ГОСПРОГРАММА ВООРУЖЕНИЙ РФ: «УЗКИЕ МЕСТА»

В российской госпрограмме вооружений до 2027 года нашли «слабые точки»

Российские эксперты предупредили о возможных рисках срыва программы создания новейшего российского оружия. Особую настороженность в условиях санкций у аналитиков вызывает состояние российской специальной металлургии.

​Выполнение принятой в РФ в январе Государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018–2027 годы стоимостью более 19 трлн руб. столкнется с серьезными проблемами из-за набора нерешенных проблем в российской военной промышленности, предупреждают эксперты Центра анализа стратегий и технологий в докладе «Риски выполнения ГПВ-2027, связанные с нехваткой современных конструкционных материалов».

Наряду с традиционными угрозами, такими как экономические трудности и санкции, существуют «слабые точки», известные лишь специалистам, говорится в докладе. Речь идет о рисках, связанных с производством современных конструкционных материалов, отсутствие или недостаток которых может блокировать либо надолго задержать запуск в серию финальных образцов вооружений.

Оружие на 19 трлн руб.

В январе президент РФ Владимир Путин объявил об утверждении Государственной программы вооружений на 2018–2027 годы. В Минобороны России заявили, что на ее реализацию предусмотрено 20 трлн руб., из них 19 трлн –– на закупки, ремонт и разработку вооружений, военной и специальной техники и 1 трлн — на строительство соответствующей инфраструктуры.

В ближайшие десять лет эти средства пойдут среди прочего на работы над зенитной ракетной системой С-500, межконтинентальными баллистическими ракетами «Сармат» и «Рубеж», заменой комплексов «Тополь» на более современные «Ярсы». В том числе в приоритете проекты бронетехники на базе платформ «Армата», «Курганец» и «Бумеранг», а также поставка новых танков Т-90М.

Военными и промышленностью РФ намечены принятие на вооружение истребителей пятого поколения Су-57 (известны также как ПАК ФА и Т-50) и МиГ-35, модернизация стратегических бомбардировщиков Ту-95МС, Ту-160М и Ту-22М3, а также работы над перспективным комплексом дальней авиации (ПАК ДА).

Для Военно-морского флота в программе заложено строительство подводного крейсера стратегического назначения «Борей-Б», надводных кораблей с крылатыми ракетами «Калибр» и гиперзвуковыми «Циркон», а также два вертолетоносца, оснащенных новейшими морскими вертолетами Ка-52К «Катран».

Санкции, макроэкономические и политические риски

Среди традиционных угроз эксперты Центра анализа стратегий и технологий перечислили те, с которыми может столкнуться любая многолетняя программа модернизации вооруженных сил. В первую очередь речь идет об экономических рисках, связанных с излишне оптимистичным прогнозом макроэкономического развития страны, к которому привязаны программы вооружений.

Существующие риски ужесточения международных санкций в отношении России неизбежно ведут к исчезновению доступа к внешним заимствованиям и импорту технологий и материалов.

К внешнеполитическим рискам эксперты относят, с одной стороны, возможную эскалацию конфликта с Украиной, что может стать причиной корректировки объема и направленности военных расходов, с другой — гипотетическую разрядку отношений с Западом и странами Европы. В последнем случае российское руководство может сократить военные расходы и, соответственно, пересмотреть программу вооружений.

Говоря о внутриполитических рисках, эксперты обращают внимание, что практически вся палитра оппозиционных сил в России выступает за сокращение военных расходов и перераспределение их в пользу социальных.

Отдельные риски заключаются в трудностях с привлечением качественного персонала из-за недостатка инвестиций в человеческий капитал, слабого уровня менеджмента и кризиса профессионального технического образования. К традиционным производственным рискам, по мнению экспертов Центра анализа стратегий и технологий, относятся многолетний кризис национального станкостроения и устаревшие станки.

Кроме того, аналитики центра отмечают, что на старте невозможно учесть все технические, организационные и финансовые проблемы, которые возникают при создании вооружений нового поколения. А в условиях санкций практически невозможно кооперироваться с разработчиками из других стран.

