КАК УБИТЬ НАШУ «ОБОРОНКУ»

Министерство финансов Украины решило залатать дыры в бюджете за счёт госпредприятий. По инициативе Минфина Кабинет министров Украины подготовил постановление, по которому часть чистой прибыли, которую должны перечислять госпредприятия в бюджет, будет увеличена до 90%. Включая и оборонные госпредприятия, которые находятся под крышей Национального космического агентства и в составе госконцерна «Укроборонпром».

Если это решение вступит в силу, то итог скоропалительной идеи вполне прогнозируем. Сначала – паралич, а потом и клиническая смерть государственной оборонной промышленности уже в течение ближайшего квартала. Модернизировать танки, производить нужную высокоточную «Вильху» и доводить до серийного темпа крылатый «Нептун» будет просто негде и некому. И разговоры о необходимости развития нашей оборонной промышленности будут выглядеть как издевка. Сгущаю краски? Тогда детали.

Доим чаще, чем кормим

Вряд ли нужно объяснять, что наша оборонная промышленность с ее производственной базой, при всем уважении к нашим конструкторам и инженерам, вовсе не мировой «хай-тек». Реальность такова, что объем произведенной продукции на одного работающего в оборонной сфере (округленные данные за 2017 г.) таковы: в США – около $450 тыс., в Европейском Союзе – около $300 тыс. , в России – $50 тыс. У нас – не более $15 тыс.
Корни нашего аутсайдерства понятны. Промышленные фонды старели, станки не закупались, новые технологии не внедрялись. Износ основных производственных фондов в «оборонке» составляет 65-80%, довоенные темпы их обновления — 2,5-3% в год. Война с Россией заставила заниматься переоснащением более активно, но первые заметные ростки стали появляться лишь в 2018 г. При этом параллельно, с различной степенью успешности, решались задачи и импортозамещения – замена комплектующих российского производства, которые необходимы для ремонта и модернизации нашей военной техники.

Откуда госпредприятия берут средства для финансирования технического перевооружения, создания и расширения производственных мощностей, отработки новых технологических процессов, для подготовки новых и модернизированных видов продукции, изготовления опытных образцов и даже для погашения кредитов, взятых под эти святые в нашей реальности задачи?
Основной источник как для унитарных предприятия, так и акционерных обществ с государственным участием один – за счет прибыли. Правда, получить прибыль госпредприятию при выполнении того же Гособоронзаказа для родного Минобороны весьма непросто. Расклад такой: реальная прибыль для предприятия, который выполняет контракт для Минобороны, не превышает 7-8%. Это даже не покрывает уровень инфляции. Если говорить жестко, то фактически выполнение ГОЗ при существующих правилах игры в отношениях между Минобороны и производителями вооружений наносит прямой ущерб предприятиям, выполняющим госзаказ. Так утверждают сегодня и частники, и государственники. Не буду вдаваться в детали, тут пока важна общая канва.

Но даже если при этом сюрреализме госпредприятие справилось с задачей, поставило продукцию или в армию, или на экспорт (что гораздо выгодней), то по итогу оно заплатит 18% налог на прибыль, и направит в бюджет 30% от своей прибыли как дивиденды государства.
Фиксируем: 30% — это та часть чистой прибыли, которую сегодня перечисляют госпредприятия оборонного сектора в бюджет.

А если 90%?

Задрав планку отчисления прибыли до 90%, своим решением Кабинет министров изымает всю прибыль, которую получает или пытается получить предприятие. Оценки такого решения у специалистов в экономической области, с которыми общался по этому поводу, весьма схожи. Коротко они сформулированы так: «30% — это оптимальный баланс между выводом средств в интересах собственников и реинвестирование остатка прибыли в развитии производства. 50% – критическая величина, на грани выживания. 90% – это быстрая клиническая смерть любого предприятия. При этом специфика ведения налогового и бухгалтерского учёта такова, что размер начисленной прибыли будет всегда больше, чем объем средств на счётах предприятия. Так как эта «прибыль» может находиться в запасах, в основных средствах, в оплаченных комплектующих и так далее. Все государственные предприятия «оборонки» через короткий промежуток времени станут убыточными по одной простой причине. У них не будет достаточного финансового ресурса для ведения оперативной деятельности».

Показательно, что против «решения 90%» выступили Минэкономразвития и Минюст. Вывод их экспертов таков:

«Чистий прибуток підприємства є основним джерелом його розвитку і вилучення 90 відсотків чистого прибутку до державного бюджету позбавляє підприємства можливості фінансування капітальних інвестицій за рахунок власних коштів. Це унеможливлює оновлення матеріально-технічної бази, створення нових сучасних потужностей, зменшує рівень інвестиційної привабливості і конкурентноздатності підприємств та призводить до додаткового залучення кредитних коштів. Враховуючи викладене, з метою уникнення негативних наслідків як для підприємств України, так і в перспективі для економіки держави в цілому встановлення частки відрахування до державного бюджету частини чистого прибутку у розмірі 90 відсотків потребує додаткового обґрунтування». Сказано очень четко, но…

Вместо допобоснования

Cудя по решению Кабмина, верх взяли аргументы Минфина. Их суть такова – «збільшення нормативу відрахувань частки прибутку до 90% для всіх державних підприємств дає змогу збільшити суму надходжень до державного бюджету України у 2019р.», а бюджет должен быть сбалансирован и расходы должны соответствовать доходам.

А что ж тогда вдруг случилось с доходами в стране?
По информации, которой я доверяю, за весь прошлый 2018 г. и первый квартал 2019 г. наша доблестная таможня вместе с государственной фискальной службой недовыполнили план поступлений в государственный бюджет Украины аж на 23 млрд. гривен (для сравнения — на 2019 г. на весь ГОЗ для закупки новой и модернизированной техники запланировано 16,3 млрд грн.) Наибольшее падение поступлений в госбюджет от таможни и ДФС, кстати говоря, произошло именно в первом квартале текущего года. Эту картину дополняют и официальные данные Счетной палаты Украины. По результатам первого квартала 2019 г. в стране наибольшее невыполнение (на 12%) планового показателя по уплате НДС с ввезенных на территорию Украины товаров — на 9 млрд. грн. В наших реалиях такое «падение» — лишь активизация серых схем на таможне, занижение таможенной стоимости импортируемых товаров.

Стоит ли пояснять, почему в государстве такой разительный провал с доходами в именно в первом, политически жарком квартале? Ответ прост, как формула воды. Кто-то активно «паковался» для жизни за пределами страны, а кому-то крайне нужны деньги на выборы. Сначала президентские, потом – парламентские. Так может, все-таки будем искать источники дополнительных поступлений в правильных местах? Или проще за все расплатиться предприятиями «оборонки»? И лучшая альтернатива — их банкротство, обесценивание и продажа за копейки?

Уверен, что у этой истории еще будет продолжение. И она станет показательным маркером для оценки действий всех ветвей власти по отношению к оборонной промышленности. Ну, при условии что «оборонка» еще нужна нашей стране. Или, может, я чего-то уже не знаю?

 

Сергей Згурец,

директор информационно-консалтинговой компании Defense Express,

https://www.facebook.com/szgurets/posts/2000740660053749