ОЛЕГ ВЫСОЦКИЙ: ОПК УКРАИНЫ ПРОШЕЛ ИСПЫТАНИЯ

Несколько дней назад отечественные СМИ растиражировали новость: завершились государственные испытания нового Украинского бронеавтомобиля Козак-2М1. Первыми эту новость опубликовало информационное агентство Минобороны АрмияInform, затем её подхватили другие масс-медиа и это сообщение вызвало настоящий ажиотаж в обществе.

Почему такой интерес к этой теме – с этого вопроса мы и начали разговор с Председателем Правления Лиги оборонных предприятий Украины, основателем и владельцем ЧАО «НПО «Практика» – предприятия, на котором и была создана новая бронемашина, Олегом Николаевичем ВЫСОЦКИМ.

 – Всё просто – это первые в истории независимой Украины испытания бронированной машины такого класса.  Козак-2М1 – это полноценный броневик для выполнения широкого круга боевых задач.

Козак-2М1 даже классифицирован иначе – как «Бронированная Боевая Колесная Машина», а не «специализированный бронированный автомобиль», как предыдущие выпускавшиеся бронеавтомобили. По сути, Козак-2М1 – это «компактный БТР».

– А в чем ключевое отличие?

– Отличие в конструкции ходовой части и в комплектации. Большинство выпускаемых сейчас бронеавтомобилей технически представляют собою специально усиленные полноприводные шасси, на которые установлен бронекорпус. В общем-то, таким являлся и наш предыдущий Козак-2.

А вот Козак-2М1 это машина военного типа – без рамы, с несущим корпусом-монококом, на котором установлена независимая подвеска со встроенной центральной подкачкой шин.  Благодаря этому Козак-2М1 обладает превосходной проходимостью – он может ездить по любым дорогам и бездорожью, в частности, во время испытаний его неоднократно гоняли по специальному танковому маршруту на полигоне, где обычно могут проехать только танки. Кроме того, у машины очень плавный ход и она может ехать по ямам и ухабам с гораздо большей скоростью и устойчивостью, чем бронеавтомобили с рамной конструкцией и цельными осями. Наконец, отказ от рамы в пользу несущего корпуса дал возможность сделать бронеавтомобиль более компактным по высоте, что снижает его заметность и вероятность поражения противником. Наконец, Козак-2М1 по-другому укомплектован – на нем установлена значительно более широкая номенклатура спецприборов.

– Олег Николаевич, получается, что «Практику» можно поздравить с большим успехом, верно?

– Это так, да не совсем так. Испытания автомобиля «Козак-2М1» – это успех не только «Практики». Это совместный успех всего оборонно-промышленного комплекса, Министерства обороны и Вооруженных сил Украины. В работе по созданию машины участвовало большое количество предприятий – как частных, так и государственных. Это большой успех нас всех. Конкретно: Лига оборонных предприятий создавалась для реализации совместных проектов. Проект Козака-2М1 – один из них. От Лиги в нём участвовало порядка десяти предприятий. Для примера назову три. Это учредители Лиги: ООО «Доля и Ко. ЛТД», ООО «Текспротект», НПЧП «Спаринг-Вист Центр»

– А от «Укроборнпрома»?

– Первый Меморандум о сотрудничестве и партнерстве между Лигой и «Укроборнпромом» был подписан в апреле 2017 года. У нас общие задачи и общие проблемы, мы их решаем вместе.

– Какие конкретно предприятия участвовали?

– КПСП «Арсенал», ОАО «Завод „Маяк“», ГП «Оризон-Навигация».

– Что из себя представляют испытания?

– Дело в том, что есть разные виды испытаний. Есть определяющие ведомственные испытания, и есть государственные испытания. Во время ведомственных испытаний проверяется только соответствие машины заявленным производителем характеристикам, а вот во время государственных испытаний проверяется соответствие машины техническому заданию Министерства обороны, то есть тем параметрам, которые хочет получить заказчик.

Но ведомственные испытания – это, так сказать, «облегченная программа». Они длятся максимум пару недель, и машины на них испытываются лишь по ограниченному количеству методик. По результатам ведомственных испытаний издается приказ о допуске к эксплуатации. Такой упрощенный вид испытаний был введен в 2015 году Постановлением №345 КМУ как сугубо временная мера на особый период. Пора отменять!

