МОРСКАЯ СТРАТЕГИЯ УКРАИНЫ. КРЫМСКИЙ ФАКТОР

20-21 июня в Национальном университете обороны Украины им. Ивана Черняховского прошел международный форум: «Морская стратегия государства. Развитие и реализация морского потенциала Украины», в работе которого приняли участие представители Министерства обороны, Генерального штаба ВС Украины, администрации Госпогранслужбы Украины, Ассоциации судостроителей Украины, СМИ, военные атташе ряда иностранных государств, эксперты  и т.д.

ИА «ОПК» продолжает освещение результатов данного мероприятия.

Эксперты крымского департамента ГО «Майдан Закордонних справ»  Андрей Клименко и Татьяна Гучакова представили вниманию участников форума свою новую работу «Серая зона» Крымский полуостров: четыре года оккупации». Сделав подробный доклад о положении дел на оккупированном полуострове и незаконной экономической деятельности оккупационных властей, включая использование производственных мощностей захваченных украинских предприятий для нужд ВПК РФ.

По сообщению экспертов, Кремль относится к Крыму, как к военному трофею, включая экономику. В Крыму сегодня реально работают только две отрасли — строительная (инфраструктурные объекты, как следствие оккупации – Керченский мост, терминал в аэропорту Симферополя и т.п.) и оборонная, — все, что связано с военной промышленностью, обслуживающей интересы ВС РФ.

Прежде всего, это 13 крымских предприятий ГК «Укроборонпром» и целый ряд других организаций и учреждений, в т.ч. судостроительных и судоремонтных заводов в Феодосии, Керчи и Севастополе, в т.ч. частной формы собственности, захваченных в 2014 году у прежних украинских владельцев и незаконно интегрированных в состав структур ВПК РФ.

Например, на крупнейшем судостроительном заводе «Залив» развернуто серийное строительство ракетных корветов пр. 22800 (шифр «Каракурт»), в 2019 г. планируется передать ЧФ первый из 3-х кораблей. Еще три таких корабля строятся на феодосийском ПО «Море».

Там же осуществляется окончательная достройка патрульных кораблей (фактически корветы дальней зоны) пр.22160 типа «Василь Быков», строящихся в Зеленодольске (Татарстан) и переводятся по внутренним водным путям на Черное море. Всего заказано три таких корабля. В итоге, ЧФ РФ может получить в среднесрочной срочной перспективе до 9 новых ракетных корветов, каждый из которых будет иметь на вооружении по 8 ракет типа «Калибр-НК». Кроме того, на феодосийском заводе  по заказу ВМФ РФ осуществляется постройка 2-х судов комплексного снабжения пр. 23131 и 2-х  кабельных судов пр.15310.

Важно отметить, что каждое из захваченных крымских предприятий интегрировано оккупантами в состав более крупных российских корпораций или находится у них в аренде. Все они имеют российских «кураторов», обеспечивающих их заказами в интересах МО РФ. При этом некоторые российские предприятия имеют свои активы и в Европе.

Например, до недавнего времени «куратором» незаконно присвоенного РФ феодосийского ПО «Море» являлось Открытое АО «Пелла» (Санкт-Петербург), также владеющее с 2014 г. заводом в Гамбурге в рамках business as usual. И при этом «Пелла» пока не находится под международными санкциями. В настоящее время «Море» включили в состав корпорации «Ростех».

Зеленодольский судостроительный завод им. А.М. Горького в 2014 г. незаконно произвел рейдерский захват завода «Залив» (Керчь). Зеленодольский завод также пока не находится под действием международных санкций. Между тем, именно там строятся ракетные МРК типа «Буян-М» и типа «Василь Быков». Первые из них обстреливали Сирию крылатыми ракетами «Калибр-НК», а после передислокации в Черное море и на Балтику угрожают странам Европы.

В этой связи эксперты обоснованно полагают, что против всех подобных российских фирм-«кураторов» должны быть введены дополнительные санкции за их незаконную деятельность в Крыму и захват украинских заводов. Это должно стать задачей для МИДа и правительства Украины на ближайшую перспективу.

Продолжается качественное и количественное усиление группировки ВС РФ в Крыму и ЧФ в целом. По неподтвержденным данным, РФ уже якобы разместила на оккупированном полуострове ядерное оружие. Но и без него РФ обладает значительным военным превосходством на суше, на море и в воздухе. Так, в конце мая с.г. из состава Каспийской флотилии ВМФ РФ на Черное море перешли 5 кораблей (2 МРК, 2 бронекатера типа «Шмель», 1  сторожевой катер типа «Гриф»). Катера остались в Керчи в составе специально созданного отряда по охране Керченского моста, а оба МРК («Град Свияжск» и «Великий Устюг») пр. 21631 (шифр «Буян-М») перешли в Севастополь. С учетом включения 1 июня в состав ЧФ  МРК  «Вышний Волочек» число кораблей этого же типа достигло трех единиц.

Общее же число кораблей-носителей КР «Калибр» двух модификаций в составе ЧФ составляет сегодня 11 (в т.ч. 6 подводных лодок пр.636.3, 2 фрегата пр.11356 и 3 МРК пр. 21631). В перспективе число кораблей-носителей указанных ракет в составе ЧФ будет увеличиваться. Все они имеют возможность наносить избирательные удары по объектам не только на всей территории Украины, но и далеко за ее пределами (Румыния, Болгария, Турция, Польша и др.).

