ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ НОВОГО ЕВРОПЕЙСКОГО ТАНКА. Часть 2

Танковые перспективы Европы

Что касается перспективного танка, стороны определили, что в 2019 году будет начат этап демонстрации технологий, а к 2024 году предстоит  сформулировать тактико-технические требования (ТТТ) к новой машине. Принятие нового танка на вооружение ожидается после 2030 года. Считается, что реализация этого проекта послужит мощным сигналом к воссозданию европейского потенциала коллективной обороны после того, как на протяжении ряда лет ВС европейских стран главным образом были сосредоточены на участии в экспедиционных операциях.

В документе также подчеркивается ведущая роль Германии также и в производственной части танкового проекта. Одновременно МО ФРГ сообщает, что указанная программа, основанная на на мощном фундаменте «германо-французского взаимодействия», предусматривает возможность участия в ней и других заинтересованных партнеров.

Первые проработки в направлении создания франко-немецкого танка делались уще в начале текущего десятилетия, но реально усилия в этом направлении набрали темп только после начала российской агрессии против Украины. Так, в принятом в конце 2014 года бюджете на 2015 год впервые были увеличены расходы на оборону ФРГ. Тогда же бундестаг поставил перед Министерством обороны страны задачу создания нового основного боевого танка под рабочим названием Leopard 3.

В октябре 2015 года после согласования на уровне правительств двух стран произошло объединение немецкого концерна KMW и французского Nexter, специализирующихся на производстве вооружения для сухопутных войск. В итоге появился международный концерн KNDS, как ответ на новые вызовы современности.

Обращает на себя внимание регистрация нового франко-немецкого концерна  в Амстердаме, первоначально в качестве СП Honosthor N.V., в состав которого вошли немецкий концерн Krauss‐Maffei Wegmann GmbH & Co. (KMW), относящийся к Wegmann GmbH & Co. И французский концерн Nexter Systems (Nexter), входящий в GIAT Industries S.A. Портфель заказов нового концерна, получившего в июне 2016 года название KNDS N.V. (KMW + Nexter Defence Systems N.V.), составляет 9 млрд евро.

Главной целью KNDS является создание нового европейского основного боевого танка, предназначенного для замены состоящих сегодня на вооружении машин типов Leopard 2 и AMX-56 Leclerc. По оценке государственного секретаря в МО Германии Маркуса Грюбера, появление нового танка ожидается до 2030 года. В свою очередь, глава правления KMW Франк Хаун  относит это событие на 2025-2030 гг, заметив, что официального названия будущая машина пока не имеет. В разных источниках она называется то Leopard 3, то Leleo или даже Leoclerc.

Появление первых предсерийных образцв нового танка ожидается в 2020-2022 гг, после разрешения как тяда технических, так и правових проблем. Первые касаются различий в стандартах инсталяций, вторые – с правовым регулированием передачи военных технологий, которые носять особено ограничительный характер с немецкой стороны.

Порядок промышленной кооперации в части создания нового танка пока не определен, поэтому в экспертном сообществе не исключают возможности участия в работах также других немецких компаний, прежде всего, известного в оружейном бизнесе концерна Rheinmetall. Последний принимал участие в создании танка Leopard 2,  а также представил недавно концепцию развития танкового  вооружения и , в т.ч. новую 130-мм танковую пушку.

Свой интерес к вопросу возможного участия в совместном проекте создания нового европейского танка в качестве равноправного партнера проявляет также Польша. Переговоры об этом идут с 2016 года, но пока никаких конкретных результатов не достигнуто. По неофициальным данным, оба партнера, KMW и Nexter, предварительно действительно заявили об открытости проекта для участия в нем новых участников, но только после принятия соответствующих политических решений.

По словам польского вице-министра обороны Томаша Шатковского, проблема создания нового танка относится в Польше к числу основных военных приоритетов. В настоящее время специалисты Министерства обороны готовят национальные требования к новому танку (программа Wilk). Очередным шагом будет их согласование и гармонизация с   союзниками, с точки зрения участия Польши в новой программе.

Также считается, что к участию в программе могут подключиться другие страны, не входящие в Европейский Союз, такие, как  например, Израиль или Южная Корея.

Помимо танка, Франция и Германия также планируют осуществить совместную разработку самоходной гаубицы (САУ) нового поколения в виде высокоточной артиллерийской системы Сommon Indirect Fire System (CIFS), вероятно, предназначенной на замену стоящих на вооружении САУ PzH 2000 или Caesar. Правда, CIFS должна быть принята на вооружение только в районе 2040 года и в настоящее время только начаты исследования и оценки будущей машины.