А вот государственные испытания это другое дело – это серьезные, многомесячные тесты. У Козака-2М1 они длились с октября 2018-го по июль 2019-го года. За это время машина была проверена по более чем 50-ти методикам, при этом каждая методика контролировала несколько параметров (в сумме – более 200-т).

– И много бронемашин проходят и ведомственные, и государственные испытания, т.е. полный цикл?

– Немного. Для примера я скажу, что в начале 2016 года Министерством обороны проводились ведомственные сравнительные испытания 11-ти бронемашин разных производителей. Но лишь трое из этих производителей впоследствии проходили и государственные испытания. Это «Практика», которая прошла госиспытания с тремя машинами – Козак-001, Козак-2 и Козак-2М1. Далее, это «Богдан-Моторс», который закончил испытания с «Барсом-8» в феврале этого года. Наконец, был ещё третий производитель, но его машина не смогла пройти госиспытания.

– Это «Варта»?

– Нет.

– Но как же, насколько я знаю, она закупается едва ли больше всех других бронеавтомобилей, вместе взятых!

– Не ко мне.

– Тогда давайте вернемся к испытаниям и поговорим о них поподробнее. Насколько они сложны?

– В той или иной мере сложны все методики. Неискушённому человеку может показаться, что если испытания на пулестойкость и подрыв – это сложно, то остальное это ерунда. Но это далеко не так. Даже, казалось бы, на первый взгляд простые испытания на самом деле представляют собою сложный процесс. Например, преодоление брода представляют собой не просто проезд по глубокой луже. Нужно заехать в водную преграду на глубину 1,2 м., заглушить двигатель, выждать определенное время и только после этого завестись, и продолжить движение. Все автомобилисты знают, как вода влияет на работу электроники, воздушной системы, выхлопной и других систем автомобиля.

Другой пример – ходовые испытания. Это не съездить из Киева в Ужгород несколько раз по асфальту. Это разные погодные и климатические условия, разные типы грунтов – бездорожье, пески, гололедица. При этом обращаю ваше внимание – эти испытания проводятся при полной загрузке и комплектности экипажа и с постоянным контролем всех основных параметров автомобиля (например, степени износа протектора шин). Всего Козак-2М1 наездил на испытаниях 15 289 км, из которых 5 300 км. по суровому бездорожью. Кстати, упомянутый мною в начале, заезд по танковому маршруту полигона – это было вне программы. Просто проходимость машины так удивила испытателей, что решили они попробовать прогнать её и по маршруту для танков.

– А что в испытаниях для Вас лично было самое яркое?

– Один из идеологов автомобиля – Герой Украины, генерал-лейтенант Забродский М. В. – предложил испытать Козак-2М1 в условиях, максимально приближенных к боевым, и  отправить автомобиль на реальные двухнедельные войсковые учения. Проверить все, что только можно, в том числе авиатранспортабельность и форсирование водных преград. Говорил: «Не волнуйтесь, рядом все время будет гусеничный МТЛБ. Вытащим». Так вот – МТЛБ так и не понадобился.

– В общем, то, что «Практика» прошла такие сложные испытания – это серьёзный рубеж?

– Да, это действительно серьезный рубеж. Но я Вас поправлю – это не «Практика» прошла испытания с Козак-2М1, это ОПК Украины прошел испытания с новой украинской бронемашиной – вот как это правильно звучит.

– Вы сказали, что это успех не только ОПК, но и Минобороны. Что Вы имели ввиду?

– Первую машину мы сделали в 2009 году, основываясь только на своих представлениях. Более того – тогда никто не мог бы нам и помочь советом, потому что никто толком не понимал, какой современная бронемашина должна быть. Но после первой фазы войны офицеры, прошедшие тяжелые бои, потерявшие коллег, уже поняли, что им нужно. Поэтому история создания Козак-2М1 – это отличный пример того, как должен рождаться современный бронеавтомобиль, и это может попасть в учебники.

– Что Вы имеете ввиду?

– Расскажу подробно, так как это очень важно, и потому что наш ОПК, Минобороны и ВСУ совместно создали Козак-2М1.

