ОПК НЕИЗБЕЖНО СПРОВОЦИРУЕТ ИННОВАЦИОННЫЙ ПРОРЫВ – ЭДУАРД СИМСОН

 

О роли науки в производстве, о возможностях частного сектора экономики, об ОПК как двигателе прогресса, о проблемах государственного управления и об «убыточном» отношении к интеллектуальной собственности информационное агентство «Оборонно-промышленный курьер» беседует с директором Индустриальной группы «УПЭК» по исследованиям и разработкам, доктором технических наук, Академиком АИНУ Эдуардом Альфредовичем Симсоном.

ОПК: Насколько оборонная промышленность может быть драйвером украинской экономики?

— Это риторический вопрос. В мире так и есть. В том же СССР 90% добротной, хорошей науки возникало в связи с оборонными задачами…

ОПК: Почему же в Украине,  воюющей сегодня с превосходящей по силе и технике РФ, оборонная промышленность так и не заработала на полную мощность?

— Во-первых, причина в бедности. Я думаю, что главный момент – не хватает денег. А осваивать имеющиеся средства по назначению мешает воровство и коррупция.

ОПК: Какова роль частных предприятий в украинской оборонке?

— Я не считаю, что должна быть какая-либо разница в форме собственности предприятий, которые участвуют в тендерах, в гособоронзаказе. Должны быть равные для всех правила игры.

Например, мы – важные участники производства бронетанковой техники. Поставляем компоненты, шасси, мосты, обеспечиваем корпус БТР. А сами машины выпускает государственный завод им. Малышева.

ОПК: Вы работаете как субподрядчики в рамках ГОЗ?

— Да. Но при этом где-то половину в стоимостном показателе изделия делается нами.

ОПК: Так что же мешает работать на полную мощность при такой частно-государственной кооперации?

— Малые бюджеты. В Украине в год приходится 2,5 тысячи долларов ВВП на человека. А еще – «никакое» отношение к науке.

Сфера интеллектуальной собственности сегодня в Украине насквозь больна. И реформа, которую ведет МЭРТ, симптоматична. Что называется реформой системы охраны интеллектуальной собственности? Вместо того, чтобы развивать науку, продавать наши изобретения, запускать ноу-хау в производство, нашу интеллектуальную собственность охраняют все — и СБУ, и МЭРТ, все… Там уже и охранять-то особо нечего, по большому счету…

Научные разработки, которые во всем мире являются ключиком, стартером для роста экономики, у нас надежно закапсулированы на уровне госсобственности. И как следствие – ученые стонут от недостатков бюджета. Т.е. наука вместо того, чтобы быть источником новых денег, является проедателем копеечных бюджетов…

ОПК: Что мешает продвижению инноваций?

— Мешает то, что они в государственной собственности. Парадокс ситуации в том, что на балансе НИИ находится здание, мебель, техника, а сами изобретения, то, что является объектом капитализации, они на балансе не стоят. То есть можно унести на флэшке научные труды этого института за десять лет, и не понятно будет это считаться преступлением или нет. Если украсть, скажем, стул – это «расхищение госимущества». А если – научные труды, то – пожалуйста, если, конечно они не военные, не секретные, то это даже кражей не считается… Потому что этой собственности нет. О каких можно говорить инновационных процессах, если весь смысл их заключается в интеллектуальной собственности, которая должна находиться в уставном фонде предприятий. Тогда эти предприятия смогут расти, наращивать капитал, выходить на биржу.

ОПК: Тем не имение наша оборонка нуждается в новых разработках, изобретениях, ноу-хау. И при такой востребованности оборонпрома, наука по-прежнему игнорируется на уровне государства …

— Я все же оптимист, и верю, что рано или поздно все разработки найдут свое применение. Это произойдет по объективным причинам: неизбежно ОПК для обеспечения всем необходимым армии и оборонных структур вынужден будут подняться на другой уровень проблематики. Наиболее яркий пример для нас – пример Израиля, где наряду с мучительным развитием в пустыне сельского хозяйства, никто не спорил, что государству нужна защита. И решение военных задач породило инновационный прорыв Израиля.

ОПК: Над чем сейчас работает возглавляемая вами наука УПЭК?

— У нас есть несколько постоянных направлений. Машиностроение, промышленность – не та сфера, где можно стартапить. Разработку за ночь не придумаешь и за неделю не сделаешь программу. Здесь это тяжелый процесс. И срок беременности нового проекта порой больше, чем у слона.

Одно из наших главных направлений – это подшипники. Мы крупнейшее подшипниковое предприятие страны. Сейчас работаем над тем, чтобы в перспективе появились подшипники для отечественного оборонпрома украинского производства. Сейчас они практически все российские. РФ уже, конечно, не поставляет их легально. Но существуют какие-то коммерческие структуры, которые фантастическими окольными путями все равно что-то вытаскивают из складов…

ОПК: Это программа импортозамещения?

— Да. Но не просто импортозамещения. Это замена продукции агрессора.

К тому же, переход на подшипники мировых производителей – серьезный удар по экономике бронетранспортера, самолета или вертолета. Поэтому одно из наших направлений – это серьезно стратегическое перспективное замещение импортных подшипников отечественными.

Осенью ездили в Италию, и эта поездка в значительной степени связана с аэрокосмическими подшипниками, с нашими намерениями закрыть данный сегмент.

Второе направление – электротехника. Сделали в этом направлении весьма важный шаг. Речь идет об электродвигателях с постоянными магнитами. Убежден, что со временем и военная техника, те же БТР будут на моторколесах. Не на дизеле с трансмиссиями, а с индивидуальным приводом каждого колеса. Над этим сейчас работаем.

И главное — участвуем в решении вопроса поднятия надежности боевой машины… Мы непосредственно занимаемся корпусом БТР. И этот процесс усовершенствования не прекращается. Сотрудничаем с БТЗ по всей Украине.

ОПК: Ваши ожидания от ГОЗ на 2018 год?

— Думаю, объем ГОЗ не будет в том размере, как это декларируется. Это уже стало нашей традицией. Но все равно прогнозы позитивные.

ОПК: Стоит ли предоставить возможность частным украинским оборонным компаниям самостоятельно выходить на внешние рынки?

— Я не знаю точно, как это устроено в других странах. Но не надо в этом вопросе изобретать велосипед. Да, оборона, госсекреты — отрасль деликатная. Но в любом случае наши структуры, которые централизуют данный процесс, вызывают очень серьезные нарекания. И портят репутацию Украины…

Экспортную деятельность должен регламентировать закон. И украинские производители оборонной продукции должны работать не под руководством ведомства или Иван Ивановича, а под руководством закона. Если реформа сведется к созданию другого монопольного ведомства, то ничего не изменится.

ОПК: Сейчас в экспертных кругах обсуждается реформа Укроборонпрома…

— Я об этом и говорю. И думаю, что преобразования будут. Потому что существует уже общая неудовлетворенность деятельностью этой структуры.

ИА «ОПК»