Помимо этого, Россия активно поставляет на экспорт зерно, выращенное в Крыму. По данным  агентства Reuters,  с июля 2017 года по май 2018 года РФ поставила в Сирию как минимум 170 тыс. тонн крымского  зерна в обмен на поставки овощей и оливкового масла.

По данным экспертов, после планируемого в 2018-2019 гг. ввода в строй Керченского моста логистика поставок для сирийской группировки войск может быть переведена на порты Крыма с тем, чтобы исключить возможное попадание под санкции порта Новороссийск.

Крымский фактор имеет большое значение и с точки зрения перспектив возрождения украинского флота. Крым неразрывно связан с морем, а море – это флот во всех его видах. По мнению Андрея Клименко, одним из условий этого возрождения является осознание роли и значения моря и морской составляющей для Украины в широком понимании, на уровне менталитета граждан. Граждане Украины просто должны ощутить себя морской нацией, избавившись от сухопутного образа мышления. Сейчас эти процессы уже идут, что важно само по себе, причем уже в условиях войны. Важно помнить, что Украина имеет самую протяженную на Черном и Азовском морях береговую линию и соответственно, морскую границу — 1355 км, из них 1056, 5 км — на Черном море, 249,5 км-на Азовском море и 49 км –  в Керченском проливе.

По мнению Андрея Клименко, руководителя Крымского департамента ГО «Майдан Закордонних справ», осознание украинцами себя в качестве морской нации и предопределит положительные сдвиги в остальном. Поэтому, как полагают эксперты МЗС, возрождение морского потенциала ускорит возвращение Крыма, что в свою очередь, должно обусловить и возвращение временно утраченного доступа к морским богатствам.

Вместе с тем, как отмечалось в докладе экспертами МЗС, наибольшей проблемой в крымском вопросе является отсутствие в Украине на протяжении 4-х лет четко сформулированной политической воли и общественного заказа на решение проблемы, а также соответствующих структур.

Так, хотя Крымский полуостров законодательно определен в качестве временно оккупированной территории, ни в одном законодательном акте Украины даже не стоит задача деоккупации или восстановлении украинского суверенитета над Крымом, хотя речь идет о территориальной целостности Украины.

Поэтому все действия украинских властей в данном направлении отличались отсутствием системы и координации. Одним из следствий сложившегося положения является то, что несмотря на убежденность подавляющего большинства наших граждан в принадлежности Крыма Украине, у них пока нет твердой уверенности  в том, что возвращение полуострова относится к числу достижимых задач.

 

По мнению Андрея Клименко, Черное и Азовское моря фактически превращаются Кремлем в «российские озера» и Украине при разработке своей Морской стратегии следует исходить прежде всего из этого. Между тем, по мнению эксперта, именно через эти моря проходят  очень важные для интересов Украины морские коммуникации. Для Азовского моря это маршруты  Стамбул-Мариуполь и Стамбул-Бердянск, уже ограниченные по тоннажу проходящих судов вследствие строительства Керченского моста.

Обстановка на Азовском море в последнее время также осложняется по инициативе российской стороны. За последний месяц отмечено 52 случая незаконных остановок российскими морскими пограничными катерами с досмотром 36 судов. При этом в 90 % случаев это происходит в одном районе, в 6-20 милях от побережья близ Мариуполя и/или Бердянска. Такие действия можно рассматривать с одной стороны, как и откровенную демонстрацию силы вблизи украинских берегов, а с другой – как нарушение свободы мореплавания и провокацию, направленную против иностранных судовладельцев с целью создания дополнительных трудностей для украинского экспорта и, как следствия, негативного влияния на украинский экспорт и экономику в целом.

Остановку и досмотр судов, следующих в украинские порты, правомерно рассматривать, как отработку кораблями ФСБ и ЧФ РФ одного из ее элементов возможно планируемой Россией морской блокады Украины на Азовском море, что требует соответствующего реагирования, как официального Киева, так и международных организаций.

Каждая задержка судна должна документироваться и оспариваться в судах, а российской стороне со стороны судовладельцев должны выставляться соответствующие иски. К сожалению, слабость украинской позиции здесь заключается в отсутствии в акватории Азовского моря кораблей и катеров ВМСУ и малочисленности Мариупольского отряда кораблей  Госпогранслужбы.

По данным наших морских пограничников, нагнетание РФ обстановки в Азовском море имеет целью также вызвать недовольство местного населения в украинских приморских городах. Так, в Бердянске в местных СМИ даже предлагалось отпустить задержанный пограничниками керченский СЧС «Норд», чтобы все успокоилось, и можно было вести промысел, как обычно.

По мнению заведующего кафедрой ВМС Национального университета обороны им. Ивана Черняховского капитана 1 ранга Степана Якимяка, стратегической целью РФ на Азовском море является экономическое ослабление Украины. Отсюда вопрос – место и роль ВМСУ в защите экономических интересов на Азове. По данным эксперта, еще в 2014 года делались определенные расчеты по созданию и численности группировки ВМСУ на Азовском море. К сожалению, ни один из них не был реализован.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ. ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ СТАТЬИ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ В БЮЛЛЕТЕНЕ ЦИАКР, №12, 2018

Владимир Заблоцкий,

специально для «ОПК»