На первом этапе сформировалась идея машины. Уже существовал бронеавтомобиль «Козак-2», некоторый опыт эксплуатации которого накопился. Генштаб, который определяет потребность наших ВСУ, а конкретно – начальник Вооружения ВСУ генерал-лейтенант Шевцов Н.Н. и начальник Центрального Автомобильного управления ВСУ Вооружения ВСУ генерал-майор Сергий А. П., боевые офицеры – разобрались в возможностях нашего КБ и производства, и инициировали работу по созданию принципиально новой бронемашины. К этой работе были привлечены командующий Десантно-штурмовых войск генерал-лейтенант Забродский М.В. и командующий Сил Специальных Операций генерал-лейтенант Лунёв И.В.. Вместе со своими специалистами, боевыми офицерами и совместно с нашими конструкторами, они сформулировали Общие Технические Требования к будущей машине, на основании которых в последующем, Генштаб ВСУ разработал и утвердил оперативно-тактические требования к ББКМ «Козак-2М1».

На втором этапе замминистра обороны, генерал-лейтенант Павловский И. В., имеющий опыт боевых действий не только на Востоке Украины, но и в различных горячих точках планеты, понимая важность наличия такой машины в ВСУ, организовал работу громоздкого бюрократического аппарата Министерства обороны по подготовке и подписанию Совместного решения, и по организации работ и испытаний.

На третьем этапе Центральный научно-исследовательский институт вооружения и военной техники ВСУ под руководством генерал-майора Чепкова И. Б. разработал тактико-техническое задание на разработку машины.

На четвертом этапе институт подготовил программу методики государственных испытаний.

Наконец, на пятом этапе Черниговский Государственный научно-исследовательский Институт испытаний и сертификации вооружений и военной техники ВСУ под руководством полковника Башинского В. Г., организовал обучение специалистов, подготовил испытательную базу и в составе Госкомиссии провел испытания по разработанным методикам.

Как Вы видите, были объединены усилия сотен людей, десятков производственных предприятий, подразделений Минобороны и ВСУ, и в короткие по мировым стандартам сроки была создана великолепная машина.

И поэтому я утверждаю: Украина может гордиться!

– Насколько я понимаю, конкурентов у этой машины немного?

– Во всем мире найдется не более 10-ти производителей, выпускающих машины такого класса – в США, Швейцарии, Франции. Кстати, на постсоветском пространстве машину такого уровня никто самостоятельно не создал.

– Вы говорите об успехе ОПК, а все только о проблемах, необходимости реформ, отсутствии денег…

– Слушайте, я знаю о проблемах существенно больше, чем многие из тех, кто об этом много шумит. Я обязательно расскажу позднее о работе Лиги в этом направлении на протяжении последних 2,5 лет. А сейчас давайте о хорошем – не так много у нас в стране таких поводов.

– Публикация вызвала большой интерес и у читателей, и у нас – пишущей братии. Накопилось много вопросов.

– Бронемашины – это очень интересная и сложная тема и в рамки этого интервью она не поместиться. Это должно быть темой отдельного разговора. Я хочу сделать небольшой анонс – в ближайшее время мы планируем сделать серию фильмов о бронеавтомобилях – о том, как они задумываются, разрабатываются, производятся и испытываются. Ликбез на тему «Как это делается?».

Кроме того, мы проведем «день открытых дверей», во время которого пригласим журналистов и блоггеров посетить завод, покажем как создаются «Козаки», а затем проведем показательные заезды на разных бронемашинах и пулевые испытания на полигоне. Если кто-то из читающих заинтересовался этим – пожалуйста, на сайте Лиги вы найдете всю необходимую информацию.

– По Вашим словам складывается ощущение, что Украинский ОПК крепкий и способен на многое.

– Да! Как раз тогда, когда вы будете на заводе, мы покажем новую разработку – бронетранспортер «Отаман 6х6». В августе мы планируем приступать к заводским испытаниям. Машина разрабатывалась для нужд Морской пехоты Украины и под руководством их командующего генерал-лейтенанта Содоля Ю.И.. Это ещё более сложный проект, но если всё пойдет успешно – а ресурсы, чтобы довести проект до конца у нас есть – то, «Отаман» станет таким же прорывом, как и «Козак-2М1».

– А Вы оптимист!

– Нет, я реалист. Как часто говорит очень уважаемый мною человек, который очень хорошо знает ОПК и здорово помогает – заместитель министра экономического развития и торговли Бровченко Ю.П.: «Все буде добре!»

Вопросы задавал Иван Ступак

ldc.org.ua