В своем недавнем интервью для издания Handelsblatt председатель правления немецкого концерна KMW Франк Хаун заявил, что в течение последующих 20-30 лет у государств Европы будет потребность в приобретении порядка 5000 новых танках стоимостью до 75 -100 млрд. евро. Причем KNDS рассчитывает на освоение как минимум половины этой суммы.. Прежде всего, речь идет о потребностях ВС стран на восточном фланге НАТО.

Программа создания танка нового поколения будет ключевым оборонным предприятием, реализованным в Европе. Она также имеет все шансы на финансирование с использованием европейских механизмов – Европейского Оборонного Фонда или PESCO.

Очевидным доказательством большого значения, которое придается промышленностью двух стран франко-германскому сотрудничеству в сфере создания бронетехники стала презентация технологического прототипа танка ЕМВТ на 26-й Международной выставке ВиВТ Eurosatory 2018, прошедшей в Париже 11-15 июня с.г.

Показанный в Париже технологический демонстратор представляет собой гибридную конструкцию – корпус, двигатель и шасси заимствованы у немецкого танка Leopard 2A7, а легкая и компактная башня с автоматом заряжания новой 130-мм танковой пушки – от французского танка Leclerc.

Опытная 130-мм танковая пушка от Rheinmetall.

Последнее обусловлено увеличением массы танковых выстрелов, что сильно осложняет ручное заряжание, принятое на немецких танках, а также стремлением максимально автоматизироваль будущий танк. В свою очередь, 130-мм пушка  — немецкая, ее разработчик – концерн Rheinmetall.

По данным экспертов, изучалась возможнсть применения в составе вооружения будущего европейского танка даже 140-мм танковой пушки, для проведения экспериментов французы даже специально перевооружили один из своих танков Leclerc. Однако проведенные в 2016-2017 гг испытания дали отрицательный результат. 140-мм орудие оказалось для танка чрезмерно крупным и тяжелым. Кроме того, увеличение калибра на 10 мм сопряжено с увеличением почти на 50% дульной энергии, что снижает боевую эффективность машины.

В свою очередь, наличие автомата заряжания позволяет сократить экипаж танка до 3-х человек со всеми вытекающими преимуществами в виде уменьшения общей массы машины и увеличения резерва на модернизацию. Два из них, командир и наводчик, размещаются в башне, место механика-водителя находится в передней части корпуса.

Данные об особенностях внутреннего расположения технологического демонстратора пока отсутствуют, но эксперты не исключают внедрения практики изоляции экипажа от остального внутреннего объема машины, что повысит его защиту и живучесть в целом. Нельзя исключать и варианта оснащения будущего танка дистанционно управляемой необитаемой башней, что будет соответствовать современным тенденциям и даст ряд очевидных преимуществ.

Технологический демонстратор MGCS имеет комбинированное бронирование с характеристиками защиты на уровне современных танков Германии и Франции. В дальнейшем по мере разработки проекта бронирование корпуса и башни может быть дополнено динамической или активной защитой. В качестве силового агрегата демонстратор оснащен дизельным двигателем, мощность которого оценивается в 1200-1500 л.с..

Благодаря использованию шасси, сертифицированного до класса носителя  MLC 70 (около 63-х тонн), машина уже имеет резерв на модернизацию до 6 тонн, что позволяет рассчитывать на возможность оснащения ее новым оборудовнием, вооружением и средствами связи и защиты.

Согласно имеющимся данным, новый основной боевой танк будет оптимизирован для участия в боевых действиях высокой интенсивности в условиях активного противодействия противника. В проекте закладывается возможность взаимодействия с БПЛА и роботизированными системами.

В настоящее время демонстратор нового европейского танка считается «краткосрочным» ответом Европы на появление новых основных боевых танков, а также демонстрирует высокий потенциал и возможности, которые дает сотрудничество двух ведущих европейских промышленно развитых стран.

Подчеркивалось также, что демонстратор появился менее, чем через три года после официальной презентации танка. К настоящему времени он уже успешно прошел мобильные ходовые и огневые испытания и считается вполне действующим образцом боевой техники, характеристики которой еще уточняются.

Подписание министрами обороны двух стран рамочного соглашнения является формальным подтверждением плана реализации создания франко-германского танка. Следующим шагом должна стать тщательная разработка порядка реализации проекта промышленными предприятиями двух стран. Однако это только часть процесса консолидации европейских усилий в военной и военно-промышленной сфере.

Более того, 25 июня министры обороны 9 стран ЕС — Франции, Германии, Бельгии, Великобритании, Дании, Нидерландов, Эстонии, Испании и Португалии — подписали меморандум о создании «Европейской  интервенционной инициативы» — совместных сил военного реагирования. Инициатива проекта принадлежит Франции и предусматривает создание отдельных боеготовых подразделений для быстрого реагирования на кризисные ситуации, в  т.ч. невоенного характера.

