ЛИХОРАДКА НА ВЗЛЕТНОЙ ПОЛОСЕ, ИЛИ О КАДРОВОМ АСПЕКТЕ ДЕГРАДАЦИИ САМОЛЕТОСТРОЕНИЯ

Сразу по существу: если говорить о тяжелой болезни самолетостроительной отрасли, кадры решают далеко не все. Наблюдения за авиастроением свидетельствуют, что роль менеджмента в развитии отрасли – решение не более 30% задач. Если правительство будет ожидать успехов от удачных назначений, а непосредственно президент и премьер-министр не будут лоббировать заказы (как например, это делают первые лица США во время ближневосточных турне), никакого чуда не произойдет. И основательно промокшая визитная карточка Украины окончательно пойдет ко дну. Есть, впрочем, вопросы и к парламенту. Так, парламентом продлены льготы для ввоза иностранных региональных самолетов в Украину (их ВРУ продлила до 2023 года, по другим данным – до 2021 года) – для воздушных машин с весом от 10 до 30 тонн и вместимостью от 44 до 110 пассажиров – т.е. прямых конкурентов Ан-140, Ан-148, Ан-158). Кстати, именно парламент (в условиях отсутствия правительственного органа реализации военно-промышленной и военно-технической политики) мог бы отрегулировать проблему принятия решений на прямой импорт. Такие, как, скажем, оглашенное министром МВД Арсеном Аваковым намерение закупить у Франции гигантскую партию из 55 вертолетов производства компании Airbus Helicopters. За такие деньги можно построить более десятка различных самолетов Антонова – для Минобороны, МинЧС, ГПСУ. На фоне предполагаемого импорта вертолетов ориентировочным объемом в 9-10 млрд. долл. на поддержку отечественного авиастроения на будущие пять лет власти запланировали 7,5 бюджетных миллиардов, что, мягко говоря, выглядит странно по отношению к отечественному производителю.

Но последней каплей «убивания» самолетостроения стала передача отрасли в 2015 году в ГК «Укроборонпром», которое, после ликвидации должности генерального конструктора фактически приступило к разрушению конструкторской школы. На фоне прожектов типа создания боевого самолета или ударного беспилотника. Разумеется, ни бывший автодилер Михаил Гвоздев (обещавший по 25 самолетов в год), ни правовед-менеджер от СБУ Александр Коцюба, ни тракторостроитель Александр Кривоконь не имели шансов совершить чудо и спасти рассыпающий колосс. Однако – об этом твердят и на самом ГП «Атонов», — именно с 2015 по 2018 годы предприятие, а с ним и вся отрасль, оказались на грани катастрофы.

На проблемах отрасли останавливаться больше не стану, детальнее выразил свое мнение в статье в газете «День» (https://day.kyiv.ua/uk/blog/polityka/krute-pike)

 

Далее – сугубо о кадровом вопросе. Поскольку выбор нового менеджера номер один в авиастроительной отрасли может решить стартовую задачу – прекращение деградации школы авиастроения и гармонизации самого пространства обитания отрасли. Сразу оговорюсь: чтобы разобраться в данной проблематике, пришлось определенное время провести на самом ГП «Анотонов» (с целью выслушать ряд сотрудников и менеджеров), а также провести ряд встреч с представителями в Минэкономразвития, Администрации Президента Украины, «Укроборонпрома». И еще одно: своей задачей я вижу не назначение какого-то конкретного человека, а формирование действенной системы и создание соответствующей экологии, которая позволит отрасли развиваться, а каждому украинцу – гордиться нашими самолетами.

Итак, отрасль «легла» вследствие отсутствия государственной политики, в которой кадровый аспект – лишь небольшая, но существенная часть перекосов. И именно Александр Кривоконь оказался фигурой, от которого предприятие с персоналом почти 9,5 тыс. чел. начало лихорадить. Говорят, понимая ситуацию, руководитель ГП «Антонов» уже дважды подписал документы о повышении заработной платы (новый начнет действовать с 1 мая). Тем не менее, многие, уважая волевой характер нынешнего президента ГП «Антонов» и его участие в Афганской войне, говорят: он оказался первым менеджером, которого ни коллектив, ни менеджмент «не принимает ни в каком виде». Абсолютно! И потому твердо настаивают на его смене (впрочем, насколько мне известно, принципиальное решение сменить Александра Григорьевича принято уже как минимум три недели назад, а глава Наблюдательного совета ГК «Укроборонпром» Михаил Згуровский уже рассматривает кандидатуру, предложенную коллективом головного предприятия отрасли).

Но дело не в этом. А том, какой должен быть новый руководитель фирмы Антонова, какими качествами должен обладать. Должен ли он непременно быть выходцем из отрасли, или, тем более, из самого ГП «Антонов». На этот счет мнения различаются. Одни уверены, что главное – это должен быть гибкий, авторитетный политик. Которого будут знать и принимать в главных кабинетах на Банковой и на Грушевского. Потому что от этого будет зависеть главный аспект выходы из кризиса – финансирование отрасли, а именно, обеспечение заказами. Как минимум, один такой положительный пример известен. Скажем, когда Сергей Бондарчук в 2005 году возглавил «Укрспецэкспорт», у многих был скепсис как раз по поводу компетенции нового молодого менеджера. Но, не ломая систему и прислушиваясь к профильным специалистам, а также обеспечив мостик между «УСЭ» и Банковой, он сумел к 2009 году добиться рекордного числа контрактов. Возможны ли похожие версии применительно к самолетостроению? Наверное, да. Но, хотелось бы наверняка, настаивают апологеты назначения профессионала. Чтобы без экспериментов, на которые у отрасли уже нет времени и сил (в этом контексте небезынтересна информация, что немало специалистов увольняется с ГП «Антонов», чтобы частным образом перебраться в Китай или в созданную неподалеку фирму, которую инвестирует небезызвестный Boeing).

