироваться она будет очевидно на базе 59-й отд. «мотострелковой ордена Кутузова» бригады (с. Сергеевка Приморского края), которая  в 1990-2009 годах была «127-й» пулемётно-артиллерийской «дивизией». Впрочем, к её формированию могут быть подключены другие бригады 5-й армии, которые дислоцируются в Приморском крае: 60-я ОМСбр (с. Камень-Рыболов и с. Монастырище), а также 70-я ОМСбр (с. Барабаш). В СВ России дивизии сейчас формируются на основе  1-3 бригад. Но поскольку с созданием этой дивизии, видимо, не будут торопиться, то формироваться она видимо будет на базе одной 59-й ОМСбр, в итоге процесс затянется на несколько лет.

59-я ОМСбр ведёт свою историю от 2-й колхозной стрелковой дивизии (1932-1936). Позднее она много раз переформировывалась: 1936-1945 – 66-я стрелковая дивизия; 1945-1957 – 2-я ТД; 1957-1965 – 32-я ТД; 1965-1970 – 66-я ТД; 1970-1990 – 277-я МСД; 1990-2009 – 127-я пулемётно-артиллерийская дивизия; 2009-настоящее время – 59-я ОМСбр.

В годы Отечественной войны соединение существовало как 66-я стрелковая дивизия. В конце II-й мировой войны она приняла участие в Советско-японской войне. В составе 2-го Дальневосточного фронта  дивизия сражалась в Харбино-Гиринской операции.  19 сентября 1945 г 66-я стрелковая дивизия была награждена орденом Кутузова II степени. Впоследствии дивизия была переформирована во 2-ю танковую, номер которой потом менялся на 32-й и 66-й, затем – в 277-ю мотострелковую, после чего – в 127-ю пулемётно-артиллерийскую. В 2009 г 127-я пулемётно-артиллерийская дивизия была переформирована в 59-ю ОМСбр с сохранением наград соединения.

59-я ОМСбр включает 9 б-нов (управления, 3 мотострелковых, танковый, разведывательный, инженерно-саперный, ремонтно-восстановительный и материального обеспечения), 6 д-нов (2 самоходных гаубичных, реактивный, противотанковый, 2 зенитных), 6 рот (снайперов, БПЛА, РЭБ, РХБЗ, комендантская, медицинская), батарею управления и разведки начальника артиллерии и др.

В бригаде 40 танков Т-72БМ и 1 Т-72БК, 120  БМП-1, 15 МТ-ЛБ, 36 БТР-80, 4 БРДМ-2, 18  миномётов «Сани», 36  СГ «Акация», 18 РСЗО «Град», 6  пушек «Рапира», 12 СПТРК «Конкурс», ЗРК «Бук-М1» (6 СОУ, 3 ПЗУ), 6 БМ ЗРК «Стрела-10», 6 ЗСУ «Шилка». Необходимо отметить, что бригада оснащена устаревшим советским вооружением, а её особенностью является наличие в зенитном ракетном д-не ЗРК «Бук-М1», а не «Оса» или «Тор», что объясняется необходимостью прикрытия подразделений бригады, действующих на широком фронте.

Организация будущей 127-й МСД видимо определится, исходя из современной структуры мотострелковой дивизии с сохранением номеров частей и подразделений её исторического состава. При этом вероятно будет взят состав 227-й МСД, существовавшей в 1970-1990 годы.

277-я МСД включала шесть полков (114-й, 314-й и 394-й мотострелковые, 218-й танковый, 872-й артиллерийский, 1171-й зенитный ракетный), 152-й отд. противотанковый д-н, семь отд. б-нов (77-й разведывательный, 243-й инженерно-саперный, 928-й связи, 369-й химзащиты, 1139-й материального обеспечения, 133-й ремонтно-восстановительный и 42-й медицинский).

Отсюда будущая 127-я МСД вероятно будет иметь после развёртывания шесть полков (114-й, 314-й и 394-й мотострелковые, 218-й танковый, 872-й самоходный артиллерийско-ракетный полк, 1171-й зенитный ракетный), 152-й отд. противотанковый д-н, пять отд. б-нов (77-й разведывательный, 243-й инженерно-саперный, 928-й связи, 1139-й материального обеспечения, 42-й медицинский) и четыре отд. роты (369-я РХБЗ, БЛА, РЭБ и 133-я эвакуационная).

Если 127-я МСД будет развёртываться на базе 59-й ОМСбр, то  вооружение последней (см. выше) войдёт в дивизию, а недостающее по штату первоначально будет взято с 247-й, 245-й и 237-й БХиРВТ, расположенных рядом с китайской границей в п. Монастырище Приморского края, г. Лесозаводск и г. Бикин. Всего на этих базах хранится 123 танка Т-72, 54  миномёта «Сани», 72 СГ «Гвоздика» и 18 – «Акация», 54 РСЗО «Град», 18 пушек «Рапира», 36 СПТРК  «Конкурс» и 18 «Штурм-С», 54 57-мм АЗП С-60, 18 БМ ЗРК «Стрела-10» и 18 ЗСУ «Шилка». Это вооружение такое же по номенклатуре и устаревшее, как в 59-й ОМСбр, однако на базах хранения отсутствуют ББМ (БМП и МТ-ЛБ), а также обеспечивающие машины.

Комплект вооружения 127-й МСД после полного развёртывания по штату может включать 187 танков Т-72, св. 200 БМП-1, до 190 МТ-ЛБ, 60 миномётов «Сани», 72 СГ «Гвоздика» и 36 – «Акация», 36 РСЗО «Град», 6 пушек «Рапира», 12 СПТРК «Штурм-С», 6 СОУ и 3 ПЗУ ЗРК «Бук-М1», 16 БМ ЗРК «Стрела-10» и 16 ЗСУ «Шилка». То есть, если использовать вооружение 59 ОМСбр и трёх БХиРВТ , то в 127-й МСД будет недоставать 23 танка и дивизионного комплекта ББМ.

Впрочем, дивизия сначала может быть развёрнута без одного мотострелкового полка. В этом случае ей потребуется  156 танков Т-72, св. 100 БМП-1, до 190 МТ-ЛБ, 42  миномёта «Сани», 54 СГ «Гвоздика» и 36 – «Акация», 30 РСЗО «Град», 6 пушек «Рапира», 12 самоходных ПТРК «Штурм-С», 6 СОУ и 3 ПЗУ ЗРК «Бук-М1», 12 БМ ЗРК «Стрела-10» и 12 ЗСУ «Шилка».

Впоследствии 127-я дивизия может быть переоснащена модернизированным вооружением: танками Т-72Б3, БМП-1М и МТ-ЛБ 6МБ (обе машины с 30-мм пушкой), СГ 2С1М и 2С3М, РСЗО «Торнадо-Г», СПТРК «Штурм-СМ», ЗРК «Бук-М1-2», «Стрела-10МН», ЗСУ-23-4М5 «Шилка-М5». Здесь приведен экономный вариант перевооружения, поскольку ВВО не считается приоритетным.

 

Юрий Бараш,

 член Экспертного Совета ЦИАКР