С одной стороны, объединение усилий французских и немецких компаний позволяет сэкономить только на разработке проекта порядка 60 млн евро на протяжении пяти лет, а с другой – экономить время и оперативнее реагировать на развитие мирового рынка бронетехники. Это особенно касается реакции на появление в РФ, политика которой в последнее время отличается агрессивностью, новых танков Т-14, которыми постепенно планируется перевооружить строевые части ВС РФ.

Британская разведка относит Т-14 «Армата» к числу революционных разработок, представляющих собой явный вызов бронетанковым силам НАТО с точки зрения на новое вооружение, оснащение и конструкцию. Новые танки собственной конструкции создает также ряд других сран, в т.ч. Турция (Altay), Иран (Karrar), Южная Корея (K2 Black Panther), Пакистан (Al-Khalid II), Япония (Typ 10) и Израиль (Merkava Mk 4).

Танки Leopard и Leclerc по мере старения будут терять свои резервы на модернизацию, а расходы на их эксплуатацию будут расти. Так, в 2016 году эксплуатационные расходы на один французский танк Leclerc составляли в среднем 246 249 евро (до 20 тыс евро в месяц). Всего в составе ВС Франции имеются 241 танк этого типа, постепенно их число снижается и в перспективе в строю останется около 200, с расходами на эксплуатацию около 60 млн евро в год

Подобное положение наблюдается в Германии с танками Leopard, модернизация которых, однако, проблем не решает и не может быть альтернативой на период после 2030 года. Аналогичное выглядит положение с заменой танкового парка в других странах ЕС и НАТО, имеющими на вооружении танки немецкого производства, что позволяет рассчитывать в будущем на  дополнительные заказы для франко-немецкого бронетанкового концерна.

Согласно имеющимся данным, Германия имеет на вооружении 328 танков Leopard 2A6 (в строю 264), продолжается модернизация танков до стандарта 2А7. Франция имеет 200 танков Leclerc, Финляндия – 10 танков Leopard 2A4, продолжаются поставки из ФРГ более современных танков Leopard 2A6, Дания – 51 танк Leopard 2A5, Чехия – 40  Т-72,  Хорватия — 75  Т-84, Болгария – 90  Т-72, Босния и Герцеговина – 325, в т.ч. 71 Т-84, остальные – устаревших моделей (Т-34, Т-55, Т-54 и т.п.), Австрия – 40  Leopard 2A4, Греция – 170  Leopard 2A6, 183 Leopard 2A4, 100 M-60A1, 513 Leopard 1A4/A5, Венгрия — 44   Т-72, Италия – 200  Ariete (в строю 113), Нидерлагды – 18  Leopard 2A6, Норвегия – 48  Leopard 2A4, Польша-247  Leopard 2A4/2A5, 218 PT-91, 188 T-72, Португалия – 37 Leopard 2A6, 21 M-60, Румыния – 260  Т-55,  104 TR-85, 54 NR-85 M1, Сербия —  214  М-84, 53 Т-72, Словакия – 30  Т-72, Словения – 45  М-84, Испания – 216  Leopard 2E, 108 Leopard 2A4150, Швеция-120  Leopard 2S, Швейцария-134  Leopard 2S,  Турция – 298  Leopard 2A4, 923 M-60A1/А3 и М-60Т, 394 Leopard 1A/1A3/1A4, 1980 W-48A5T1/T2.

Проект создания перспективного европейского тенка должен стать ответом на потребности международного рынка. Потенциальный экспорт нового танка будет облегчаться тем обстоятельством, что  KNDS зарегистрировали в Нидерландах, что выводит его из-под крайне ограничительного немецкого законодательства в части экспорта ВиВТ. Так, например, из-за регуляторных проблем немецкого экспорта, с которыми столкнулись концерн KMW и  Rheinmetall, правительство Германии заблокировало продажу в Саудовскую Аравию до 800 танков Leopard 2.

В рамках проекта MGCS планируется не только разработать проект нового основного боевого танка, но и модернизировать состоящие на вооружении боевые машины ВС ряда европейских стран. В частности, первые два этапа работ предусматривают  исключительно модернизацию существующих танков с обновлением вооружения, средств связи и т.п.

Фактически реализация проекта уже идет. Только в 2018 году были подписаны контракты на модернизацию до стандарта 104 танков до стандарта Leopard 2A7V. Часть из них представляют собой поступившие от промышленности танки версии 2A4, часть — 2A7, a 16 – машины, полученные от Нидерландов.

Владимир Заблоцкий,

член Экспертного совета ЦИАКР