Угрозы материального характера

Принципиальным отличием новой программы станет переход к производству вооружений нового поколения, существенно отличающихся технологически от предыдущих и широко использующих высокотехнологичные конструкционные материалы, подчеркивают авторы доклада.

По их словам, речь идет не столько о композитных материалах, а в первую очередь о продукции специальной металлургии — конструкционных, специальных и броневых сталях.

В военном кораблестроении сталь — пока главный конструкционный материал (92%). В будущем композиты потеснят ее в качестве основного конструкционного материала подводных лодок, однако это произойдет не ранее 2030-х годов, когда будет создана соответствующая производственная база, считают эксперты центра. Пока же конструкционным материалом ВПК остается сталь, подчеркивают авторы доклада. Существенной остается роль стали и в производстве вооружения для Сухопутных войск (72%).

Из-за санкций ситуация в металлургии, в частности в производстве спецсталей, усугубляется невозможностью рассчитывать на импортные поставки, к чему широко прибегали ранее, отмечают аналитики центра. По их мнению, эти риски являются одними из самых недооцененных рисков ГПВ-2027.

Сегодня российское машиностроение полагается преимущественно на импорт, констатируют аналитики центра (по данным ассоциации «Спецсталь», 77% в 2017 году). После распада Советского Союза, когда резко упал оборонный заказ, производство специальных сталей пришлось сокращать, а сохранившиеся производители вынуждены были переходить на более рядовые марки стали, которым было проще найти покупателя на внешних рынках. После событий 2014 года, ввода санкций и резкого ухудшения отношений с Украиной, чья продукция пока занимает важные позиции на российском рынке, зависимость от импорта спецсталей стала угрожать развитию национального машиностроения.

 

 

Особые проблемы для российской оборонки создает ситуация вокруг флагмана российской спецметаллургии — волгоградского металлургического комбината «Красный Октябрь». Его продукцию используют УВЗ для производства «Арматы» и ОАК для Су-57. Однако предприятие может приостановить свое производство на фоне спора хозяйствующих субъектов и уголовных дел. Если это случится, рассчитывать на иностранных коллег в вопросе покупки базовых компонентов и конструкционных материалов не получится из-за принятых недавно санкций CAATSA. Результатом может стать срыв важнейших оборонных программ, предупреждают эксперты центра.

Среди отраслей ВПК лишь в авиастроении и ракетостроении сталь и материалы на основе железа никогда не играли ведущей роли — здесь на смену алюминию идут композиты. По данным Центра анализа стратегий и технологий, конструкция современных летательных аппаратов на 70% состоит из алюминиевых сплавов, доля стали и композитных материалов — по 11%, еще 7% приходится на титановые сплавы, оставшийся процент — на другие материалы.

Опасная зависимость

Ранее в интервью журналу «Экспорт вооружений» генеральный директор АО «НИИ стали» Дмитрий Купрюнин утверждал, что российская металлургия полностью обеспечивает промышленность броневыми сталями собственного производства. Однако в Центре анализа стратегий и технологий считают, что невнимание к проблемам отрасли может привести к тому, что России придется полагаться на поставки материалов для военной продукции из-за рубежа.

В некоторых боевых машинах российского производства действительно используется импортная сталь, но в целом с производством стали в России ситуация не столь критична, считает главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. По его словам, в России действительно выпускается не вся номенклатура, которая нужна машиностроению, но при этом не во всех случаях нужно импортозамещение.

 

«Если у тебя в изделии используется импортная сталь, которую ты можешь купить на любом рынке, она точно не попадает под ограничения, и ее производят десяток стран — зачем изобретать велосипед?» — считает эксперт.

Ситуация, когда группа важных производств зависит от одного специализированного поставщика материалов, вообще типична для оборонки по всему миру, говорит ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, военный эксперт Василий Кашин. По его словам, это следствие узкой специализации военных производств и их технологий.

«Простейший пример — история с Байкальским ЦБК, который долго не могли закрыть, несмотря на загрязнение им Байкала. Там было производство беленой целлюлозы, компонента твердого ракетного топлива. Закрытие могло поставить под угрозу программы производства баллистических ракет», — отмечает Кашин.

vpk.name