В отрасли настаивают: генеральный менеджер «из своих» ныне лучшая версия. В отношении конкретных кандидатур мнения расходятся, но, с учетом мнения «выходцев» из фирмы, чаще других в качестве желательных претендентов называют:

Донца Александра Дмитриевича, вице-президента ГП «Антонов» по вопросам производства;

Семенца Александра Ивановича, главного конструктора по прочности;

Лося Александра Васильевича, вице-президента по проектированию.

Еще несколько опрошенных мною специалистов предложили остановиться на кандидатуре более молодого Геннадия Ивановича Габрука, хорошо зарекомендовавшего себя в работе с Китаем.

При этом стоит отметить, что на ГП «Антонов» категорически не приемлют людей, которые когда-то были сотрудниками фирмы, но вошли с нею в конфликт.

В первую очередь есть смысл вспомнить Сергея Вадимовича Меренкова, который в 2014 году мог возглавить предприятие, но вследствие неожиданно ожесточенного противодействия активной части коллектива такая попытка провалилась. На ГП «Антонов» меня вооружили пачкой копий документов, изучение которых может привести только к одному выводу: Сергей Меренков не может ни при каких обстоятельствах стать президентом ГП «Антонов». Из упомянутых документов внимания заслуживает депутатский запрос премьер-министру Украины А.П.Яценюку и генеральному прокурору Украины В.Г.Яреме, подписанный двумя десятками народных избранников. В нем, среди прочего, утверждается, что «С.В.Меренков три года тому (запрос датирован 12.08.2014) работал в ОПК РФ, а восемь лет тому он был уволен за ведение несанкционированных переговоров с представителями Иранской компании HЕSA и передачу информации представителям Ирана, которая привела к не подписанию важного для Украины контракта». Кроме того, депутаты вполне справедливо указывали, что «Меренков С.В. не имеет практического опыта руководства таким крупным предприятием как ГП «Антонов»». Есть и датированная 3 ноября 2006 года рекомендация СБУ отстранить господина Меренкова от информации с ограниченным доступом. И еще многое другое. Чтобы соблюсти справедливость, необходимо сказать, что С.В.Меренков имеет «свою пачку» документов, подтверждающих его непричастность и предвзятое отношение менеджмента предприятия. Среди них, как говорил известный киногерой, есть «броня» — выданный СБУ документ (подписанный зампредом В.Пидболячным), в котором указывается следующее. Во-первых, «администрация ГП «Антонов» в СБУ по поводу контактов С.В.Меренкова в СБУ не обращалась», а, во-вторых, «в состав рабочей группы, расследовавшей указанные события (то есть, возможность передачи документов, информации иранской стороне – В.Б.), сотрудники СБУ не входили». Собственно говоря, подтвержденной (записанной) информации о том, что именно вследствие названной Меренковым стоимости Ан-140 было сорвано подписание контракта, не существует. Зато имеется очевидное: с апреля 1999 года Меренков работал на должности «главного специалиста по самолету Ан-140 и его модификациям отдела главных конструкторов». В 2006 году (не важно, за что) он был отстранен от занимаемой должности. Вряд ли у кого-нибудь могут возникнуть сомнения, что данный опыт достаточен для того, чтобы возглавить головное предприятие отрасли. Потому что одно дело – правильно выписать проблемы самолетостроения, и совсем другое – уметь решать их во взаимодействии с коллективом крупнейшего предприятия.

В этом материале невозможно не упомянуть еще одну фигуру – бывшего ведущего конструктора КЭО-6, заместителя главного конструктора по Ан-124 Анатолия Григорьевича Вовнянко. В силу того, что в своих недавних критических материалах он прямо говорит о желании вернуться в состав менеджмента ГП «Антонов». На предприятии, впрочем, соглашаются с оценками А.Г.Вовнянко состояния  отрасли (правда, в причинах, по мнению нынешних менеджеров, совершена подмена понятий), говорят о его реальной компетенции. Но добавляют, что по морально-этическим соображениям он не может быть возвращен в когорту руководителей ГП «Антонов». На предприятии утверждают (опять-таки, подтверждая это протоколами и документами), что А.Г.Вовнянко в 2008 году без согласования с руководством предприятия «организовал работы и передачу их результатов сторонним организациям без заключения соответствующих договоров, что повлекло нанесение ущерба предприятию». В переводе на обычный язык, на ГП «Антонов» объясняют, что данный конструктор попросту передал российской стороне конструкторскую и техническую документацию по внедрению системы спутниковой навигации «Абрис» и Руководство по летной эксплуатации Ан-124 в редакции 2003 года.

Надо отдать должное, ГП «Антонов», в самом деле, является необычным предприятием. Не только отраслеобразующим, но имеющим чрезвычайно консолидированный однородный персонал. Что, безусловно, требует от руководства ГК «Укроборонпром» тщательного подбора и взвешенных оценок кандидатуры нового первого лица.

Можно надеяться, что обновление руководящего состава (ведь А.Г.Кривоконь, к слову, привел на ГП «Антонов» два десятка менеджеров, не имеющих отношения к авиастроению) позволит, как минимум, вернуться к серийному производству самолетов, возможно, к заключению задекларированных контрактов с Саудовской Аравией, Азербайджаном и Китаем, удержать распад школы Антонова. Но так же очевидно, если меры не будут приняты на уровне главы государства и главы правительства, коллапса отрасли не избежать. Они, кстати, это превосходно знают.

Валентин Бадрак

директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР)